Сюжеты

Беларусь проявила содружество

Таджикская активистка освобождена из брестского СИЗО

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 21 от 29 февраля 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ирина ХалипСоб. корр. по Белоруссии

Таджикская активистка освобождена из брестского СИЗО

Этого никто не ожидал, но Шабнам Худойдодову, находящуюся в межгосударственном розыске по запросу Таджикистана, белорусские власти не экстрадировали на родину, а выпустили из брестского СИЗО, предоставив статус беженца в Беларуси. В тюрьме Бреста Шабнам провела больше восьми месяцев. В пространстве Содружества Независимых Государств это, похоже, первый случай. Вернее, было еще несколько случаев, когда Украина предоставляла убежище гражданам России, Беларуси, Казахстана. Но Украина не ратифицировала устав СНГ, так что юридически она никогда не была государством — членом Содружества.

Шабнам — активистка оппозиционной таджикской «Группы 24». В последние годы она жила в Санкт-Петербурге в качестве обычной трудовой мигрантки — работала сиделкой у пожилых людей, участвовала в гуманитарных акциях в защиту прав мигрантов и высказывалась в социальных сетях о таджикском режиме. Но во многих государствах СНГ, как известно, и за посты в Facebook сажают. Хотя о том, что она объявлена в международный розыск и обвиняется в экстремистской деятельности, Шабнам узнала лишь при задержании в Беларуси.

Уехать из России девушка решила, когда таджикские спецслужбы начали преследовать тех, кто находился за пределами страны. В декабре 2014 года оппозиционные движения «Группа 24» и «Молодежь за возрождение Таджикистана» были включены таджикскими властями в список экстремистских и террористических организаций. Спустя месяц, 20 января прошлого года, лидер «Молодежи за возрождение Таджикистана» Максуд Ибрагимов был похищен в Москве и тайно вывезен в Таджикистан. А еще до того, в октябре 2014 года, его задержали в Москве и поместили в СИЗО. Оказалось, Таджикистан объявил его в розыск по обвинению в экстремизме. Но Ибрагимов был к тому времени гражданином России и экстрадиции не подлежал. Через два дня его выпустили из тюрьмы. В ноябре лидер «Молодежи за возрождение Таджикистана» пережил покушение и оказался с ножевым ранением в Институте Склифосовского. А в январе его просто похитили. Гражданин России внезапно исчез в Москве, а весной оказался в наручниках в зале суда в Душанбе.

Российский гражданин Максуд Ибрагимов был признан виновным в призывах к смене конституционного строя в Таджикистане, создании преступного сообщества и приговорен к 17 годам строгого режима. А в марте 2015 года в Стамбуле был убит лидер «Группы 24» Умарали Кувватов, за три года до смерти эмигрировавший из Таджикистана.

До убийства Кувватова два раза задерживали на границе — в ОАЭ и в Турции: по запросу Таджикистана лидер «Группы 24» был объявлен в интерполовский розыск. И дважды власти этих стран отказывали Таджикистану в экстрадиции Кувватова. А 5 марта Умарали был застрелен на стамбульской улице. Турецкая полиция арестовала гражданина Таджикистана Сулаймона Каюмова. Еще пятеро подозреваемых — тоже граждан Таджикистана — успели покинуть Турцию.

В это самое время, весной 2015 года, Шабнам Худойдодова начала получать угрозы по почте и в социальных сетях. «Она получала не только угрозы, — рассказала «Новой» представитель правозащитного центра «Вясна» Анастасия Лойко. — Ей присылали ее собственные фотографии, тайно сделанные в разных местах Санкт-Петербурга. То есть открыто демонстрировали, что за ней круглосуточно следят. И Шабнам решила уехать в Европу. Она вовсе не собиралась просить убежища здесь, просто поехала из Санкт-Петербурга в Польшу через Беларусь».

12 июня прошлого года Шабнам села в поезд и уехала из России. Удивительно, что в Бресте белорусские пограничники спокойно выпустили ее из страны — при том что фамилия Худойдодовой была в розыскной базе данных. А вот польские пограничники, вошедшие следом за белорусскими в поезд, не стали даже слушать ее: «Визы нет? Тогда вам в обратный путь».

Если бы Шабнам пересекла границу нелегально — перешла на свиных копытах, как в кино, — уже на польской территории она могла бы просить убежища. Или если бы въехала легально, с визой, — могла обращаться к властям. А просто в поезде на границе двух стран просить пограничников одной из них о политическом убежище — занятие бессмысленное. Но Шабнам об этом не знала. Она думала, что обращаться за помощью можно прямо на границе.

Шабнам отправили назад в Беларусь. А в Бресте местные пограничники неожиданно обнаружили, что девушка находится в розыске. Ее доставили в СИЗО Бреста и начали готовить документы для экстрадиции в Таджикистан. У Шабнам не было иного выхода — только просить убежище в Беларуси.

Конечно, здесь тоже «сажают за фейсбук». Здесь сажают правозащитников, журналистов, активистов, политических лидеров, предпринимателей, студентов, которые осмеливаются бороться или даже высказываться открыто. Здесь бьют на митингах и пытают в тюрьмах. Здесь такой же, как таджикский Рахмон, диктатор, и тоже больше двадцати лет. Но по крайней мере у Лукашенко нет личных претензий к Шабнам Худойдодовой. Здесь она никогда не была, не участвовала, не привлекалась, не высказывалась.

24 июня прошлого года задержанная написала прошение о предоставлении ей статуса беженца. До рассмотрения вопроса процедура экстрадиции была приостановлена. Евросоюз и ОБСЕ призвали белорусские власти не отправлять Шабнам в Таджикистан. Многие европейские государства и США были готовы принять ее и предоставить убежище у себя. И по-прежнему готовы.

Потому что все знают: Шабнам Худойдодова в Беларуси долго не задержится. И пресс-конференций давать не будет, и ходить по улицам — тоже. Потому что у Беларуси нет границы с Россией. Свободный проезд-проход-пролет на любом виде транспорта. И если Максуда Ибрагимова, получившего российское гражданство, смогли похитить и вывезти в Таджикистан из России, то Шабнам, конечно, не будет в безопасности в Беларуси. И Брест для нее — действительно промежуточная станция. По крайней мере теперь она сможет получить нужные документы и легально пересечь белорусско-польскую границу.

Статус беженца был предоставлен ей 22 февраля. В этот же день Шабнам была освобождена из брестского СИЗО. В белорусской тюрьме она просидела больше восьми месяцев. На условия содержания не жаловалась, хотя, как рассказал «Новой» брестский правозащитник Роман Кисляк, адвокаты и правозащитники были готовы писать жалобы, потому что были причины. Но Шабнам предпочла молчать — она ждала решения властей и жаловаться на представителей этих самых властей не хотела.

Шабнам повезло. А еще повезло активисту «Группы 24» Собиру Валиеву — его арестовали в аэропорту Кишинева 1 августа 2015 года по запросу таджикских властей, но через 40 дней он вышел на свободу: в экстрадиции Молдова отказала. Хочу напомнить в связи с этим, что пятеро молодых активистов «Группы 24», задержанных в России по запросу властей Таджикистана — Сохибназар Абдуназаров, Абдурахим Восиев, Мехрубон Сатторов, Фирузшо Лоиков, Исмоил Холов и Тагоймурод Махмадиев, — всё еще ждут решения об экстрадиции. Все они, как и Шабнам Худойдодова, обвиняются в экстремистской деятельности. От восьми до пятнадцати, по таджикскому уголовному кодексу. Если Россия примет решение об экстрадиции.

После недавнего отказа Москвы предоставить убежище перебежчику из Северной Кореи, который не смог доказать российским чиновникам, что на родине его ждет смертная казнь, за этих пятерых становится страшно.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera