Расследования

«Как он мог»

Через несколько дней коллегия присяжных Мосгорсуда вынесет свой вердикт по делу бывшего полковника Генштаба ВС, обвиняемого в организации убийства своей партнерши по бизнесу

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 18 от 19 февраля 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Надежда Прусенковакорреспондент

Через несколько дней коллегия присяжных Мосгорсуда вынесет свой вердикт по делу бывшего полковника Генштаба ВС, обвиняемого в организации убийства своей партнерши по бизнесу


Ольга Медведева и Александр Банов, партнеры по бизнесу и друзья

Изуродованное тело 42-летней предпринимательницы Ольги Медведевой нашли в мусорном контейнере на юге Москвы 10 июня 2010 года. Экспертиза установит — погибшей нанесли 22 колото-резаные раны, и все одним предметом — ножом.

Предполагаемых убийц задержат только в феврале 2011 года. Члены банды узбеков-таксистов признаются, что несколько месяцев они выискивали на улицах дорого одетых женщин, предлагали подвезти, грабили, а затем закалывали жертву. Главарь банды Хушнуд Туракулов частично признавал вину, но убийство Ольги Медведевой последовательно отрицал.

Убитая была совладелицей небольшой фирмы «Милкинг» — пищевые добавки, сырье для молочного производства. Дела шли неплохо, незадолго до смерти ездила в Италию — планировала закупить новое оборудование для фирмы и расширяться.

Соучредителем фирмы был полковник Генштаба в отставке, старый друг семьи Александр Банов — дал половину суммы для старта. Дочь Ольги Алена на первом суде еще называла его по привычке дядей Сашей. Дядя Саша помог не только в бизнесе, но и одолжил Ольге, ютившейся по коммуналкам, денег на квартиру — чуть больше шести миллионов.

После убийства выяснилось, что в 2009 году Ольга составила завещание. По нему вся ее часть бизнеса переходит к дочери Алене (на тот момент ей было 19). Вообще-то странно: молодая здоровая женщина составляет завещание, и речь в нем идет только и исключительно о бизнесе. Обо всем остальном — движимом и недвижимом — ни слова.

— Помню, в тот день (за день до убийства. — Н.П.) она была вся напряженная, — рассказала на суде мама Ольги Альвина Яковлевна Волошенко. — Перед тем, как отвезти меня на дачу, мы заехали в банк — Ольга забрала из ячейки какие-то документы.

В банке хранились уставные документы компании «Милкинг». В уставе, как рассказали бывшие сотрудники фирмы, говорилось, что доля учредителей в бизнесе — 50 на 50.

А дальше начались странности. Дочь Алена, унаследовавшая мамин бизнес, еще два года после страшных событий вела переговоры о фирме. И с кем — с дядей Сашей! Пыталась договориться о выходе из фирмы, предлагала мировое соглашение и погашение долга за квартиру. Но тот отказался. В документе, который Алене предъявили, было указано, что уставный капитал ООО «Милкинг» составляет 10 тысяч рублей. Таким образом, Алена Медведева унаследовала от растущего, развивающегося бизнеса мамы пять тысяч рублей!

На момент смерти Ольги долг Банову за квартиру составил 4 миллиона 700 тысяч рублей. Сейчас эту сумму, по решению суда, должна выплатить дочь Алена — к ней уже приходили коллекторы.

А потом вдруг выяснилось, что ООО «Милкинг» больше нет — прекратило хозяйственную деятельность. Вместо него существует ООО «Милкинг ингридинг», и у него всего один учредитель — Ольга Банова, дочь полковника Банова. А у мужа Ольги Бановой, Максима Елисеева, человека, далекого от бизнеса, в 2013 году, как выяснилось в суде, появились сразу три фирмы. И все они связаны с молочной промышленностью. Неожиданно…

Отец Алены, бывший муж Ольги Медведевой Петр, сотрудник органов внутренних дел, сразу заподозрил что-то неладное во всей этой истории и начал собственное расследование. Но не успел — 28 декабря 2010 года скоропостижно скончался при невыясненных обстоятельствах — якобы от инфаркта. Следствие по этому делу еще не закончено. Одна из «рабочих» версий — инъекция хлопкового масла, которое не оставляет следов и вызывает сердечный приступ.

Суд над «таксистами-убийцами» начался в 2012 году, и там дело приняло почти кинематографический оборот. Александр Банов, дядя Саша, пришел в суд как свидетель обвинения — рассказать, каким хорошим человеком была Ольга и почему ее могли убить.

И тут произошло неожиданное.

— Так вот же Саша, который заказал убийство той женщины, Медведевой! — вскричал обвиняемый Хушнуд Туракулов.

В кино полковника наверняка бы сразу арестовали, а в жизни прошло еще почти два года, прежде чем осенью 2014-го ему было предъявлено обвинение в организации убийства по найму.

Алена больше не называет его дядей Сашей. Только «он». И добавляет тихо: «Как он мог?»

Сейчас вместе с ним на скамье подсудимых также Азамат Алиев, один из членов банды Туракулова. Его обвиняют в убийстве, сопряженном с разбоем.

На фото пятилетней давности Ольга еще жива, а Банов выглядит импозантным крепким мужчиной. Сейчас в суде это сгорбленный пенсионер, жалкий и совсем не похожий на бандита. Оно и понятно — на присяжных надо производить впечатление. Он полностью отрицает свою причастность к смерти Ольги Медведевой и намекает, что спрашивать надо наследницу бизнеса.

 

Уже осужденный за дела банды на пожизненное Хушнуд Туракулов рассказал в суде, как все произошло. Они жили в одной квартире на Севастопольском проспекте — Туракулов, подсудимый Азамат Алиев с мамой и Умед Кодиров (сейчас он в розыске). Старшим был Умед — он получил заказ на убийство, он получил деньги, он деньги делил. За убийство Ольги Медведевой им обещали 2 миллиона 100 тысяч рублей — по семьсот тысяч на каждого. Убийство должно было выглядеть как разбойное нападение. У жертвы надо было забрать украшения и документы, имеющие отношение к фирме, — «для Саши».

Заказ Умеду Банов передавал лично — они познакомились через коллегу-офицера, после встречались в кафе на Литовском бульваре, Туракулов подвозил Умеда на эту встречу и за десять минут хорошо разглядел заказчика.

Убить Ольгу планировали 8 июня. Но не успели — она вышла из подъезда и села в другое такси. Решили делать это на следующий день. Ольга села в красную тонированную «девятку», за рулем которой был Кодиров. Туракулов и Алиев ехали следом. После условного сигнала аварийкой Туракулов и Алиев сели на заднее сиденье «девятки» с двух сторон. Ольга — между ними. Женщине связали руки и ноги скотчем. Забрали документы, украшения, кредитки. Туракулов и Алиев потом будут снимать деньги в разных банкоматах Москвы, именно по этим транзакциям следствие и выйдет на убийц. На променад по банкам они уехали около часу дня, вернулись к пяти. Женщина еще была жива — лежала связанная в тонированной «девятке» у дома на Севастопольском проспекте. «Я потом заснул, а когда проснулся, в квартире были Умед и Азамат. Мы вышли на лестницу, и они сказали, не переживай, работа сделана», — рассказывал Туракулов.

По плану, осталось только вытащить труп из машины, упаковать в мешок и бросить в мусорный контейнер, который вывозят в три часа ночи. «Я видел на шее ножевые ранения. Но я не знаю, кто ее убил точно», — продолжал Туракулов. Перед этим съездили и забрали деньги — Умед выдал 250 тысяч и еще 50 на машину. Красную «девятку» отогнали в ближайший двор (обе машины найдут, в одной обнаружат следы крови, в другой — нож, орудие убийства).

Знакомый опер Серега сообщил Умеду, что машина в розыске, и по поддельным паспортам Туракулов и Кодиров уехали в Чебоксары. Через месяц они вернутся, и Умед смотается в Подольск, в военный городок, чтобы отдать Саше-заказчику те важные документы.

В суде был допрошен и другой бандит — Ганиев. Он присутствовал при разговоре Умеда и Туракулова о деньгах за убийство. Уже сидя в клетке, Туракулов тихо ему сказал: «Вон, смотри, это клиент».

Туракулов — ключевой свидетель обвинения, но его слова подтверждаются и другими людьми, и биллингами телефонных соединений.

Сторона защиты Банова считает, что Туракулов специально оговаривает их клиента, чтобы добиться пересмотра своего пожизненного приговора. Но важный момент — пожизненное он получил уже после показаний о роли Банова в убийстве.

В суде Туракулов рассказал, что видел Сашу дважды — когда Умед договаривался с ним об убийстве Ольги («молочницы», как они называли ее между собой). И второй раз, когда речь зашла о муже… Но тут его прервали — этот эпизод в вину подсудимому не вменяется.

Финал этой истории близок. Каким он будет — решит коллегия. Но в любом случае остаются вопросы. Зачем молодая женщина составляет завещание в 42 года? Зачем она забрала документы из ячейки банка и кто их получил? Вряд ли основная цель была только компания — фирма была небольшая. Но что могла узнать Ольга о своем бизнесе и схемах, которые могли прокручиваться за ее спиной, раз единственным выходом стала крайняя во всех смыслах мера?

Ну и, конечно, главный вопрос дочери Алены: «Как он мог»? 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera