Мнения

Не запрещайте передачи, самим пригодиться могут

О плевке и колодце

Этот материал вышел в № 17 от 17 февраля 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ольга Романоваэксперт по зонам, ведущая рубрики

Когда приходит очередное сообщение о том, что очередной тюремный начальник получил срок, я начинаю рыться в своих архивах: писала про него или нет?

Вот арестован экс-глава УФСИН Коми генерал Протопопов, а про Коми тут много было написано. Вот случился скандал с тюремными начальниками в Пермском крае, с арестами и разоблачениями — да, здесь целая подборка тоже была. Вот по Ивановской области прокатилась большая волна арестов среди сотрудников УФСИН, и вишенкой на торте стали 9 лет строгого режима и штраф в 140 млн руб. для замначальника УФСИН Трушкова, а его я тоже хорошо знаю лично и до сих пор удивляюсь, как могло случиться, что во время, пока шло следствие, его непосредственный руководитель был переведен на должность начальника УФСИН по Ставропольскому краю — мало ли что бы его подчиненный сказал на следствии и на суде. И в Рязани — на зоне, куда я ездила последние два года, идет чистка, и это правильно — лишь бы на пользу. А уж о судьбе бывшего директора ФСИН Сан Саныча Реймера я вообще молчу. Хотя кровопийцей он не был, он больше по хозяйственной части.

Не хочу думать, что эту скромную колоночку внимательно читают сотрудники ФСБ, приглядывающие за сотрудниками УИС, но нельзя же запретить им ее читать? Для пользы дела надо бы, конечно, больше писать о пытках и незаконном применении силы к заключенным, но это очень тонкая материя: надо иметь железные доказательства, вот как у моей коллеги Елены Масюк, которая пишет о ситуации в московских СИЗО, лично там бывая и разговаривая с арестантами. Но для этого надо иметь статус члена ОНК и СПЧ, которого у меня нет и не будет.

Со мной наоборот: например, члены ОНК Свердловской области прислали мне картинки из ИК Нижнего Тагила, где расклеены мои портреты с указанием «немедленно задержать» (да, я сделала запрос во ФСИН о правовом статусе этого пожелания, жду ответа, как соловей лета, и в ближайшее время прибуду в Тагил).

Но сейчас о другом. О тех очевидных нарушениях, которые мы в «Руси Сидящей» начали отмечать по всей стране. О передачах и посылках. Вот, например, в зонах Чувашии вывешен на всеобщее обозрение документ, который изготовил замначальника УФСИН по Чувашии Дмитриев (курирует вопросы тылового обеспечения), согласовал главный санитарный врач, а утвердил начальник УФСИН по Республике Чувашия Робота А.Л.

Документ названия не имеет, структурно разделен на две части. В первой — рекомендуемый ассортиментный перечень продуктов питания, разрешенный для передачи, во второй части поименовано то, что категорически нельзя передавать осужденным.

Под строгий запрет попали мясные и рыбные консервы, а также сало, если оно не в вакуумной упаковке (впрочем, с салом борются уже много лет, хотя сало в зонах не столько еда, сколько профилактика туберкулеза). Под запрет попали огурцы и помидоры, например. Не так давно мы были в зоне под Рыбинском, где вообще передачи невозможны. И в большинстве зон и СИЗО уже запрещены к передаче сигареты — их можно купить только в местном ларьке на территории учреждения, а есть ли у тебя деньги на лицевом счете и есть ли в продаже сигареты, науке известно быть не может, зато создание искусственного дефицита с последующей коррупционной схемой его преодоления напрашивается само собой. И да — с прошлого лета практически полностью запретили бандероли.

Особо продвинутые заключенные сразу смекнули: сейчас будут загонять во фсиновские ФГУПы. Из письма заключенного: «Это пролоббированный ФГУПами проект, позволяющий завозить продукты в магазины колоний и продавать втридорога. Просроченные наверняка либо с резервных складов. Без мотивов подобное не делается, а мотив примитивный».

А что у нас с нормативной базой? Имеются два основных документа. Первый — УИК (Уголовно-исправительный кодекс), где четко прописано, что осужденные могут получать продукты питания в передачах и посылках-бандеролях. И второй — приказ Минюста № 205 от 03.01.2005 г. «Об утверждении Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений», где дан исчерпывающий перечень продуктов питания, запрещенных к передаче: «продукты питания, требующие тепловой обработки (кроме чая и кофе, сухого молока, пищевых концентратов быстрого приготовления, не требующих кипячения или варки), продукты домашнего консервирования, дрожжи».

В последние годы ФСИН настаивает, чтобы снабжение осужденных продуктами питания происходило исключительно через подведомственные ФГУПы, курируемые замдиректора ФСИН Олегом Коршуновым и, предположительно, его знакомыми. Все это, конечно, очень мило, однако от этих инициатив за версту несет монополией, сверхценами, искусственным дефицитом и пренебрежением здоровьем контингента. А еще от этого прелестного предприятия веет вероятными будущими проблемами, что всегда лично у меня вызывает легкую грусть: граждане, ну все же видно, нельзя же так. Прочитайте начало этой колонки: все упомянутые там лица тоже были уверены, что уж у них-то все будет пучком. Однако всегда найдутся люди, которые хотят на ваше хлебное место, и уж они-то не преминут воспользоваться любой возможностью.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera