Сюжеты

«Вы думаете, они за веру переживают? Да это же фашисты, черносотенцы»

Жителей, протестующих против строительства храма в парке, поддержали дальнобойщики

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 16 от 15 февраля 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

«Новая газета»редакция

Храм в парке Торфянка (неподалеку от станции метро Бабушкинская) предполагалось строить в рамках реализации программы «200 храмов». (Эту программу согласовали между собой в 2009 году патриарх Кирилл и тогдашний мэр Москвы Юрий Лужков. В народе она получила известность под названием "храм шаговой доступности") В январе 2012 года по поводу строительства храма были проведены публичные слушания. Жители района, прилегающего к парку, говорят теперь, что эти слушания прошли по обыкновению "тихой сапой", но их мнение, похоже, имело факультативное значение.

В июне 2015 года, когда в парк вошла строительная техника, протест местных жителей начал обретать конкретные очертания. Тогда же в парке зашебуршилась волонтерская инициатива православного общественного движения «Сорок сороков». Активисты принялись помогать рабочим расчищать площадку под строительство, будто бы не замечая недовольства местных. Местные же разбили в парке палаточный лагерь. Начались стычки. Вскоре конфликт из районного превратился в общемосковский.

В парке неоднократно проводились митинги, дело доходило до драк и задержаний. В ситуацию пришлось вмешаться даже Патриарху Кириллу, который призвал стороны отказаться от насилия. В октябре градостроительно-земельная комиссия Москвы признала, что строительство храма в парке нецелесообразно. Для храма выделили новый участок на Анадырском проезде, однако активисты движения «Сорок сороков» продолжают выступать за строительство храма в парке. 

В ночь на 13 февраля в парке Торфянка произошел очередной конфликт. Мужчины с закрытыми лицами привезли в парк стройматериалы и начали их выгружать. Местные жители ведут здесь круглосуточное дежурство. Они заметили возню со стройматериалами и попытались помешать разгрузке. Вызвали даже полицию, с которой люди в масках сразу же сцепились. Одной из активисток сломали палец. По словам очевидцев, пришельцы использовали газовые баллончики. Полиция задержала несколько человек, среди задержанных, как позже выяснилось, оказались координатор движения «Сорок сороков» Андрей Кормухин и еще несколько активистов движения.

Ночью к местным жителям присоединились дальнобойщики, узнавшие о противостоянии в парке из прессы. В субботу утром активисты движения «Сорок сороков» провели в парке митинг. Присутствие дальнобойщиков накопивших за время стояния под Москвой немалый задор, придавало мероприятию интригу.

Противников и сторонников строительства храма от греха подальше разделили металлическим ограждением и шеренгой полицейских. Со сцены, установленной специально для проведения митинга, звучали песни о защите Донбасса, о любви к Иисусу Христу. «Мы русские, с нами бог» - скандировали люди с флагами с ликом Христа. У сцены была установлена икона Казанской Божьей матери, рядом мужчины с длинными бородами бубнили псалтырь, сменяя друг друга. Неподалеку обнимались казаки, распевая ожидаемое "Любо братцы, любо». За сценой мужчины в одинаковых черных шапках демонстрировали свои физические возможности, валяя друг друга в снегу. Девушки в простонародных платках держали одинаковые самодельные плакаты с надписями «Чем больше храмов, тем меньше геев», «Кто храму чинит преграды, лобби рвет гей-парады».

«Как можно выступать против храма? – возмущается Олег из движения «Сорок сороков». - Чем больше храмов – тем меньше содомии. Они же за деньги выходят, эти, кто против». Олег кивнул в сторону толпы местных, довольно возрастных дам и признается, что он живет не в этом районе, и в парк приезжает только заступаться за строительство храма.

В разговор включается Игорь – коренастый мужчина в черной шапочке, с золотым зубом. Он доказывает, что живет в доме через дорогу, однако улицу называть оказывается. «Я за храм, потому что я православный, - говорит он и дышит мне в лицо вчерашней пятницей. - Это же хорошо, когда храм прямо рядом с домом. Пришел, попросил, что тебе надо и ушел». Я спрашиваю: не считает ли он, что к походу в храм нужно готовиться морально. Игорь не теряется: «Почему морально? Ты же не готовишься, когда на улицу идешь. Каждый православный всегда должен быть готов».

Андрей, Максим и Рома тоже хотят, чтобы в парке был храм. Им по 9 лет, они ходят с родителями на все мероприятия движения «Сорок сороков». Мальчики говорят, что если из окна будет видно золотые купола, это будет очень красиво. «А вы знаете, что такое Содом?» - спрашивает меня Андрей – «Это когда девочка с девочкой целуется».

Один из координаторов движения «Сорок сороков» Владимир Носов считает, что недовольство местных жителей вызвано тем, что они неправильно понимают план застройки: «Они думают, что мы хотим забрать у них весь парк, но больше этого огражденного кусочка нам не нужно. Здесь будет маленький храм, а не дворец с парковкой. Многодетные семьи, воины, учителя и спортсмены – вот публика, которая пришла поддержать строительство храма. А за шеренгой милиционеров собрались непонятно кто. Они все время свистят и мешают нам молиться».

К ночной потасовке, случившейся накануне, движение «Сорок сороков» не имеет, по словам Носова, никакого отношения. Координатора движения Андрея Кормухина, по его мнению, задержали «ни за что».

Чтобы как-то отличать друг друга, местные жители, выступающие против строительства храма, повязали на одежду зеленые ленты. Многие из них пришли со свистками. «Вы слышали, что они несут? Это невозможно слушать. Русский мир, инфернальный захват, кругом враги и все в таком духе. Чтобы как-то их заглушить, мы решили свистеть», - говорит Елена.

Дальнобойщики в толпе мирных мамаш и бабушек смотрелись как коршуны среди голубей. Эти два протеста, несмотря на принципиальную разницу сюжетов, как-то уже сроднились, срослись. Кто-то из водил рассказывает: товарища случайно заперли в квартире – хозяева пустили переночевать, ушли на митинг, а про гостя забыли. Теперь он названивает друзьям, чтобы те нашли хозяев и вызволили его.

«Сторона наших оппонентов со сцены говорит о любви и мире, но предпочитает решать проблемы силовым путем. Мы пришли поддержать тех, на чьей стороне правда», - говорит дальнобойщик Андрей и подходит поближе к группе местных.

Тамара Павловна пенсионерка, ей 84 года. Она рассказывает, что купалась в пруду, расположенном в парке, еще 80 лет назад, когда вокруг были только деревянные дома. «Я сама православная, хожу в церковь. Но я не понимаю, зачем строить в парке храм. Здесь люди загорают, развлекаются, гуляют. В Москве не так много зелени».

Ее соседка Мария Дмитриевна пережила блокаду. Она уже много лет живет рядом с парком и любит прогуляться здесь в теплые дни. «Я ничего не имею против церквей, мечетей и других культовых сооружений, но всему свое место. Здесь зона отдыха. А эти со сцены не пойми что горланят. Вы думаете, они за веру переживают? Да это же фашисты, черносотенцы". 

Тамара, активист инициативной группы против строительства в парке, тоже не понимает, почему храм хотят поставить именно на этом пятачке: «В нашем районе несколько храмов и церквей, сейчас строится еще одна. Они что хотят, чтобы прямо во дворе? Это даже звучит смешно – «храм в шаговой доступности».

Митинг завершается под патриотические песни. Полицейские следят за временем, торопят активистов движения «Сорок сороков», просят их убирать флаги и плакаты. Время митинга вышло. Местные же долго еще не расходятся – почти все они соседи и знают друг друга уже давно, есть о чем поговорить.

Новый митинг за строительство храма в парке движение «Сорок сороков» планирует провести на следующих выходных. Местные смеются: «Нам-то просто из дома выйти и ты уже на митинге, а они прут сюда со всей Москвы. И не надоело?»

Дальнобойщики между тем тоже обещали подтянуться, помочь, если что.

Лариса Агузарова

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera