Мнения

Что сказал президент председателям судов и что они из этого поняли?

Присяжных призовут спасать экономику

Фото: «Новая газета»

Политика

Леонид Никитинскийобозреватель, член СПЧ

Присяжных призовут спасать экономику


Фото: РИА Новости

Внесудебная и даже антисудебная акция по сносу так называемого самостроя в Москве создала не лучший фон для выступления президента Путина на ежегодном совещании председателей судов, посвященном «вопросам укрепления законности, улучшения делового климата, защиты прав граждан». Впрочем, ни сам президент, ни судьи об этом не вспоминали, поглощенные «анализом хода реформы судоустройства» (еще один пункт в повестке дня).

А разве уже была какая-то реформа? Раз президент в своем выступлении отнес ее к 2014 году, значит, он имел в виду ликвидацию Высшего Арбитражного суда — а больше вроде ничего такого не случилось. Минут пять он рассказывал, как здорово это отразилось на всей судебной системе. Наверное, есть какие-то сомнения на этот счет — иначе с чего бы? Или, может быть, не с судами, а с экономикой что-то не так?

Накануне на встрече с Российским союзом промышленников и предпринимателей президент об успехах судебной реформы 2014 года не говорил — предприниматели с ним вряд ли бы (про себя) согласились. Зато он им предложил создать у себя в администрации такую площадку, чтобы «выявлять тонкие места и вещи, которые беспокоят, с одной стороны, правоохранительную систему, а с другой стороны, бизнес-сообщество». И не просто пообещал, а на встрече с судьями даже объявил, что такая структура уже создана, правда, судей туда не пригласили, потому что «это отдельная ветвь власти». Действительно, разве есть какая-то связь между «правоохранительной системой» и судами, при чем они тут (см., например, выше про снос «самостроя»)?

С другой стороны, она не совсем «отдельная», может быть, это даже все одно и то же: президент опять предостерег судей против использования уголовных дел «для отъема собственности» и в качестве «дубины в корпоративных спорах». Об этом и президент Медведев еще говорил, за что даже был обвинен в «гуманизации». Но по предпринимательским делам еще не признанные виновными люди по-прежнему годами содержатся в СИЗО, в бессилии перед чем председатель ВС Вячеслав Лебедев, говоря о мерах пресечения, фактически расписался в декабре перед советом судей РФ (почти в том же самом составе). Вот тут необходимы не слова, а реформа, но председатели судов как раз и заинтересованы в ней, если не меньше всех, то и не больше: у них же — вот и президент им говорит — в целом все хорошо.

Хотя, может быть, именно реформу президент имеет в виду, заговорив о расширении компетенции суда присяжных (за время после Ельцина она была очень значительно и несколько раз сокращена)? Здесь Путин пошел дальше, чем прежде, поддержав идею о создании коллегий присяжных на уровне районных судов. Но если он хотел узнать мнение председателей судов, то, во-первых, их выступления из зала не предполагались, во-вторых, это мнение и так понятно (председатели против, но они потерпят), в-третьих: а что значит «на уровне районных судов»? Там много разных дел, а мы хотим, чтобы присяжные рассматривали:1) все дела, 2) уголовные дела, 3) с несовершеннолетними, 4) предпринимательские, 5) о должностных преступлениях и взятках, 6) о лишении родительских (водительских) прав? Ну и, наконец, такие вопросы надо ставить не перед судьями, а перед Государственной Думой. И сколько, кстати, должно быть присяжных? Если бы вопросы из зала были разрешены, первый и последний звучал бы так: «А вы как считаете, Владимир Владимирович?» Но тут президент спрашивает — и ответ он, наверное, уже знает, но пока держит про себя.

Если уж говорить о возвращении к суду присяжных, тогда президенту впору было бы обратиться не в Думу, не к судьям, а, прежде всего, к тем самым присяжным, то есть к народу, который в суды ходить перестал. «Присяжные! Простите прокуроров за то, что они все последние 15 лет называли вас в газетах бомжами и идиотами! И судей не судите за то, что они не только поддакивали, но еще и помогали морочить вам головы и вами манипулировали! Приходите и помогите, ведь без вас никто ничего с судом сделать не сможет!»

Вот так надо бы. Только тут рядом в президиуме Бастрыкин с Чайкой тоже сидят, а при них так прямо нельзя, по политическим соображениям. Тогда что остается? Остаются лишь «особые слова благодарности председателю Верховного суда за то, что он делает по реформам, о которых мы сегодня уже говорили». Про переезд Верховного суда в Санкт-Петербург на этот раз уже не вспомнили (финансовый кризис, ура).

Пожалуй, в этом выступлении, которое не произвело впечатления законченности и целостности, была одна сквозная мысль: президент возвращался все время к вопросам экономики, и даже присяжные, по его мнению, нужны, «чтобы экономика была здоровой». И это правильно. Но многие ли в зале смогли это услышать, особенно после «судебной реформы» 2014 года? По данным президента, некомплект в арбитражных судах — 525 человек или каждый десятый.

Теги:
путин, суды
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera