Сюжеты

Возмутительный Сандерс

В чем заключается феномен независимого претендента на президентское кресло Берни Сандерса

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 22 от 2 марта 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Александр Пумпянскийобозреватель «Новой»

В чем заключается феномен независимого претендента на президентское кресло Берни Сандерса


Фото: REUTERS

72-летний претендент на номинацию кандидата от Демократической партии, построивший свою кампанию на критике Уолл-стрит, стал главным феноменом нынешней президентской гонки в США. Но для российского наблюдателя Сандерс остался в тени скандального Дональда Трампа, да и номинацию он, скорее всего, не получит. Но почему Сандерса поддерживает американская молодежь, а сам политик войдет в историю при любом исходе праймериз?

Хотите информацию о том, чем закончилась избирательная кампания Берни Сандерса? Сенсация и шок! Берни Сандерс победил — с перевесом в 10 (десять) голосов!

Спешу уточнить. Речь не о грядущем судьбоносном первом вторнике после первого понедельника ноября 2016 года. И даже не о соперничестве с Хиллари Клинтон в череде праймериз. Как известно, надежно можно предсказывать только прошлое — и то не всегда. Речь о том, с чего началась выдающаяся избирательная история этого очень не ортодоксального деятеля — о кампании 1981 года за пост мэра города Берлингтон в штате Вермонт.

В той городской кампании он был уже весь — этот возмутитель спокойствия. Противник — хуже не придумаешь — действующий мэр, занимавший свой пост пять сроков подряд. Можно представить, до какой степени он сросся со своим креслом. Сандерс бросил перчатку не просто самой могучей заднице в округе. Весь истеблишмент, включая местный бизнес, был против выскочки, который в американской двухпартийной системе дерзко позиционировал себя: а) как независимый и б) как социалист. Но он победил.

Мэром он оказался на редкость эффективным. Трижды еще переизбирался на своем посту, поочередно побеждая соперников — и демократов, и республиканцев. В 1990-м он выдвинулся от Вермонтского округа в палату представителей, где находился 16 лет. В 2006 году был избран уже сенатором США. В 2012-м на перевыборах в верхнюю палату получил 71% голосов вермонтцев.

Не надо думать, что он такой удачник. Наоборот. Все всегда было против него. До Берлингтона Сандерс выдвигался дважды в губернаторы штата Вермонт (в 1972-м и 1976-м) и дважды в сенаторы США (в 1972-м и 1974-м). И только после этих четырех поражений началось его политическое восхождение — с городского низа, ступень за ступенью. Мэр—конгрессмен—сенатор. Это не то, что риелтор-строитель казино — и сразу претензия на Белый дом.

Так что это вовсе не удача, которая делает политика оппортунистом. Ни разу избиратели не испытали в нем разочарования. На каждых следующих выборах его результат был выше, чем на предыдущих. Такой результат не объяснить популизмом.

Кто в молодости не был радикалом — у того нет сердца, кто в зрелости не стал консерватором — у того нет ума… С некоторых пор эту фразу, приписываемую по очереди Черчиллю, Дизраэли, Бернарду Шоу etc., возлюбили наши политики, повторяя ее тогда, когда им надо оправдать собственное ретроградство. Берни Сандерс один может опровергнуть весь этот ряд острых умов и их корыстных плагиаторов.

Он родился и рос в нью-йоркском Бруклине, учился в Чикагском университете. Раннюю политизацию объясняет так: «Парень по имени Адольф Гитлер выиграл выборы в 1932 году. Он выиграл выборы, и 50 миллионов погибли в результате Второй мировой войны, включая 6 миллионов евреев. Так уже малым ребенком я понял, что политика — дело очень важное».

Бурные молодые годы доказывают, что это не поздняя фигура речи. Война во Вьетнаме. Берни официально подал декларацию о своем статусе принципиального противника. Поход на Вашингтон 1963 года, освященный прославленной речью Мартина Лютера Кинга «У меня есть мечта». Он среди 200 000 его участников. Конгресс расового равенства, Студенческий координационный комитет ненасильственных действий, Движение за гражданские права, Социалистическая партия — он заметен везде, во всех этих организациях.

Правый циник скажет, что молодой Берни был образцовым леваком. На самом деле, это принципы. Похоже, к своим 74 годам он ничуть не изменился.

Сандерс уникум по нескольким причинам. В 1990-м «Вашингтон пост» назвала его «первым социалистом» за многие десятилетия, прошедшим в конгресс США. Он немедленно сколотил в конгрессе Форум прогрессивной повестки, в орбите которого объединились самые либеральные демократы. В сенате он обрел решающий голос. В буквальном смысле слова. В каденцию 2007—2008 года, когда демократы и республиканцы в сенате практически сравнялись числом, многие голосования завершались со счетом 51:49 в пользу демократов, исключительно благодаря тому, что независимый Сандерс голосовал вместе с ними.

В 1987 году журнал U.S. News & World Report назвал его лучшим мэром. В 2015 году он был признан самым популярным сенатором США.

Главная мишень его критики — Уолл-стрит. Самая знаменитая его акция — громкое, на восемь с половиной часов кряду, «флибустьерское» выступление в сенате 10 декабря 2010 года против продления сокращения налогов на богатых.

С самого начала он страстно выступал против иракской войны, так же как и против излишеств официальной «войны с террором», в особенности практики всеобщей слежки. В войне против исламских экстремистов «мы должны быть твердыми, а не тупыми», говорит он.

С таким багажом он ринулся в президентскую гонку. «Я не верю в то, что мужчины и женщины, которые защищали американскую демократию, сражались за ситуацию, когда миллиардеры владеют политическим процессом», — заявил он в первой же речи, в которой объявил о своем выдвижении. Вопиющее неравенство доходов, по Сандерсу, — самая насущная проблема, ограничивающая свободы и возможности рядовых американцев. Центральные идеи его кампании: повышение минимальной зарплаты, по-настоящему универсальная и простая реформа здравоохранения, освобождение студентов от астрономического долга за обучение. А с другой стороны: повышение налогов на богатых, частные компании обязаны предоставить своим работникам отпуска и льготы. И еще радикальные финансовые реформы. Финансовых институций, «слишком больших, чтобы рухнуть», не должно остаться.

В отличие от Хиллари Клинтон и других, в финансировании своей кампании он полагается не на крупных корпоративных доноров, а на рядовых избирателей. Чеки по 20—30 долларов в среднем потекли к нему онлайн вешними ручьями. В этом тоже вызов истеблишменту.

Американские избирательные кампании — постоянный поставщик политических премьер. Явление Барака Обамы в 2008 году — первый черный президент США за всю историю страны. Джон Кеннеди в 1960 году стал первым президентом-католиком. Митт Ромни в 2012-м мог стать первым президентом-мормоном. Часть харизмы Хиллари Клинтон настояна на том, что она может стать первым президентом-женщиной… Это не просто популярные рекламные тэги. На самом деле это вехи прогресса: то, что казалось — и было — невозможно, в какой-то момент становится явью. У Берни Сандерса на этой шкале есть своя скромная вешка. Он — первый еврей, выигравший праймериз.

Что, впрочем, он сам никак не акцентирует. «Я сын польского иммигранта», — говорит он, подчеркивая, откуда вышла его семья, а не «кровь» или религию. «Я горжусь принадлежностью к еврейству», но «не слишком религиозен», — может ответить он на назойливые расспросы. «У меня очень сильные религиозные и духовные чувства, — ответил он на днях. — Моя духовность заключается в том, что мы все связаны и все вместе, и что, когда дети голодны, а ветераны ночуют на улице, — это очень на меня действует».

Его духовность социальная. Он «демократический социалист», именно так он себя определяет всю свою жизнь. В этом смысле он действительно первый в американской современности.

Опрос Гэллапа 2015 года: за кого вы НЕ станете голосовать в принципе?

Ответ: за католика — 6% американцев. За черного и за еврея — по 7%. За кандидата-гея — 24%. Более трети — за мусульманина либо атеиста. Есть однако и выше показатель неприятия: 50% опрошенных заявили о невозможности голосования за социалиста.

«Социалист» в Америке — ругательное слово. Социалист — все равно что коммунист, антиамериканская личность. Можно сказать, это осталось с маккартистских времен. Впрочем, нам ли удивляться подобной неразборчивости?

Совсем недавно для нас «социалистический» тоже было синонимом «коммунистического», только обозначало все самое прекрасное, что есть на этой земле и выше. У американцев так же, с точностью до наоборот.

Но был и есть непризнанный нами (и по-своему американцами) опыт скандинавской социал-демократии. Берни Сандерс именно такой социал-демократ. Что для Америки по-своему революционно.

В опросах общественного мнения у Берни высшие баллы за «честность» и «порядочность». И еще он — «настоящий». За него с энтузиазмом приходит голосовать молодежь. Этого совсем недостаточно для достижения конечного результата, но то, что «социалист» уже не является непреодолимым гандикапом, — показательно.

Американская президентская гонка — чувствительный скан общественного состояния. Нынче все внимание привлечено к феномену Трампа. Тот факт, что этот авантюрный и безответственный выскочка, ни дня не проведший ни на каком государственном посту, срывает все ставки в республиканской рулетке, явно говорит о накопившемся в низах потенциале протеста. Феномен Сандерса ничуть не меньше. В нем проявляется запрос на очень серьезные перемены. Это сигнал снизу: уникальная американская капиталистическая машина нуждается в существенной прививке социальных реформ.

Теги:
выборы, сша
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera