Сюжеты

Дело из подручных материалов

Верховный суд РФ рассмотрит апелляцию по делу экс-мэра Махачкалы Саида Амирова

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 19 от 24 февраля 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ирина Гордиенкоспециальный корреспондент

Верховный суд РФ рассмотрит апелляцию по делу экс-мэра Махачкалы Саида Амирова


Фото: РИА Новости

UPD. Верховный суд отложил рассмотрение апелляцию по делу бывшего мэра Махачкалы Саида Амирова на 9 марта.

В августе 2015 года Северо-Кавказский окружной суд «по совокупности обвинений» приговорил 59-летнего Саида Амирова к пожизненному заключению. «Совокупность обвинений» включала в себя множественные эпизоды двух уголовных дел, возбужденных против экс-мэра. Первое дело — по подготовке теракта против главы Пенсионного фонда Дагестана Сагида Муртазалиева в 2013 году; второе — по целому спектру уголовных событий, от вымогательств до покушений на конкурентов; главным же эпизодом второго дела стало убийство следователя одного из районных СК по республике Арсена Гаджибекова.

По результатам рассмотрения первого уголовного дела Амиров получил 10 лет колонии строгого режима, по результатам второго — пожизненный срок.

Арест Саида Амирова летом 2013 года стал федеральной сенсацией.

Могущественный политик, безальтернативный мэр миллионного города в течение четверти века обеспечивал лояльность Москве в таком сложном регионе, как Дагестан. Все это время московские чиновники не переставали его чествовать, редко какое федеральное мероприятие в Кремле обходилось без его участия. Программа визита первых лиц в регион обязательно включала в себя встречу с Амировым. Патриарх не уставал вручать ему ордена за всяческие заслуги, а главная партия страны «Единая Россия» именно Амирову доверяла сбор голосов избирателей в самой крупной республике Северного Кавказа.

И надо сказать, Амиров исправно оправдывал это доверие.

Бывший мэр Махачкалы являл собой образец умного, жесткого и дальновидного политика эпохи 90-х. В отличие от большинства своих политических соперников он пережил множество покушений (всего их было 14, в результате одного из которых у Амирова парализовало ноги).

Амиров после развала СССР не делал ставку на национальные движения (что в полиэтничной республике сулило «быстрые дивиденды», и войны в соседней Чечне только усугубляли этот соблазн). Он первый поставил на Федеральный центр, безоговорочно поддержав Москву в ее борьбе с Шамилем Басаевым, который в 1999 году вторгся в Дагестан.

С течением времени Саид Амиров стал одним из основных операторов распределения многомиллиардных федеральных траншей, навар от чего имели, разумеется, и республиканские, но больше — федеральные чиновники. Все эти факторы позволили ему получить кредит безоговорочного доверия от Кремля и привилегию быть самостоятельным политиком — несмотря на то, кто в данный момент находился у власти в Дагестане.

Подобная ситуация устраивала обе стороны. Чиновники от администрации президента РФ понимали, что кавказские тылы надежно прикрыты, а Амиров мог распоряжаться «своей вотчиной» как угодно и оставаться при этом непотопляемым политиком, приближенным к Кремлю.

Именно поэтому показательное задержание Амирова федеральным спецназом стало для многих громом среди ясного неба. Казалось, что уж если одного из ключевых региональных «баронов» сдают так бодро, значит, грядет борьба с коррупцией на Кавказе и грандиозная чистка рядов. Тем более что задержание Амирова аккурат совпало с назначением новым главой Дагестана Рамазана Абдулатипова, который уверенно заявил о грядущем «обновлении и очищении республики».

Ни один из этих прогнозов совершенно не оправдался: не последовало ни чистки, ни обновления.

Безусловно, мэра Махачкалы Амирова было за что посадить — как любого республиканского чиновника эпохи 90-х, когда заказные убийства, вымогательства и финансовые махинации составляли, по сути, ткань политической жизни. Но, во-первых, чтобы доказать подобные обвинения, следствию надо было реально работать, а во-вторых, в ходе такого расследования были бы неминуемо затронуты интересы людей в высоких московских кабинетах. Поэтому дело против Амирова лепили, что называется, из подручных материалов.

Поначалу в качестве основного обвинения Амирову пытались вменить «связь с боевиками». Нельзя забывать, что «лесные» в то время были реальным фактором местной экономической и политической жизни. Доказательства обвинений подобного рода, выдвинутых против республиканского политика любого уровня, было, в сущности, делом техники. На что, очевидно, и была ставка следствия.

Накануне ареста Амирова был задержан глава махачкалинской группы боевиков Сиражутдин Гучучалиев. Удивительно было то, что его вообще взяли живым: подобные спецоперации на Кавказе в 99 случаях из 100 заканчиваются гибелью всех подозреваемых. Отец задержанного боевика, адвокат Махач Гучучалиев, рассказывал о том, что его сына пытали, выбивая показания против Амирова. Вскоре после этого Махач Гучучалиев был убит. Он был опытным адвокатом и знал, как оградить сына от дачи ложных показаний. Удобоваримых с процессуальной точки зрения показаний на мэра от боевика так и не добились.

Тогда Амирову вменили попытку сбить пассажирский самолет на эшелоне — с целью убийства главы Пенсионного фонда Дагестана Сагида Муртазалиева; впоследствии добавили еще множество других криминальных эпизодов, в том числе и состоявшееся убийство следователя Гаджибекова (Начальник одного из районных отделений СК по Дагестану, Гаджибеков был расстрелян неизвестными при выходе из служебного автомобиля в городе Каспийске в декабре 2011 года. — И.Г.)

В обоих этих уголовных делах против Амирова ключевыми свидетелями выступили члены ОПГ, руководил которой бывший помощник прокурора города Кизляра Магомед Абдулгамидов. Абдулгамидова задержали еще в 2011 году — как главаря банды, промышляющей убийствами, вымогательствами и торговлей наркотиками. В 2013 году он стал давать показания против Амирова. Абдулгамидову грозило пожизненное, однако в итоге он был осужден на 11 лет благодаря сделке со следствием. Его подельники получили от 10 до 22 лет колонии строгого режима.

В ходе судебных заседаний по делу Амирова в Северо-Кавказском окружном суде один за другим участники группировки Абдулгамидова стали отказываться от своих показаний. «Вынуждены были пойти на оговор под пытками», — заявляли они. Более того, сам Абдулгамидов заявил: «У меня был выбор: либо говорю, что от меня хотят, либо получаю приемлемый срок и жизнь. Я выбрал жизнь».

О пытках в отношении обвиняемых во время суда говорили адвокаты, а также свидетельствовал судмедэксперт Руслан Магомедов, который был привлечен следователем для освидетельствования обвиняемых при переводе из одного СИЗО в другое. Документы медицинского освидетельствования исчезли из материалов дела, однако судмедэксперт Магомедов сохранил копии этих документов, которые он и предъявил суду.

Все свидетельства о примененных пытках были проигнорированы. Суд приговорили Амирова к пожизненному сроку.

В октябре 2015 года на очередном заседании Совета по правам человека при Президенте РФ правозащитник Андрей Бабушкин поднял вопрос о пытках в отношении свидетелей в деле Амирова. Это обстоятельство ставит под вопрос все уголовное дело против экс-мэра. «Обвинение очень серьезное», — ответил тогда Путин и дал указание Генпрокуратуре проверить информацию.

Однако, по словам адвокатов и родственников Амирова, никакой проверки так и не было проведено.

В среду Верховный суд РФ оценит это дело со своей точки зрения.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera