Сюжеты

А черт его знает...

Примерно так отвечают в новом миграционном центре Москвы тем, кто спрашивает: как переоформить патент

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 16 от 15 февраля 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Зинаида БурскаяКорреспондент

 

Примерно так отвечают в новом миграционном центре Москвы тем, кто спрашивает: как переоформить патент


Мигранты подтверждают: получить патент стало проще. А вот переоформить его пока не удалось никому
Фото: РИА Новости

11 миллиардов рублей — именно столько, по словам мэра Москвы Сергея Собянина, заработала столица в прошлом году на выдаче патентов трудовым мигрантам. Повысить эффективность сбора налогов с приезжих позволило создание широко разрекламированного Многофункционального миграционного центра (ММЦ) близ деревни Сахарово в Новой Москве. И если в прошлом году ММЦ работал в режиме огромного палаточного городка, то в 2016‑м, наконец, переместился в построенный специально для него комплекс зданий.

Сами мигранты подтверждают: легализоваться в столице стало проще — больше не надо выстаивать в многочасовых очередях на двадцатиградусном морозе, чтобы получить новый патент. Правда, возникла другая проблема — с переоформлением старых. В прошлом году документ получили 450 тысяч человек. А вот переоформить его не удалось пока никому.

— Два года назад бабушка сломала шейку бедра. Быстро поняли, что нужна сиделка. За то время, что Света у нас, мы как родные стали, — говорит Марина Борисовна. Появление Светы в доме она называет не иначе, как «счастливейшим стечением обстоятельств».

Света — из небольшого украинского села под Тернополем. Взрослый сын, трое внуков, племянник-инвалид. Сама по профессии — маляр.

— Вообще, я все умею делать, — отмахивается Света. — Но там нет работы вообще. Все продано, пропито. Зарплаты? Невестка подруги работает поваром, получает полторы тысячи гривен (около 60 долларов. — З. Б.). Мой сын в Черкасской области на пилораме зарабатывает четыре тысячи (160 долларов. — З. Б.), но там, сами понимаете, упахиваться надо за эти деньги.

В Москве Света уже пять лет. В допатентные времена просто покупала раз в три месяца новые «миграционки» (миграционные карты, которые граждане некоторых стран обязаны заполнять при пересечении российской границы) у проводников поездов. В начале 2014‑го сделала первый патент — отстояв в очереди в местное отделение ФМС несколько дней и ночей на морозе, в обнимку с термосом. В конце 2014‑го сделала новый — потому что срок старого подходил к концу. А в начале 2015‑го появился ММЦ в Сахарове — и выяснилось, что ее новенький патент — двухнедельной давности — уже не действителен: опять нужно все делать заново.

В прошлом году ей пришлось ездить в Сахарово 5 раз, чтобы получить патент. В этом году, как ни странно, тоже.

— Мы с подругой приехали туда 11 января, в первый же после праздников рабочий день. На нас вытаращили глаза и говорят: какое переоформление? Мы не переоформляем пока! Езжайте домой, мы вам в конце месяца перезвоним.

Перезвонили в тот же вечер — сказали, что можно сдавать документы. Света поехала — и опять то же самое. Вечером ей опять перезвонили — и прозрачно намекнули, что проще не переоформлять старый патент, а просто сделать новый. В конце января вновь позвонили — сказали, что все проблемы решены, и можно подавать документы. Но когда Света в третий раз приехала в ММЦ, бумаги опять не приняли: потребовали получить новые банковские квитанции (на старых к тому моменту уже подвыцвела краска) и продлить регистрацию. На четвертый раз выяснилось, что договора между Светой и работодателем почему-то нет в базе ФМС. В пятый приезд Свете сказали, что на копиях банковских квитанций не хватает каких-то печатей…

И Света сказала, что в Сахарово больше не поедет. Потому что над людьми так издеваться нельзя.

 

Переоформление

Многофункциональный центр в Сахарове по задумке должен был упростить процедуру получения патентов и исключить участие посредников. С посредниками получилось. Мы обзвонили несколько компаний, которые предлагают «помощь в получении патентов», и везде нам сказали, что сделать настоящий патент (фигурирующий в государственных базах данных) без личного визита в ММЦ заявителя не получится.

Иначе обстоят дела с «упрощением процедуры». В Сахарове действительно можно сделать почти все, необходимое для патента: перевести на русский паспорт (500 рублей), сдать медицинские анализы (2300 рублей), оформить страховой полис (2800 рублей), сдать экзамен на знание русского языка (600 рублей).

Но в сторонних компаниях, которые выдают сертификат о владении русским языком, нам сказали, что могут сделать его и без прохождения иностранным гражданином тестирования: «За это можете не волноваться, поможем».

Экзамен вызывает вопросы и у самих мигрантов. Сертификаты, которые выдают сторонние организации, действуют 5 лет (что полностью соответствует закону о правовом положении иностранных граждан в РФ). А бумага, которую выдают в Сахарове — она называется «Документ о прохождении экзамена», — нет. На ней вообще не указан срок действия. Мигранты, которые уже сдали экзамен в ММЦ в прошлом году, рассказали «Новой газете», что в этом году от них требуют проходить тестирование заново и опять платить деньги.

В ФМС города Москвы нам не смогли объяснить, с чем именно это связано, и просто сослались на закон о правовом положении иностранных граждан.

Еще сложнее ситуация с переоформлением патента. В ФМС Москвы «Новой» сообщили, что на конец января было подано всего 47 заявлений на переоформление, и ни один из патентов еще не был переоформлен. Сами мигранты говорят, что в ММЦ им так и не смогли внятно объяснить, как действует механизм переоформления. Часто работники центра рекомендовали людям оформлять патент заново.

 

Граница

В отличие от Светы, Аня решила не мучиться с переоформлением уже после второго бесполезного визита в ММЦ. На поездки в деревню Сахарово, которая находится в 40 с лишним километрах от Москвы, приходится тратить не только время, но и деньги — 300 рублей только за то, чтобы доехать до ММЦ от метро «Аннино» и вернуться обратно. Для мигрантов, которые зарабатывают в Москве в среднем 20—30 тысяч рублей, снимают жилье, отправляют деньги на родину и 4,2 тысячи платят ежемесячно за продление патента, — это критично.

Аня из Тячева (Закарпатская область Украины). Совмещает работу сиделки и дворника. Живет в одной квартире с бабушкой, за которой ухаживает. О ноги трется черный лоснящийся Васька — он достался Ане от предыдущей подопечной, которая умерла несколько лет назад.

Для того чтобы заново сделать патент, нужно покинуть территорию России и въехать заново. То есть нужна новая миграционка.

— Доехать до границы стоит 2,5 тысячи. Водитель прямо из дома забирает. Потом едете в Брянскую область. Но до границы он не может доехать. Высаживает примерно в 14 километрах. Ближе никто не поедет. Ни один таксист. Ни за какие деньги. У них такая договоренность там. Пересаживаешься в другой автобус. За 1,5 тысячи он везет до границы и обратно, на 14‑й километр. Говорят, что начальство таможни и ФСБ тоже что-то с этого трафика имеют. Еще и их кормить приходится…

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera