Сюжеты

Отцы за сыновей

В чем цель «духовно-нравственной паспортизации» в Чечне, которую на самом деле не отменили

Фото: «Новая газета»

Общество

Елена Милашинаредактор отдела спецпроектов

По республике распространили формы «духовно-нравственных паспортов», в которых указываются номер паспорта «паспортизируемого», адрес регистрации и проживания, вероисповедание, национальность, принадлежность тейпу и вирду, характеристики с места учебы, работы, от районного отдела полиции и филиала чеченского муфтията, но и данные старших родственников...


Институт «пособников» является одним из видов коллективной ответственности, которая практикуется в Чечне

Несмотря на то, что  глава Чечни Рамзан Кадыров опроверг намерение провести так называемую «духовно-нравственную паспортизацию» жителей Чечни (как мужчин, так и женщин) в возрасте от 14 до 35 лет, этот процесс полным ходом идет в республике.

О  намерении чеченских властей провести принудительную и противоречащую национальному и международному праву «паспортизацию» населения Чечни стало известно 18 февраля. Тогда же были подготовлены и распространены по районам республики формы «духовно-нравственных паспортов», в которых указываются  не только персональные данные «паспортизируемого» (номер паспорта, адрес регистрации и места проживания, вероисповедание, национальность, принадлежность тейпу и вирду, характеристики с места учебы, работы,  от районного отдела полиции и филиала чеченского муфтията), но и персональные данные старших родственников «паспортизируемого», а также местных участкового и имама. Последние должны подтвердить характеристику личности «паспортизируемого» и взять на себя полную ответственность за его будущие проступки.

По сведениям «Новой газеты», автор данной инициативы — советник главы Чечни по вопросам религии, бывший муфтий Ичкерии при Аслане Масхадове — Бай-Али Тевсиев.

В 1999-м, после начала второй военной кампании в Чечне, Тевсиев, так же, как его предшественник Ахмат Кадыров в 1995-м, объявил России джихад, а затем перебрался в Австрию. В Австрии он проживал до 2009 года, потом, под гарантии Рамзана Кадырова, вернулся в Чечню, выступил по телевидению, отрекся от своего славного ичкерийского прошлого и стал делать успешную карьеру чиновника, занимающегося вопросами духовного воспитания и патриотизма чеченского населения (в первую очередь, молодежи).


Бай-Али Тевсиев. Кадр Youtube

История с «паспортизацией» получила большой резонанс в российских СМИ. Видимо, негативно по этому поводу высказались не только журналисты и правозащитники, но и федеральные власти. Потому что уже через день глава Чечни в своем личном СМИ — инстаграме — опубликовал опровержение готовящейся «паспортизации» жителей Чечни.

На самом деле Рамзан Кадыров и не думал отступать: просто были выпущены новые формы, в которых слово «паспорт» было заменено на слово «анкета». Плюс появилась ссылка на закон о персональных данных («анкетируемый» подписывает согласие на обработку его личных данных).  Все остальные графы опросной формы «духовно-нравственного паспорта» перекочевали в «духовно-нравственную анкету» и остались без изменения.


Образец паспорта. Перепечатано с оригинала в интересах источника
 


Итоговый вариант — уже в виде «анкеты». Кликните для увеличения

Цель «паспортизации» становится  очевидной из раздела анкеты, названного «Данные подтвердившего характеристику»: я — брат, отец, дядя, старший по тейпу — несу полную ответственность за все действия и поведение данного человека». ФИО, адрес, подпись.

Главная задача этого мероприятия — создание базы потенциальных «пособников» из числа старших родственников тех, кто, предположительно, может уйти в подполье, уехать в Сирию или совершить иное противоправное действие. 

Институт «пособников» (на самом деле — заложников) является одним из видов коллективной ответственности, которая уже многие годы практикуется в Чечне. Широко распространены такие методы были в сталинское время, когда сажали, расстреливали и ссылали членов семей «врагов народа». Когда детей заставляли публично отрекаться от родителей, а родителей — от детей.

Иосиф Сталин, как и Рамзан Кадыров, — выходцы с Кавказа. На Кавказе, как известно, до сих пор распространен обычай кровной мести. Изначально принцип  «коллективной ответственности» родился в голове маниакального Сталина как страховка от этого обычая, но потом  зарекомендовал себя как один из лучших способов размножения тотального страха.  

Эффективность «коллективной ответственности» в Чечне базируется на традициях и устройстве местного общества, в котором важную структурирующую  роль играют тейпы и высокая ответственность перед своим тейпом ее каждого члена.  Самый сильный страх чеченца — не за собственную жизнь, а за жизнь своих близких и дальних родственников, которых могут покарать по принципу «всех за одного». Активизируя эти страхи, власти Чечни пытаются контролировать население республики. Однако, как показала практика, полной лояльности людей добиться так и не удалось. Группой риска по-прежнему остается самая пассионарная часть общества  —  чеченская молодежь.  

Наглядно это продемонстрировало нападение на Грозный в декабре 2014 года. Именно после этого нападения Кадыров заявил о том, что родственников боевиков надо выселять из своих домов, дома сносить, людей из Чечни выгонять. После этого заявления в Чечне были уничтожены 16 домовладений. Семьи, включая младенцев и стариков, были выселены зимой на улицу и стали беженцами. Тогда же чеченские власти попытались утвердить «институт заложников» на законодательном уровне. Лобовая попытка оказалась неудачной, поэтому чеченские власти стали изобретать новые формы.

Так, в Чечне была введена практика «поручительства» при выдаче заграничных паспортов лицам, входящим в возрастную группу риска «от 14 до 35».

По сути, поручитель берет на себя ответственность за то, что лицо, за которое он ручается, не уедет, например, в Сирию. Что будет,  если уедет?  Очень вероятно, что поручителю предъявят обвинение в пособничестве. Известен случай  привлечения к реальной уголовной ответственности жительницы Чечни, чья дочь получила паспорт, улетела в Турцию и пересекла турецко-сирийскую границу.

Мать осудили за дочь  и приговорили к колонии общего режима.

Раньше в Чечне пособничеством боевикам  считалась передача им продуктов питания, подвоз на машине и т.п. Чаще всего к ответственности привлекали жителей горных сел, которые плохо контролировались чеченской полицией и боевики свободно заходили  в эти населенные пункты, вымогая у местных жителей еду, одежду и деньги.  Ответственность за такого рода пособничество до недавнего времени была номинальной — уголовное дело заводили, но наказание суд давал чаще всего условное, учитывая, что судимость — первая, есть маленькие дети и проч. В связи с угасанием чеченского подполья дела по этой статье вообще стали редкостью. Однако в  последнее время количество дел по пособничеству в Чечне опять резко возросло и по ним стали давать сроки даже большие, чем за попытку участия в незаконном вооруженном формировании за пределами РФ (то есть за попытку уехать на войну в Сирию). Все эти меры, включая тотальную «духовно-нравственную паспортизацию», косвенно свидетельствуют о том, что поток бегущей из Чечни молодежи,  нелояльной местной власти, остается стабильно высоким.

P.S. На последней пятничной молитве в одном из чеченских сел кадий сделал объявление: всем отцам привести завтра в школу своих детей от 14 до 35 лет (обоих полов). Для заполнения анкет. Руководство республики приказало провести «духовно-нравственную паспортизацию» населения за  три дня.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera