Сюжеты

«Городские партизаны» против «Хапремонта»

Многие москвичи стали саботировать взносы на капремонт

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 23 от 4 марта 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Дмитрий Ребровкорреспондент

Многие москвичи стали саботировать взносы на капремонт


Фото: РИА Новости

3 марта КС рассмотрит соответствие закона о фондах капитального ремонта Конституции России. Не дожидаясь его решения, многие москвичи уже саботируют работу фонда «партизанскими методами». Что заставило их выйти на тропу войны и каким образом горожане сопротивляются очередным поборам?

«Совет дома у нас организовался еще пару лет назад, когда мы боролись с местным «Жилищником», который не убирал территорию. Чтобы заставить его выполнять обязанности, пришлось немало повоевать. За  короткое время там сменилось три руководителя, в итоге, когда нам пришли первые платежки за капитальный ремонт, а в городе начались протесты, мы уже были подкованные и знали что  делать», — объясняет  Ирина Галкина, бойкая пенсионерка, программист-системщик по образованию и один из самых активных муниципальных депутатов Головинского района Москвы.

Ирина активный участник практически всех «соседских» сообществ, образовавшихся в округе на почве локальных противостояний жильцов с городскими чиновниками. Проблемы типичные: застройка парков и зеленых зон, ЖКХ, снос гаражей, теперь вот капремонт. Одна из сетевых площадок, объединивших соседей в активистское комьюнити под названием «Оборона Головино» — группа в Фейсбуке, в которой зарегистрировано более двухсот активистов. На другую, общегородскую, «Как не платить за капремонт» Ирина заходит чаще всего — здесь подписчиков более двух тысяч.

Читайте также:

Козак рассказал о неэффективном использовании взносов на капремонт

— Когда в местной муниципальной газете мы напечатали алгоритм, что должен предпринять горожанин, чтобы легально обойти новые поборы, народ зашевелился, а после того как скан нашей инструкции вывесили в интернете, мне стали звонить со всего города, просить консультаций, — с гордостью сообщает активист Галкина.

От ее  подъезда рукой подать до живописной, изгибающийся между корпусами панельных многоэтажек. По берегам широкого ручья, почти на проезжей части пасется стая уток, облюбовавших пустырь между горбатым мостиком и детской площадкой. Здесь мы ждем еще одного активиста, соратницу Галкиной по борьбе с «хапремонтом» — Милу Серову. «То, чем мы занимается, — это горизонтальная сеть взаимопомощи и ликбез, — объясняет Серова. — Капремонт — это  в среднем тысяча — полторы к обычному счету за коммунальные платежи, и люди почувствовали на своей шкуре, что такое несправедливость. Со временем многие начинают интересоваться и другими вопросами: незаконной застройкой, например, тарифами. Я в свое время внимательно изучала опыт польской «Солидарности», так вот единственный наш выход — это гражданские акции. Не разрешают выйти на митинг, мы будем саботировать оплату».

Присоединившихся к бойкоту платежей пока немного, но повстанцы есть почти в каждом районе города. Механизм сопротивления удалось разработать совсем недавно.

 

Вопрос о «кубышке»

Закон, обязавший собственников жилья вносить ежемесячные платежи на капремонт, был принят Государственной Думой и  подписан президентом Путиным еще в декабре 2012 года. Однако запустить систему сборов городским властям удалось лишь к июлю 2015-го. В целом, выглядит она  следующим образом: вся нежилая площадь многоквартирного дома за пределами квартир,  по закону, находится в коллективной собственности его жильцов. Речь идет о лестничных площадках, лестницах, чердаках, технических помещениях, вроде комнаты консьержа. По действующему жилищному кодексу содержание и капитальный ремонт этой общей собственности — обязанность жильцов, а не государства. Но управлять своим совместным имуществом жильцы могут несколькими способами:  образовав так называемое товарищество собственников жилья (ТСЖ), специальное юридическое  лицо, которое будет самостоятельно нанимать  дворников, решать вопросы благоустройства придомовой территории, заключать контракты с коммунальщиками и подрядчиками по ремонту. Или просто перепоручив значительную часть своих обязанностей  управляющей компании. В Москве — это сеть государственных ГБУ «Жилищник». В каждом районе свой. «Жилищник» действует на основании договора, который подписывают собственники на общем собрании. Таких домов в городе большинство.  

Поскольку капремонт — дорогое удовольствие, закон, принятый в 2012 году, обязал собственников открыть специальные целевые счета,  своеобразные «копилки», куда каждый жилец обязан раз в месяц совершать отчисления. Сумма отчислений уникальна для каждого региона, в Москве она составляет 15 рублей за квадратный метр. Все деньги, поступающие на такой счет, становятся частью все той же коллективной собственности, но могут быть потрачены жильцами только на ремонт: ни снять, их, ни пустить на любые другие цели нельзя.  Загвоздка, вызвавшая протесты активных горожан, впрочем, не в этом. А в том, что

обычный дом, чьи жильцы не оформили товарищество, «юридическим лицом» не является, и заводить по закону такой счет ему нельзя.

Специально для этих случаев правительство установило особый порядок: деньгами на капитальный ремонт этих домов управляет региональный  «Фонд капитального ремонта». Этот фонд, уже собирающий деньги со всего города в общую «кубышку», в будущем будет оплачивать ремонтные работы, в объемах установленных городской программой капремонта. Важно, что по букве закона он вправе тратить деньги жителей одного дома на ремонт дома совсем другого, поскольку, как только платеж поступил в контору, он уже не является «коллективной собственностью», а принадлежит самому фонду-посреднику.  

Практически никто из «борцов с капремонтом» не верит, что фонд выполнит свои обязанности исправно.

— Программа составлена на 30 лет, но конкретных сроков нет. По моему дому первые работы указаны в 2017 году, а завершиться они должны аж в 2040-м. Старшее поколение вряд ли доживет до этого дня, — говорит координатор домовых советов, активист и непримиримый противник «поборов» на капремонт Петр Фалков.

 

Вычеркнуть лишнее

Просто так вычеркнуть строчку «на капремонт» из платежного документа невозможно. Единственный способ самоорганизации жильцов в обычных домах — это полубесправный «совет дома», действующий на общественных началах. Один из таких и возглавляет Ирина Галкина. Членом другого — в соседнем доме — является Мила Серова. Им и принадлежит рецепт, теперь применяемый отказниками по всему городу.  Еще в начале нулевых плательщик получал извещение с квитанцией, объясняют активисты, услуги, указанные в квитанции, были аналогом графы «назначение платежа», и на руках у человека в любом случае оставался «квиточек» — официальное подтверждение проведенной трансакции. Теперь человек получает информационное письмо, а оплачивает электронный счет, выставленный расчетным центром. Если оплата проведена не полностью, то сумма просто делится между имеющимися графами пропорционально. Вместо долга по капремонту «сопротивленец» получает одновременный долг за все услуги ЖКХ с последующим отключением, например, воды и тепла за неуплату.  Само же информационное письмо остается у него на руках, в нем можно вычеркнуть хоть все графы — на банковскую трансакцию это не повлияет.

Чтобы не погрязнуть в долгах, но избежать оплаты за капремонт, борцы с системой предлагают самостоятельно запрашивать в «Жилищнике» полный перечень услуг, которые он оказывают по договору об управлении, и точные банковские реквизиты организации.  Самостоятельно в банке в  так называемом платежном поручении  прописать пункты счета без капремонта. И внести деньги. Именно так и поступают столичные «неплатильщики».

«Подписывая поручение — вы получаете банковский документ финансового характера, утвержденный Минфином, а стало быть, упрекнуть вас в неуплате остального ЖКХ и отключить воду вам уже никто не посмеет», — разъясняет Петр Фалков.

 

Надежда на суд  

«Первый раз Сбербанк отказался делать такие переводы. Пришлось пойти в Банк Москвы — и в этом ирония, потому что именно им пользуется фонд капремонта —  но они согласились», — делится опытом Ирина Галкина. — Чтобы истребовать реквизиты прямого счета «Жилищника», пришлось писать депутатский запрос на бланке, но вот уже два месяца мы платим именно так, и никаких лишних долгов у меня не появилось».

В декабре 2015 года с жалобой в Конституционный суд по поводу законности таких фондов обратилась группа депутатов Госдумы от «Справедливой России» и КПРФ. От ответа КС зависит, придется ли городским активистам и дальше действовать  «партизанскими методами».

В свое время их протест поддержала только Элла Памфилова, уполномоченный по правам человека, но насколько это сможет помочь при рассмотрении дела — остается неясным. Минстрой уже успел заявить, что не видит в законе нарушений, перечисленные оператору средства не являются деньгами собственников помещений, поэтому согласовывать с ними вопросы использования этих средств не требуется, а взносы на капитальный ремонт являются для граждан Российской Федерации обязательным платежом.

Будет продолжение:

Решение КС о законности сборов за капремонт огласят в четверг, 3 марта

Накануне слушания заместитель министра  Андрей Чибис на своей странице в Фейсбуке особо подчеркнул, что если собственники захотят «переиграть» ситуацию, по решению общего собрания они могут перейти из «общего котла» на спецсчет дома. Например, создав ТСЖ. «У нас с вами нет другого варианта и другого шанса отремонтировать наши с вами дома. В России впервые за всю историю запущена и работает самая глобальная программа реновации жилого фонда »,  — подчеркнул чиновник. Активистка Ирина Галкина, впрочем, не доверяет «большим планам» российских властей: «Я не первый год живу в этой стране, и пока ни одна глобальная программа тут не завершилась успехом. Первая из них и самая известная — это построение коммунизма к 1980-му году. Не исключено, что тем же кончится и капремонт, а наши деньги просто растворятся в воздухе».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera