Сюжеты

Дежавю в нормандском формате

3 марта Россия, Украина, Франция и Германия обсудили в Париже, как выполнить то, что они обсуждали в Париже 2 октября

Фото: «Новая газета»

Политика

Юрий Сафроновсобкор в Париже

Фото: EPA

3 марта около полуночи в здании французского МИДа закончилась встреча министров иностранных дел «нормандской четверки». Пять месяцев назад, 2 октября 2015, в Елисейском дворце прошло «историческое» заседание с участием Олланда, Меркель, Путина и Порошенко, на котором они обговорили четкий план выполнения другого четкого плана (вторых Минских соглашений)…

Теперь кажется, что той «исторической» встречи как не бывало. Потому что почти ничего пока не выполнено.

Вероятно, из-за двух проклятых вопросов: выборы и контроль над украино-российской границей.

Выборы застряли на границе

Пять месяцев назад в Париже договорились и о полном прекращении огня, и об отводе всех вооружений, и о доступе ОБСЕ и Международного Красного Креста на всю территорию «ДНР» и «ЛНР», и о том, что должен произойти обмен пленными по принципу «всех на всех»...

Наконец, Украина обязывалась принять закон о выборах на этих территориях, после чего наступал бы «финальный этап выполнения Минских соглашений — установление контроля над границей и вывод иностранных вооруженных формирований».

Такая очередность, если предположить, что целью развязывания войны в Донбассе было создание анклава на территории Украины, должна была полностью устраивать тех, кто эту войну задумал. Проводить выборы там, куда через российско-украинскую границу можно неограниченно завезти все что угодно – от бюллетеней до танков – одно удовольствие. Это позволяет легко усадить на территорию анклава нужную власть — только теперь под эгидой международного сообщества.

Понятно, что Киеву это ни в коем случае не нужно. Но на этот случай есть дубина войны.

Парижские переговоры октября-2015, на которых Порошенко вынужден был де-факто принять неудобную логику минских соглашений «сначала выборы – потом контроль над границей», стали следствием внезапного обострения военных действий в сентябре. Минские соглашения тоже были подписаны на фоне внезапного обострения.

В феврале-2016, когда стало ясно, что Киев «затягивает» принятие закона о выборах, обострение началось снова.

Ну, и параллельно не исполнялись все другие договоренности 02.10.2015: не было ни полного отвода вооружений, ни полного обмена пленными, ни свободного доступа ОБСЕ на территории «ДНР» и «ЛНР»…

И к нынешней встрече министров иностранных дел стороны подошли в ситуации, которую мягче всего характеризуют слова главы немецкого МИДа Штайнмайера, сказанные им за несколько дней до переговоров: «Ни один из пунктов минских соглашений не утратил своей актуальности».

«Но мы идем верным путем, верной дорогой и мы продолжим твердо и решительно следовать в этом направлении», — сказал французский министр Жан-Марк Эро уже после встречи 3 марта.

Эро отметил, что «сегодня был пройден очередной этап» на пути выполнения Минских соглашений.

О чем договорились на «очередном этапе» (мнение французского министра)

Эро назвал «три основных пункта, которые были на повестке дня этим вечером», который длился четыре часа: 1. «эффективное «закрепление» режима прекращения огня» 2. «условия проведения местных выборов в Донбассе» 3. «обеспечение безопасности этих выборов».

Потом министр развил этот план:

1. «Мы призвали стороны еще раз публично подтвердить их обязательства по отказу от всякого использования оружия, -- сказал Эро. -- И завершить отвод тяжелых вооружений» (впервые про незамедлительное «завершение отвода» было сказано в самих Минских соглашениях, подписанных в феврале-2015). 

Но на этот раз, чтобы не ограничиваться только «обязательствами сторон», «призвали к созданию до 30 апреля 2016 силами специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине (далее – ОБСЕ) механизма по предотвращению и разрешению инцидентов» (т.е. нарушений перемирия). ОБСЕ должна, наконец, получить и полный и неограниченный доступ на всю территорию конфликта.

«Мы призвали, — продолжил Эро, — к освобождению и обмену всеми заключенными и незаконно удерживаемыми людьми до 30 апреля 2016. Ко всем задержанным должен быть обеспечен доступ Международного Красного Креста».

2. «Мы подчеркнули важность принятия украинским парламентом избирательного закона для проведения местных выборов, и мы пожелали, чтобы выборы состоялись до конца первого семестра 2016… Выборы должны пройти по украинским законам и по международным стандартам».

3. «Мы призвали ОБСЕ предоставить нам к 31 марта конкретные и практические решения по обеспечению безопасности выборов… Мы отметили, что не может быть выборов, если их безопасность не обеспечена».

О чем договорились на «очередном этапе» (мнения Лаврова и Климкина)

Украинский министр Павел Климкин объяснил, что именно вкладывают в слово «безопасность» в Киеве. «Мы не можем говорить про то, что безопасность – это только отсутствие обстрелов и отведение оружия, — сказал он. — Безопасность, в первую очередь, это контроль ОБСЕ над территорией Донбасса и над украино-российской границей».

Климкин рассказал, что представил «четкую схему обеспечения контроля над границей» (см. под текст). «Без обеспечения безопасности мы не можем продвигаться в направлении выборов», — заявил он.

И добавил, что сегодня «в вопросах безопасности Лавров не был готов идти дальше».

Сам Сергей Лавров сказал что Эро и Штайнмайер в ходе встречи «попросили зафиксировать обязательность проведения выборов в первом полугодии 2016 года, российская сторона поддержала эту инициативу, а украинская нет».

В итоге, «сдвигов в самом главном — с точки зрения процесса – вопросе подготовки выборов не произошло».

С точки зрения «процесса» выборы, возможно, и являются «самым главным». Главнее контроля Украины над своей границей, это уж точно.

А Украина почему-то настойчиво хочет ее контролировать.

«Я сегодня рассказал на встрече, — заявил украинский министр Климкин, — что мы знаем о многих случаях, когда на территорию Украины заходит российская боевая техника и боеприпасы и российские наемники».

«На протяжении всех сегодняшних переговоров мы привлекали внимание к тому, что ключом и стержнем всего минского процесса является прямой диалог между Киевом и Донбассом», — заявил Сергей Лавров.

Таким образом российский министр еще раз подчеркнул, что война в Донбассе идет не между Россией и Украиной, а между Украиной и «ополченцами».

В таком случае, не хочет ли российский министр иностранных дел помочь международным наблюдателям закрыть границу, через которую в Россию может проникать «чужая» война?

У России есть для этого технические возможности. А наши западные партнеры по «нормандской четверке» постоянно говорят о том, что у России есть рычаги влияния на сепаратистов.

Как установить контроль международных наблюдателей за украино-российской границей

Украинский министр предлагает на первом этапе создать базы ОБСЕ вдоль 9 пограничных пунктов, контролируемых сейчас «ДНР» и «ЛНР». И предоставить наблюдателям право устраивать инспекции без предупреждения. На втором этапе – поставить наблюдателей ОБСЕ на эти 9 пунктов контроля. На третьем – создать систему контроля участков между этими 9 пунктами. Климкин также предлагает «установить техническое оборудование, которое бы контролировало границу в наиболее критичных точках и днем и, конечно, ночью». Ну, а на четвертом этапе международные наблюдатели должны проследить за выводом оружия и его хранением. 

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera