Мнения

Почему я не пессимист?

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 20 от 26 февраля 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Руслан Гринбергэкономист, член-корр. и научный руководитель института РАН

Размышления накануне юбилея

Каждый раз, когда мне надо что-нибудь написать, я спрашиваю себя: зачем? Ведь я уже взрослый человек и знаю, что небо не упадет на землю, если я ничего не напишу.

Тщеславие мне не чуждо, и я, конечно же, солгу, если скажу, что не испытываю удовольствия, когда мои личные наблюдения и переживания приобретают, так сказать, некоторый общественный интерес. Тем более если написанное получает одобрение порядочных и образованных людей. Но в последнее время я все чаще ощущаю безразличие к комплиментам независимо от того, заслужены они или нет. И дело здесь не только в том, что публичных выступлений и интервью слишком много, а когда чего-то становится слишком много, оно, как известно, обесценивается.

Если вы знаете себе цену — а я, как мне кажется, ее знаю — и не преувеличиваете значение собственной персоны, вы не можете не понимать, что с недавних пор наше сегодняшнее бытие очень напоминает времена Фридриха Второго, который на вопрос одного из придворных, почему Его Величество разрешает крамолу в отечественных газетах, заметил с кристальной ясностью: «У меня есть договор с моими подданными, они пишут, что хотят, а я делаю, что хочу».

И все же как человек, родившийся в СССР и воспитанный в его мессианском жизнеутверждающем духе, я никак не могу перестать верить в прогресс человеческого рода. Как поется в одной песне того времени, «завтра будет лучше, чем вчера». Научно-технический прогресс человечества очевиден и, похоже, даже ускоряется. Причем скорость создания и распространения новых технологий беспрецедентно высока. Уже совсем скоро самолеты будут летать без летчиков, а автомобили ездить без водителей без всякого риска для безопасности пассажиров. Но самое главное и захватывающее дух следствие так называемой четвертой промышленной революции — «интернета вещей», когда вещи будут делать вещи без непосредственного участия человека в их изготовлении, во-первых, и каждая вещь, от лекарства до ботинок, будет производиться в строгом соответствии с параметрами и потребностями каждого индивидуума, во-вторых. При этом

эффективность производства станет настолько высокой, что в принципе все семь миллиардов человек получат возможность вести безбедное существование.

Кажется, все это должно настраивать на положительный тренд в истории человечества. Но суровая действительность говорит о другом.

В отношениях между людьми и нациями мир не только не приближается к идеалу «человек человеку друг, товарищ и брат», а, наоборот, отдаляется от него. Увы, мало что изменилось с того момента (середина ХХ века), когда Бернард Шоу произнес следующую грустную сентенцию: «Мы уже научились летать как птицы, мы уже научились плавать как рыбы. Нам осталось научиться жить как люди».

Состояние, в котором находятся сегодня страна и мир, действительно вызывает огромную тревогу. И это не новость. Новость в том, что к привычным проблемам присоединяются новые, причем те и другие только усиливают друг друга, существенно затрудняя поиск нужных решений.

Самый опасный вызов сегодня — это возвращение геополитики.

Еще совсем недавно как-то неловко было об этом говорить. Сегодня же геополитика чуть ли не всецело определяет напряженный характер отношений между Западом и Россией, которые если и отличаются от привычной вражды времен холодной войны, то только в худшую сторону. Мы вновь оказываемся свидетелями жесткой политической конфронтации с взаимными упреками, подозрениями и угрозами, а также вытекающими из них экономическими санкциями, в результате которых «одним становится хуже, а другим еще хуже». Обостряется борьба за влияние на постсоветском пространстве и множатся признаки того, что в Европе все более вероятно возобновление гонки вооружений. Как бы то ни было, отчуждение между Западом и Россией достигло апогея, и это чревато совсем уж непредсказуемыми последствиями. Во всяком случае, опасная милитаризация общественного сознания в российском обществе налицо.

При этом геополитический вызов актуализируется на фоне отчетливо обнаружившейся тенденции восстановления асоциального плутократического капитализма и глубокого кризиса открытого общества и открытой экономики. Нельзя игнорировать также ренессанс авторитарных механизмов в управлении социумом как результат массового уныния в постсоциалистическом мире после антикоммунистической эйфории 90-х. Вспоминаю в этой связи слова замечательного Отара Иоселиани: «Большевизм умер, а рая нет, стало хуже и одиноко». На наших глазах расширяется разрыв между сытым Севером и неблагополучным Югом, из чего вытекает взрывоопасное «переселение народов». В последнее время заметным становится упадок доверия к действующим политическим элитам вследствие гипертрофии денежного фактора в жизни общества и значительного сужения среднего класса в самых развитых государствах. Наконец, приходится иметь дело с постоянно растущей угрозой распада объединенной Европы и слабой солидарностью народов в противодействии глобальному потеплению… И что со всем этим делать?

По обе стороны Атлантики множится число образованных людей, смакующих историю про гордиев узел. Так, значит, все-таки война, которая все решит и все спишет? Странно и грустно, когда о ее неизбежности хладнокровно рассуждают западные и российские обществоведы, будто не ведая, что в современном мире это почти гарантированно самоубийственный выбор. Сразу не поймешь, чего тут больше, инфантильной безответственности или профессионального кретинизма.

С недавних пор меня мучает вопрос: отказавшись от горбачевских «универсальных ценностей», мы упустили исторический шанс или просто освободились от прежних нелепых иллюзий, сняв розовые очки? Похоже, мы никогда не получим здесь однозначного ответа, что, однако, не должно быть поводом для уныния.

Так или иначе, не следует впадать в исторический пессимизм. Нам дано формировать будущее, а не просто пытаться угадать его контуры. Во-первых, извините за очень нелюбимый мною пафос, важное значение имеет фактор стыда. Стыда перед детьми, внуками и правнуками. Почему молчал? Знал и молчал. Значит, мирился с ложью, заблуждениями и несправедливостью. Во-вторых, «еще ничто не решено». Финал открыт. Всегда надо быть готовым к новому «новому мышлению» и к новым «общечеловеческим ценностям».

Ведь, как заметил один известный государственный деятель, «все народы берутся за ум, после того как используют все остальные альтернативы». Кто знает, сколько их еще осталось…

От редакции. Искренне поздравляем Руслана Гринберга — научного руководителя Института экономики РАН — с его 70-летием! И продолжаем радостно удивляться тому, как членкору РАН, профессору и многолетнему директору Института экономики удается в то же время быть членом Наблюдательного совета «Новой», да еще время от времени в ней публиковаться. Желаем юбиляру крепкого здоровья, новых творческих затей и семейных радостей! Ну и, конечно, продолжения нашей бескорыстной дружбы. «Новая газета»

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera