Мнение

Под ковшом экскаватора рухнул суд

А, может быть, судебная власть и сама превратилась в «незаконный ларек», так что любой чиновник вправе ей указать: «вас тут не стояло!»

Фото: «Новая газета»

Политика

Леонид Никитинскийобозреватель, член СПЧ

А, может быть, судебная власть и сама превратилась в «незаконный ларек», так что любой чиновник вправе ей указать: «вас тут не стояло!»

За звоном стекол, грохотом кирпичей и плачем разоряемой мелкой буржуазии мы даже не заметили, как в Москве скончалась судебная власть. Тихо и незаметно: в том смысле, что правительство Москвы, вынося решение № 829-ПП, просто упустило ее из виду. Забыли про суд и забили на него. «Потом подтвердят». Ведь точно так же всегда действуют и «правоохранительные органы»: мы посадили — они подтвердят.

К этому, в общем, шло давно, но в ночь на 9 февраля 2016 года страна перешла уже в новое измерение. Ведь даже в фильме «Левиафан», точно отразившем степень человеческого бесправия по состоянию на прошлый год, решение о сносе дома все же выносит суд — пусть злой и несправедливый, даже карикатурный, но все же суд. А теперь, значит, и этого не надо.

Постановление Правительства Москвы № 829-ПП «О мерах по обеспечению сноса самовольных построек на отдельных территориях города Москвы» было принято со ссылкой на пункт 4 статьи 222 Гражданского кодекса РФ, который был внесен в эту статью только полгода назад, 13 июля 2015 года.

Спасибо блогеру Boris Lvin, который уже 10 февраля изложил в ЖЖ всю историю статьи 222 про самовольные постройки: как менялись взгляды государства на этот вопрос начиная с 1994 года. Мы не последуем в столь дальний экскурс, но вот что раскопал Lvin относительно пункта 4, который фактически ввел административный (внесудебный) порядок сноса «самостроя», до чего раньше не додумались.

Как проследил Lvin со ссылками на опубликованные материалы Думы (здесь мы опустим интереснейшие детали законодательного процесса — желающие могут ознакомиться с ними в блоге), пункт 4 ст. 222 ГК РФ был контрабандой прицеплен к совершенно другому и скорее техническому проекту, который имел целью привести в порядок сделки, заключенные до 2014 года в Крыму. Несмотря на то, что против административного порядка сноса возражали депутаты от КПРФ (логично, потому что новшество может скоро приехать на наши шесть соток), которым даже обещали дальнейшее обсуждение проекта в сентябре, 3 июля, в последний день весенней сессии 2015 году в Думе, поправка была принята сразу во втором и третьем чтениях. Кто ее пролоббировал, установить не удалось, но с точки зрения его политических последствий (а к ним, без сомнения, относится потеря работы пока сотнями — но это лишь начало — людей) этот законопроект не обсуждался.

Разумеется, с «самостроем» надо бороться, вопрос в том — как.

В «неотменяемой» главе 2 Конституции РФ: «Права и свободы человека и гражданина» — пока осталась нетронутой статья 35, а ее пункт 4 вполне однозначен: «Никто не может быть лишен своего имущества иначе как по решению суда». И как же теперь? А теперь уже никак. Спорить есть кому, да негде.

Ведь суд — то единственное место, где в ином государстве слабый может выиграть у сильного, а гражданин у чиновника, — превратился в чисто декоративный орган, в бантик на ОМОНе, который днем разгоняет пикеты, а по ночам по совместительству теперь громит «ларьки». Началось это не вчера, но на всех уровнях: вместо того чтобы защищать слабых, судьи стали оглядываться на сильных, но сами сильнее от этого не стали. Если бы не выпали зубы у Конституционного суда, разве пришло бы кому-нибудь в голову в Думе (да и в Главном государственно-правовом управлении президента, которое за этим следит) тащить в ГК поправку, явно противоречащую Конституции? А ничего, суды на всех уровнях потом «засилят».

Уполномоченный по защите прав предпринимателей Борис Титов, комментируя события ночи на 9 февраля, отметил, что «речь идет о некотором противоречии в законодательстве, которое каждый трактует в свою пользу, но формальная правота на стороне мэрии». Все равно ему респект, потому что на сайтах «Опоры России» и «Деловой России» про это вообще ничего нет. Но «формальная правота» в споре о собственности может быть только на одной стороне — на стороне суда. По оценкам экспертов, судебные решения в их пользу были у половины владельцев «ларьков». Но точно не было ни одного решения против них в пользу правительства Москвы — иначе мы увидели бы возле новых московских руин судебных приставов, а их там не было — только ОМОН.

Но если даже собачью будку, а не то что капитальный магазин, можно снести без судебного решения и пристава, и ближайший прокурор не назвал это тотчас же самоуправством, то для чего судебная власть?

Интересно было бы получить комментарий от председателей Мосгорсуда Ольги Егоровой и Арбитражного суда города Москвы Сергея Чучи. Но и без нас спросят, а перед теми, кому не ответить они не могут, будут разводить руками: «Но ведь нас же не спрашивали!»… Ну, допустим, а вы вот так вот умылись — и все?

Большинство экспертов уже назвали эту акцию «внесудебной». Не точно: она — антисудебная. Этими ковшами исполнительная «вертикаль» забила в крышку гроба правосудия последний гвоздь. Ну, может, предпоследний. А вдруг хоть кто-то из них хоть что-нибудь скажет. Посмотрим.

Читайте также

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera