Расследования

След оборвался «за ниткой»

Предпринимателя, насильно вывезенного из «ЛНР» в Россию, отказываются искать ФСБ, полиция и Следственный комитет

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 22 от 2 марта 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Виктория Макаренкособкор в Ростове-на-Дону

 

Предпринимателя, насильно вывезенного из «ЛНР» в Россию, отказываются искать ФСБ, полиция и Следственный комитет


Фото: Евгений Фельдман / «Новая газета»

Жительница Краснодона (Луганская область, Украина) Людмила Кандратова обратилась к главе МВД РФ Владимиру Колокольцеву — она просит министра помочь в поисках сына Евгения, который пропал на территории России осенью 2014 года. Свидетели говорят, что к его пропаже причастен ополченец Андрей Шумов, известный под позывным «Лис»: якобы именно он вывез Евгения в РФ.

История эта началась в сентябре 2014 года. К тому времени 30-летний предприниматель Евгений Кандратов, уезжавший на время сильных обстрелов в российский Каменск-Шахтинский (Ростовская область), вернулся в Краснодон. Он не был в ополчении, у него было официально зарегистрированное частное предприятие. «Женя привозил товар и развозил по своим магазинам», — рассказывает Людмила Кандратова, мать Евгения.

В середине сентября Евгения Кандратова пригласил в свой кабинет, расположенный в бывшем здании СБУ на площади Ленина, Андрей Шумов.

По словам Людмилы Кандратовой, он продержал ее сына с 11 часов утра до полуночи. По возвращении сын рассказал, что «Лис» настойчиво предлагал свое руководство:

— Мол, что я скажу, то ты и будешь делать. Я здесь буду главным, и работы у вас будет много, —  пересказывает слова сына женщина. — Женя отказался. «Лис» спросил: «Что ты будешь делать, если я прикрою твою лавочку?» Женя сказал, что пойдет тогда в шахту. «Лис» предупредил: «Ты от меня все равно не скроешься. Поедешь на Украину — я тебя представлю властям Украины как предателя. Сбежишь в Россию — я тебя там найду». Но сын все равно отказался.

Евгений Кандратов

Утром 2 октября 2014 года позвонил один из подчиненных «Лиса» — Роман Пелещук — и попросил привезти им в здание бывшего СБУ пива и раков. Евгений просьбу выполнил. А примерно в 12.30, по словам людей, которые находились в тот час на площади Ленина, Евгения вывели из здания, посадили в его же «десятку», но за руль сел «Лис». По словам женщины, это видел бизнес-компаньон Евгения, который приехал вместе с ним к зданию СБУ, и сотрудник «народной милиции ЛНР», дежуривший в тот час на площади.

Через некоторое время Евгений был на пункте перехода украинско-российской границы в районе поселка Песчановка. Оттуда он позвонил жене, сказал: «Я там, где мы были с тобой два дня назад. Меня переводят на ту сторону. Сказали, что со мной хотят поговорить люди». В этот момент Евгения увидел житель Краснодона Александр Плохов.

— Он рассказал, что Женя шел в капюшоне, руки сзади сомкнуты, его вел Шумов, видимо, сзади был приставлен пистолет, — предположила Людмила Кандратова. — Саша окликнул сына, спросил: «Все нормально?» —  тот ответил, что все в порядке. И они с «Лисом» ушли на российскую сторону. В то время никаких компьютеров на КПП не было, только стояли двое пограничников с российской стороны. «Лис» показал им удостоверение, и они с Женей ушли дальше, в глубь территории РФ. А через некоторое время «Лис» вернулся один, сел в «десятку» (которую позже отдал компаньону Кандратова), приехал в город.

Неделю родные скрывали от матери, что произошло, — говорили, что Евгений уехал за товаром, по делам в Ростов и т.д. Когда Людмила узнала правду, пошла к Шумову:

Андрей «Лис» Шумов

— Нам, гражданским, было запрещено входить внутрь здания бывшей СБУ. Нужно было сообщить о приходе и ждать во дворе. Шумов тогда вышел с собакой, ротвейлером. Думал, что я испугаюсь и уйду. Но видит, что я не ухожу, и в последний момент подтянул поводок — притянул пса к себе. Потом сказал: «Ваш сын заводит неправильные связи».

Людмила Кандратова пояснила: видимо, «Лис» имел в виду одного из близких знакомых семьи, который служил в СБУ и с началом военного конфликта на Донбассе уехал в Украину.

Однажды сослуживец «Лиса», улучив удобный момент, шепнул ей, что искать сына нужно в УФСБ в Ростове-на-Дону. Людмила обратилась туда, но реакции на ее обращение в 2014 году не последовало. Правда, жену Евгения однажды приглашали в УФСБ России по Ростовской области. Но о чем был тот разговор, невестка (теперь уже можно сказать бывшая — молодая женщина сейчас живет с другим мужчиной) свекрови не рассказала.

На замешанность российских спецслужб намекал и сам «Лис». Как-то в ходе одной из бесед он сообщил Людмиле, что «у ее сына ст. 276 УК РФ (шпионаж.В. М.)», а если она будет надоедать со своими визитами, то может вообще больше не увидеть сына. В то же время, по словам Романа Бондаря (компаньона Евгения Кандратова), «Лис» позвонил ему и сказал, чтобы мать не беспокоилась, — скоро сын будет дома.

До конца ноября родные не имели никаких сведений о пропавшем Евгении Кандратове.

«А 29 ноября 2014 года он сам позвонил со своего телефона и сказал буквально слово в слово так: «У меня две руки и две ноги. Если кто-то будет требовать за меня деньги, не давайте», — вспоминает Людмила. — О том, что это действительно был Женя, мы поняли по другим моментам разговора: он собирался купить сыну планшет, но не успел, и спросил, не купили ли мы Ванечке гаджет».

Семья не предпринимала никаких особых усилий по поиску Евгения до начала 2015 года: надеялись, что вот-вот исполнятся обещания «Лиса». Но в 2015 году все-таки решили действовать — наняли ростовского детектива из агентства «Детектив-Юг». Судя по информации, размещенной на сайте, эта структура специализируется на поиске людей, пропавших на территории самопровозглашенных донбасских республик. «Пинкертон» сделал детализацию звонков и установил, что 29 ноября 2014 года Евгений Кандратов звонил из Матвеево-Курганского района Ростовской области. Потом Евгений звонил жене еще раз — в апреле 2015 года. В этот раз звонок был с неизвестного номера, звонивший говорил быстро, спросил о матери, сыне, передал привет и прекратил разговор.

Людмила Кандратова пыталась привлечь к поискам сына и власти самопровозглашенной «ЛНР». В феврале 2015 года она обратилась в комендатуру Краснодона:

— У нас был батальон «Одесса», позывной у командира был «Фома». Я ходила к нему, подавала заявление. Потом меня вызвали и сказали, что сына нашли, в течение недели он будет этапирован в Луганск для дальнейшего разбирательства. Но в течение следующей недели этот батальон «Одесса» расформировали. След потерялся.

Позже женщина писала заявления в милицию Краснодона, министру госбезопасности «ЛНР» Пасечнику, обращалась в правоохранительные структуры «ДНР» — Евгения занесли в официальный список пропавших без вести, однако разыскное дело так и не завели.

С мая 2015 года к поискам Евгения Кандратова подключился ростовский адвокат Игорь Балабан — начался российский этап розыска пропавшего краснодонского предпринимателя.

В российских силовых структурах формального порядка оказалось больше, чем в органах самопровозглашенных донбасских республик. Но результат 10-месячной переписки Людмилы Кандратовой с правоохранительной системой РФ пока что такой же нулевой.

Проворнее всех оказалось УФСБ России по Ростовской области: уже летом 2015 года сообщили, что сына не задерживали, проверить, пересекал ли он российскую границу, не могут, так как поименного учета не ведут (на то есть миграционная служба), и просили больше не надоедать — отвечать не будут, так как прекращают всякую переписку.

Прокуратура, полиция и следственный комитет до конца 2015 года выясняли, какое именно подразделение должно заниматься поисками пропавшего на территории РФ человека. В итоге 30 декабря 2015 года пришла бумага из Главного управления уголовного розыска МВД РФ, согласно которой и искать-то сына не нужно, так как он… не пропадал: мол, вы, гражданка, пишете, что он исчез в октябре, а, по вашим же словам, звонил в конце ноября, поэтому поищите сына в стране, где он прописан, Интерпол вам в помощь.

Полгода назад разыскное дело все-таки завели и в «ЛНР». Но, по мнению адвоката, серьезно относиться в этому не стоит:

— Республики не признаны даже Россией. Следовательно, в официальном бюрократическом смысле обращения структур донецких республик к российским коллегам силы не имеют, реагировать на них россияне не обязаны.

Игорь Балабан считает, что силовые ведомства РФ на самом деле никаких проверок сведений, изложенных в заявлениях Людмилы Кандратовой, не проводили:

— Моя клиентка указала места и хронологию событий, назвала имя человека, возможно, причастного к исчезновению сына, перечислила имена свидетелей, готовых дать показания официально. Но ни с ней, ни с кем-то из названных ею свидетелей никто из российских правоохранителей не связывался. Как тогда происходили все те проверки, о которых упоминают СК и полиция?

Людмила Кандратова обратилась с письмом к министру внутренних дел РФ Владимиру Колокольцеву. Она уверена, что поиски ее сына нужно начинать с беседы с Андреем Шумовым («Лисом»). Летом прошлого года он советовал родным справляться о Евгении в Москве на Лубянской площади. Сейчас заявляет, что не имеет никакого отношения к произошедшему.

— Это все чья-то злая шутка, — сказал он по телефону. — Мне звонят сама Людмила, ее родные, адвокат, а я вообще не понимаю, о чем идет речь.

Людмила Кандратова не исключает, что ее сыну угрожает опасность, вплоть до смерти, и, если российская правоохранительная система подключится к его поискам, это поможет сохранить ему жизнь.

 

Справка «Новой»

В сентябре 2014 года, после первых Минских соглашений, в «ЛНР» и «ДНР» стали возвращаться первые мирные граждане. Но людей было очень мало, магазины практически не работали. Возвращающиеся граждане в основном опасались за свое имущество, которое часто было разворовано, а жилые дома вообще могли быть отобраны, например ГБР (группой быстрого реагирования «Бэтмена»).

Работы никакой на тот момент не было, единственная возможность заработать — это возить продукты и вещи из Украины или из России. Из Украины было дешевле, хотя на блокпостах коммерсантов обдирали как липку украинские военные и ополченцы. Из России завозить можно было только контрабандой, граница особо не контролировалась, и поэтому старые (довоенные) контрабандные пути, например, Власовка-Песчановка, стали основными для провоза чего угодно.

Как это выглядело в сентябре 2014 года? Со стороны Власовки ополченцы на ночь ставят палатки, это импровизированный КПП, с другой стороны — люди, «представляющие РФ». И те, и другие ведут учет в журнале до утра, а потом всё сворачивается как ни в чем не бывало.

В самом Краснодоне в это время было спокойно, за период даже самых сильных боев туда не упал ни один снаряд. В городе базировался батальон «Одесса», возглавлял его Сергей из Одессы, который был в пророссийской «Одесской дружине» на Куликовом поле 2 мая 2014 года. Командиром отряда ОБРоН «Одесса» являлся Фоминов Алексей Алексеевич (позывной «Фома»). «Фома» тоже из Одессы на Куликовом поле 2 мая был «комендантом», имеет 3 судимости и 2 реальных срока.

В Краснодоне «Фому» знали все как человека, занимающегося беспределом и мародерством. Кроме того, его считали одним из основных контрабандистов. «Фома» сотрудничал с «Эльбрусом», «Тибетом» и «Лисом». «Эльбрус» и «Тибет» сами себя называли сотрудниками ФСБ РФ, только в отставке. А «Лис» считался кадровым сотрудником ФСБ. Как только кто-то становился этим людям неугоден, их сразу же перекидывали «за нитку» (то есть через границу с Россией). После этого «неугодных» людей сдавали в Ростовское УФСБ, возможно, как шпионов или как диверсантов. Некоторых впоследствии находили убитыми.

«Фому» очень легко опросить: он находится в Москве, Андрея Шумова («Лиса») тоже: он в Каменск-Шахтинском (Россия).

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera