Сюжеты

Свободу слова смыли водометами

В Турции продолжается планомерное наступление на независимые СМИ

Фото: «Новая газета»

Политика

Александр Чурсинсобкор на Балканах

В Турции продолжается планомерное наступление на независимые СМИ


Фото: РИА Новости

В конце минувшей недели стамбульский суд без каких-либо объективных оснований решил назначить государственного управляющего в редакцию газеты Zaman — крупнейшего и влиятельного оппозиционного издания Турции (ежедневный тираж более 950 тысяч экземпляров).

Журналисты и читатели газеты пытались протестовать против фактической ликвидации свободы слова. Возле редакции, образовав живой щит и не пропуская представителей власти, собрались несколько сот человек. Спецподразделения полиции пошли на штурм. В толпу полетели гранаты со слезоточивым газом. Разгон пикета завершили водометы.

В Турции и за ее пределами не сомневаются, что за судебным вердиктом стоит лично президент Реджеп Эрдоган, который в  последние годы последовательно выстраивает систему авторитарной власти. Добровольно уйдя с поста главы правительства, Эрдоган избрался президентом с тем, чтобы провести через подконтрольный парламент конституционные изменения, превратив Турцию из парламентской в президентскую республику.

Однако парламентские выборы летом 2015 года не принесли ожидаемого результата — Партия развития и справедливости (ПСР), основателем и лидером которой является Эрдоган, не получила абсолютного большинства. Тогда власти Анкары, искусственно затянув процесс переговоров по созданию коалиционного правительства, и на фоне активизации террористической деятельности боевиков ИГ (запрещенная в России организация) назначили новые выборы на ноябрь прошлого года. В итоге цель была достигнута — ПСР единолично сформировала кабинет министров.

Сразу же Эрдоган начал планомерное наступление на свободу слова — последнее, пожалуй, препятствие на его пути к неограниченной власти. По личному указанию президента были арестованы главный редактор и ведущий  корреспондент газеты Cumhuriyet за публикацию разоблачительного материала о тайных поставках турецкого оружия сирийским оппозиционерам. Прокуратура обвинила журналистов в государственной измене, за что им грозит пожизненное заключение.

Параллельно прошли обыски во многих оппозиционных изданиях. У некоторых независимых телеканалов начались проблемы с лицензиями на вещание. Не оставили без внимания и работающих в Турции зарубежных журналистов: шефа бюро норвежской газеты Aftenposten в Стамбуле турецкие власти признали персоной нон грата, ряду европейских журналистов-фрилансеров прекратили действие визы.

Неожиданно на защиту независимой от государства прессы встал конституционный суд Турции. Признав незаконным содержание под стражей журналистов Cumhuriyet до начала судебного разбирательства, он распорядился их выпустить, правда, оставив в силе выдвинутое обвинение в госизмене.

Но даже такое половинчатое решение высшей судебной инстанции страны вывело Эрдогана из себя. «Хочу ясно дать понять, — заявил он, — что я не принимаю это решение. Я не намерен ни следовать ему, ни уважать его».

Через неделю после этого заявления Эрдоган на деле подтвердил свои слова — настала очередь газеты Zaman.

Это издание давно раздражало турецкого президента своей независимой позицией и популярностью. Созданная в 1986 году газета кроме Турции распространялась в ряде стран Европы и Азии, с 2006 года издавалась версия на английском языке Today’s Zaman. С редакций сотрудничали видные турецкие интеллектуалы.

Но главная вина газеты Zaman состояла в том, что у истоков ее создания стоял и до сих пор оказывал большое влияние на редакционную политику главный личный враг Эрдогана — Фетхуллах Гюлен, писатель, видный богослов и проповедник, основатель общественного движения «Хизмет» (в переводе с турецкого — служение). Нынешнее власти Турции признали это движение террористическим.

Когда-то Гюлен поддержал молодого начинающего политика Эрдогана, был его союзником в стремлении к демократическим преобразованиям турецкого общества, но после жестокого разгона в мае 2013 года мирного протеста против планов властей по застройке парка Таксим-Гези в Стамбуле стал самым непримиримым и последовательным критиком.

С конца 90-х годов Гюлен, которого иногда сравнивают с Махатмой Ганди, проживает в США, откуда регулярно выступает с видеопроповедями, пользующимся большой популярностью, как в самой Турции, так и в зарубежных турецких общинах, особенно, в Германии. В 2013 году журнал Time включил проповедника в список «100 самых влиятельных людей мира».

В противостоянии президента и богослова, полагают международные наблюдатели, у Эрдогана, одержимого властью и действующего в политике по принципу «Кто не со мной, тот — террорист», позиции далеко не такие сильные, как это представляет официальная Анкара.

Президент, делая ставку на традиционные ценности ислама и поддержку со стороны малообразованного населения, уже оттолкнул от себя не только прогрессивную интеллигенцию, но и многих влиятельных консервативных кемалистов — сторонников демократических светских заветов основателя турецкой республики Кемаля Ататюрка. Даже среди электората Эрдогана все более растет интерес к идеям и проповедям Гюлена, который, в частности, сформулировал такое положение: «В исламе управление опирается на договор между тем, кто будет править, и тем, кто будет подчиняться».

Тем не менее, Эрдогану нельзя отказать в тактически верно выбранном моменте для атаки на свободу слова. Ведущие европейские политики постарались не заметить жесткие действия Анкары по отношению к оппозиционным изданиям и журналистам. Оно и понятно: миграционный кризис из-за отказа ряда стран участвовать в квотирование беженцев грозит возможным развалом Евросоюза, который уже обретает реальные формы на примере восстановления полноценного контроля на национальных границах. В этих условиях была сделана ставка на то, чтобы уговорить Турцию полностью перекрыть нелегальные каналы для трафика беженцев и взять на себя за счет ЕС заботу об их обустройстве.

Только когда европейская общественность и СМИ подняли шум, политикам волей-неволей пришлось тоже высказаться. Правда, они ограничились дежурными фразами осуждения без каких-либо далеко идущих последствий для виновника. Так, президент Европарламента Мартин Шульц намекнул, что Турция может упустить исторический шанс сближения с ЕС, а хорошие партнерские отношения не дают права на снисхождение.

В заявлении Еврокомиссии говорится о том, что все страны, которые намереваются вступить в ЕС обязаны соблюдать фундаментальные права, в том числе право на свободное выражение мнений. И не более. Мало того, вчера были-таки достигнуты столь необходимые Европе договоренности с Турцией по проблеме беженцев.  

Тем временем среди независимых турецких журналистов царят траурные настроения, которые точно выразил один из редакторов Today’s Zaman: «Когда нас больше нет, остались только [газеты] Cumhuriyet  и Sözcu, и то, никто не знает, надолго ли?»

Согласно рейтингу свободы прессы, подготовленному «Репортерами без границ», Турция занимает 149 место из почти двухсот государств. Россия, кстати, по аналогичному рейтингу от другой авторитетной международной организации Freedom House в 2015 году находилась на 181-ой позиции из 199-ти, пропустив вперед такие страны, как Эфиопия, Таджикистан, Венесуэла и даже Свазиленд.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera