Мнения

«Интересов города» не существует

Ответ Юлии Латыниной о сносе торговых павильонов в Москве

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 19 от 24 февраля 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Борис Вишневскийобозреватель

Ответ Юлии Латыниной о сносе торговых павильонов в Москве


Фото: Евгений Фельдман / «Новая газета»

Пространная аргументация, приведенная Юлией Латыниной в пользу сноса торговых павильонов в Москве, по сути, сводится к одному: цель оправдывает средства.

Слова, конечно, звучат другие: мол, у каждого правила (включая неприкосновенность частной собственности) есть свои исключения. Интересы города выше права собственности. Надо выбирать: мы хотим быть европейским городом или азиатским бардаком. И так далее, и тому подобное.

Короче говоря, целесообразность важнее законности. И если нельзя, но очень хочется, то можно. Со ссылками на филиппинские фавелы, напоминаниями, как специфически могли быть получены разрешения на размещение павильонов и сетованиями на то, что «каждый системный реформатор всегда является объектом недовольства со стороны социальных групп, интересы которых он нарушает».

Читайте также:

Юлия Латынина: «Собянин проводит системную реформу, а каждый системный реформатор всегда является объектом недовольства»

Назовем вещи своими именами: перед нами  — демагогия.

Во-первых, никаких отдельных интересов у города нет. О том, что во имя этих  «интересов» (право определять которые, конечно же, чиновники решительно присвоили себе) надо, например, во что бы то ни стало снести очередной сквер и возвести на его месте дом или бизнес-центр, мы в Петербурге слышим постоянно: это любимый аргумент Смольного. Но нет этих «интересов» — есть только интересы жителей. В данном случае — жителей Москвы. У которых, заметим, никто не поинтересовался, хотят ли они сноса павильонов, или не хотят.

Во-вторых, даже если бы выяснилось, что большинство жителей Москвы кушать не могут, пока не снесли павильоны — это вовсе не означает права мэрии устроить «ночь длинных ковшей». Это означает только ее обязанность решить проблему в соответствии с законом. Потому что единственные «исключения» из конституционного правила неприкосновенности частной собственности — это либо приговор суда, либо принудительное отчуждение в соответствии с законом и с предварительным и равноценным возмещением. Конституция РФ, статья 35, если Латынина не в курсе.  

В ситуации с «ночью длинных ковшей» однозначно не было ни первого, ни второго. Ни судебных решений (напротив, в большинстве случаев, когда мэрия пыталась оспорить размещение снесенных павильонов, она проиграла), ни процедуры отчуждения с компенсацией. Никаких других «исключений» — как бы ни раздражали тонкую и впечатлительную натуру Юлии Леонидовны торговые павильоны, — нет.

Оправдываясь, столичные власти ссылались на пункт 4 статьи 222 Гражданского кодекса РФ — вводящий административный порядок сноса «самовольных построек». Однако, в административном порядке (важное замечание бывшего главы Высшего Арбитражного суда РФ Антона Иванова) можно снести такую постройку — но для признания его «самовольной» требуется решение суда. Чего не было.

Кстати, норма ГК обязывает власти в течение недели со дня принятия решения о сносе «самовольной постройки», направить «лицу, осуществившему самовольную постройку» копию этого решения, обязательно содержащего срок для сноса. А постановление московского правительства (на которое опирались при сносе) обязывало не только разместить решения о грядущем сносе на сайте, но и заранее установить  на месте информационные щиты с решением о сносе. И предупредить о сносе как минимум за 30 дней. Чего тоже в помине не было: «ночь длинных ковшей» проводилась как спецоперация, которая должна была стать неожиданностью для «противника».

Третье. Никаких «системных реформ» в данном случае в Москве не проводится: реформы — это когда меняют правила в интересах граждан, а не когда действуют вопреки правилам в интересах чиновников.

Могли ли столичные власти решить проблему с павильонами законным путем? Могли: либо подачей в суд, где надо было бы пытаться доказывать незаконность  соответствующих построек, либо принятием решений об изъятии земельных участков для государственных нужд.

Сергей Собянин называет «жульническими» документы о собственности на торговые павильоны? Пусть мэрия доказывает это в суде. И заодно выясняет, кто из чиновников выдал эти «жульнические документы», и не следует ли их за это наказать.

Да, этот путь непростой и небыстрый, а хотелось решить проблему быстро и просто. Конечно, пригнать бульдозеры и ОМОН куда проще, чем судиться (хотя еще никто не посмел упрекнуть столичные суды в том, что они негативно относятся к столичной мэрии). Точно так же, как кредиторам проще и быстрее нанять бандитов для «выбивания» денег из должника, чем взыскивать свои деньги в судебном порядке при помощи исполнительных листов и судебных приставов. И ссылаться при этом на медленно и неэффективно работающую судебную систему.

Наверное, многие из снесенных павильонов не красили Москву. Но это не основание для того, чтобы сносить их, пренебрегая законом (как там, кстати, со статьей 167 УК РФ — «умышленное уничтожение или повреждение чужого имущества»?). И столичные (как и другие) власти — не самовластные хозяева города, а нанятые гражданами менеджеры, дело которых — исполнять закон, а не творить произвол.   

Последнее. Выбор между «европейским городом и азиатским бардаком» действительно существует. Но выбор этот вовсе не таков, как кажется Латыниной. Ибо европейский город — это, в том числе, верховенство закона над  целесообразностью и невозможность оправдания незаконных средств сколь угодно привлекательной целью.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera