Сюжеты

Музей – наш. И точка

Как чиновники Росгидромета пытаются дискредитировать бывшего директора музея Арктики и Антарктики

Фото: «Новая газета»

Общество

Нина Петляновасобкор в Петербурге

Как чиновники Росгидромета пытаются дискредитировать бывшего директора музея Арктики и Антарктики


Здание музея в Петербурге. Фото: Елена Лукьянова / «Новая газета в Петербурге»

После увольнения 1 февраля с поста директора музея Арктики и Антарктики (РГМАА) легендарного полярника Виктора Боярского («Новая» рассказывала об этом – см. №10 от 01.02.2016 года) в его защиту выступили сотрудники музея, а их поддержали депутаты петербургского парламента, руководители министерства культуры и министерства природных ресурсов. Музейщики обратились в Росгидромет (учредитель РГМАА) с просьбой продлить контракт с Боярским, а сам музей передать министерству культуры как профильному ведомству. На днях авторы обращения получили ответ от заместителя главы Росгидромета Максима Яковенко. Причем и в РГМАА, и в министерство природных ресурсов, и в министерство культуры, и в Законодательное Собрание Петербурга пришли совершенно одинаковые письма, написанные под копирку. Само по себе это не удивительно и было бы не так страшно, если бы не обилие содержащейся в них лжи и искажений. Депутаты городского ЗакСа и экс-директор музея прокомментировали «Новой» самые возмутительные тезисы Яковенко.


 

Официально

Максим Яковенко, заместитель главы Росгидромета (письмо публикуется с сокращениями)

«В отношении В.И. Боярского Росгидрометом было принято решение о не продлении трудового договора по следующим причинам. Боярским так и не были представлены перспективные планы развития музея… За последние годы Боярский неоднократно нарушал законодательство в сфере управления государственным имуществом, противодействия коррупции, а также ТК РФ. Так, по юридическому адресу нахождения РГМАА были зарегистрированы коммерческие организации, учредителем и управляющим которых являлся Боярский. Данным организациям для осуществления своей деятельности Боярским были безвозмездно предоставлены в аренду помещения музея… Относительно распространяемых Боярским слухов о выселении музея из занимаемого здания и перемещении экспозиции в другое место необходимо отметить, что данный вопрос снят с повестки дня после отклонения Росимуществом заявки РПЦ на владение зданием… В течение 2015 года Боярский систематически вводил в заблуждение руководителей органов власти, направляя им обращения о якобы согласованном решении Росгидромета передать музей в ведение минкультуры РФ, что не соответствует действительности. Росгидромет не рассматривает вопрос о передаче музея. Музей с момента своего основания является ведомственным музеем Росгидромета… Пополнение фондов музея происходит исключительно благодаря деятельности ряда научно-исследовательских учреждений Росгидромета и проводимым ими исследованиям и экспедициям… Росгидромет планирует развивать деятельность музея в соответствии со стандартами и требованиями мировой научной практики, что будет поддерживать его востребованность в научных целях и послужит продвижению интеллектуальной мощи страны на самом высоком уровне… Без курирования со стороны Росгидромета музей не сможет поддерживать экспозицию… По мнению трудового коллектива Росгидромета, руководить подведомственным бюджетным учреждением должен порядочный, инициативный и преданный делу развития музея, как части Росгидромета, человек…»


 

Комментарии

Борис Вишневский, депутат Законодательного Собрания Петербурга

– Ответ от заместителя руководителя Росгидромета Яковенко – феерический. Состоит из двух частей.

Первая часть: какой плохой Боярский. И 65 лет ему, и перспективные планы развития музея не предоставляет, и стратегии развития музея у него нет (в ситуации, когда надо всё время отбиваться от попыток выселить музей), и закон он нарушает, и «распространяет слухи о выселении музея» (ничего себе «слухи» — весь город на ушах стоит от этих попыток) и т.д. А в конце – шедевр: «По мнению трудового коллектива Росгидромета, руководить музеем должен порядочный, инициативный и преданный делу музея как части Росгидромета человек»(!). Из чего вытекает: главный недостаток заслуженного полярника Боярского – недостаточная преданность Росгидромету. «Умные нам не надобны, надобны верные».

Вторая часть: какой хороший Росгидромет. Как он заботится о музее, как планирует его развивать, как без Росгидромета музею никак не обойтись, и как он музей никому не отдаст. К сведению: для Росгидромета музей – явно непрофильный актив, денег он музею дает с гулькин нос, от выселения его не защищает. В последнее время Росгидромет пытался убедить музей переехать то в конференц-зал (!) Арктического и Антарктического НИИ, то в здание управления Гидрометеослужбы, совершенно для этого неприспособленное. Теперь Росгидромет ведёт себя, как собака на сене: и сам музею не помогает, и отдавать его не хочет.


 

Виктор Боярский, первый директор музея Арктики и Антарктики (1998 – 2016), почетный полярник России, председатель полярной комиссии Русского географического общества, член Национального географического общества США, действительный член Национальной академии туризма и Международной академии холода, член Союза писателей России

– Начиная с января 2014 года руководство Росгидромета, заявив о том, что музей является «непрофильным активом Росгидромета, от которого надо избавляться», неуклонно и энергично проводило этот план в жизнь, опережая РПЦ в их попытках отобрать здание. Ничего кроме многочисленных проверок в отношении музея не предпринимало. Никакие «планы развития» его не интересовали. Я предоставил план развития музея министру Сергею Донскому, а также – руководству Росгидромета, однако ни на какие контакты по обсуждению этого плана руководство Росгидромета не шло. В конце 2014 года руководитель Росгидромета Александр Фролов, вместо обсуждения планов, предложил мне уволиться, поскольку я в силу всех своих возможностей старался блокировать попытки Росгидромета перебазировать музей. Более того, когда после ухода с поста заместителя главы Росгидромета Елены Гангало, Фролов поручил заниматься музеем вновь назначенному заместителю Максиму Яковенко, тот вообще отказался меня принимать, хотя я специально приехал в Москву, чтобы обсудить с ним перспективы развития музея. Что касается стратегии развития музея, то она естественна и проста – выжить в условиях постоянного сокращения государственной субсидии: в 2016 году она составила 8,3 млн руб при фонде зарплаты – 13 млн руб. Музей, следуя этой стратегии, в 2015 году сумел заработать 12 млн руб (доходы от продажи билетов, экскурсий и платных услуг), что весьма убедительно свидетельствует: стратегия развития музея оправдана и эффективна. В 2015 году музей посетили свыше 78 тыс чел. Посещаемость растет ежегодно на 5 – 6 тыс чел. Это ли не красноречивое свидетельство того, что музей на подъеме и развивается даже при ограниченном бюджетном финансировании?

Ни Яковенко, ни Гангало ни разу в музее не были, несмотря на приглашения, не знают даже, в каком году он был создан и, видимо, до самого последнего момента разделяли бытующее в руководстве Росгидромета мнение о том, что музей – это «склад пыльных пингвинов».

В январе 2015 года Росгидромет подал ко мне иск о нанесении ущерба музею в виде упущенной выгоды – 1200000 руб. Самое примечательное: мне вменяется в вину упущение выгоды из-за того, что я не сдавал помещения коммерческим структурам. Но сдача в аренду помещений своей компании, сотрудники которой являются сотрудниками музея с момента образования этого музея — абсурд. Никакой аренды нет и быть не могло — в музее нет свободных помещений для сдачи в аренду. Компании был предоставлен лишь юридический адрес, а ее многолетнее сотрудничество с РГМАА в самый тяжелый период его существования помогло сохранить музей.

Слухи о переселении музея, которые, по мнению Яковенко, я распространяю – не слухи, а документально подтвержденная позиция Росгидромета по этому вопросу, которая чудесным образом вдруг сменилась на противоположную, о чем Яковенко не преминул сообщить СМИ, выдавая давно известный факт отклонения заявки РПЦ на здание (июнь 2015 года) за недавнее событие и подавая это как заслугу и позицию Росгидромета. На самом деле это исключительно конъюнктурное заявление, единственно возможное для Росгидромета в нынешних условиях, когда нет ни заявки РПЦ, ни денег в бюджете. Уверен: при поступлении новой заявки от РПЦ позиция Росгидромета по перемещению музея станет прежней.

Демагогия по поводу роли музея в жизни страны не требует комментариев. Такие слова имеют право на существование, но не должны произноситься людьми, которые всеми своими действиями по отношению к музею на протяжении последних лет демонстрировали полное непонимание его истинной роли. Так, Яковенко пишет, что коллекции музея пополняются за счет экспедиций Росгидромета, и что без направляющей и руководящей роли музей пропадет. Это – чушь! Более того, руководство Росгидромета запретило мне и музею участвовать в любой экспедиционной деятельности! Вообще все хорошее, что происходило в музее за последние годы, делалось не благодаря руководящей роли Росгидромета, а вопреки ей. О порядочности и преданности спросим у Яковенко, когда через пару лет он покинет свой пост, как это сделала его предшественница Гангало, и отыщет себе более хлебную ниву для демонстрации патриотических чувств по отношению к новому ведомству.

Я очень надеюсь, что переход музея в минкультуры будет совершен, и это даст новый импульс для развития музея.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera