Сюжеты

Фарм на пьедестале

Мария Шарапова сама созналась в употреблении запрещенных препаратов. Но на фоне третьего витка допинговых разоблачений ее «случай» уже не кажется чем-то экстраординарным

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 24 от 9 марта 2016
ЧитатьЧитать номер
Спорт

Владимир Мозговойобозреватель «Новой»

 

Мария Шарапова сама созналась в употреблении запрещенных препаратов. Но на фоне третьего витка допинговых разоблачений ее «случай» уже не кажется чем-то экстраординарным


Фото: РИА Новости

От экстренной пресс-конференции, созванной в Лос-Анджелесе Марией Шараповой, ожидали чего угодно — только не признания вины самой известной российской спортсменки в употреблении запрещенного препарата. По сравнению с этой новостью остальные спортивные события, в том числе связанные с допингом, сразу отошли на задний план. Временная дисквалификация начнется 12 марта, вердикт будет вынесен после расследования, но сама возможность максимального срока в четыре года уже заставила спонсоров спешно приостанавливать сотрудничество.

То, что торопятся, их не красит. То, что Шарапова попала в крайне неприятную историю, могущую поставить крест на ее блестящей карьере, тоже сомнению не подлежит. То, что происходит это на фоне по крайней мере третьего витка грандиозных допинговых разоблачений, реальных наказаний и угроз по отношению ко всей системе российского спорта, не делает «случай Шараповой» таким уж экстраординарным, но порождает массу новых вопросов на самых разных уровнях.

Во-первых, продолжается эпопея с попыткой восстановить статус российских антидопинговых служб и российской легкой атлетики, которая может пропустить Олимпиаду в Рио-де-Жанейро. И с каждым днем, судя по неспешному развитию событий, угроза становится все более реальной. Во-вторых, в феврале высокопоставленный чиновник Международной федерации биатлона Джим Каррабре заявил, что дополнительной проверке должны быть подвергнуты результаты сочинской Олимпиады. В-третьих, только что на немецком канале АРД вышла очередная серия расследования Хайо Зеппельта, посвященного новым фигурантам «дела о российской легкой атлетике».

Ну и «до кучи» начало весны совпало с новой историей под кодовым названием «мельдоний-милдронат», под каковую из россиян следом за велосипедистом Эдуардом Вограновым попали фигуристка Екатерина Боброва, Мария Шарапова и лидер российской сборной по шорт-треку Семен Елистратов.

 

«Милдронатно-мельдониевая» история достойна многосерийного детектива, который может быть снят как с позиций разоблачения «империи зла», так и с позиций «Россия в кольце врагов». Препарат мельдоний, появившийся в середине 70-х годов прошлого века в Риге стараниями профессора Ивара Калвиньша как защитное средство от перегрузок, не претендовал на универсальное применение в области спорта и, прежде всего, спорта высоких достижений.

Тем не менее широта применения «витаминки» и в СССР, а уже в 90-е на всем постсоветском пространстве, по-видимому, была уникальной. Дешево, продается без рецепта, не повышает тонус, но помогает нормализации сердечной деятельности во время перегрузок и при восстановлении, особых противопоказаний не имеется, так что полюбили препарат повсеместно. И даже не задумывались о том, что он может попасть под запрет.

Однако Всемирное антидопинговое агентство (ВАДА), с подозрением относящееся ко многому, произведенному и распространенному еще в СССР, довольно давно взяло мельдоний под особый контроль. Наши эксперты уверяют, что допинг-эффект от средства — нулевой, но в процессе исследований никто и не попытался обоснованно защитить разработку еще союзных времен — отчасти из-за пещерного уровня нашей спортивной медицины и фармакологии, отчасти из-за недоверия к отечественным специалистам в принципе. Так что недоброжелателям, если таковые имеются (а с чего бы им не иметься — спорт высших достижений есть проявление и отражение конкуренции и в политике, и в экономике), не составляет большого труда найти слабое место, примеров не счесть. Тем более что сами подставляемся охотно, бездумно и по-крупному.

 

Мария Шарапова по рекомендации личного врача принимала милдронат с 2006 года по вполне конкретным медицинским показаниям. Уличать ее в этом не было никакой необходимости вплоть до 1 января 2016 года, когда препарат официально внесли в список запрещенных под названием «мельдоний». Уведомив об этом заранее — в частности, письмо на адрес Шараповой, по ее словам, поступило 22 декабря. Подробно она с сообщением не ознакомилась, к тому же спортсменку ввело в заблуждение другое название. Что опять же порождает вопросы. Где была при этом высокопрофессиональная команда теннисистки? Неужели в названиях не мог разобраться врач? И что заставляло пользоваться взятым ВАДА под сомнение средством даже тогда, когда его окончательно дезавуировали? Неужели не имеется западного и пока еще вполне легального, пусть и более дорогого, аналога?

Как бы то ни было, допинг-проба у Шараповой была взята во время открытого чемпионата Австралии 26 января, а 2 марта она получила извещение о положительном ее характере. Ответственность за «косяк» теннисистка возложила исключительно на себя, повинилась перед теннисным миром, принесла извинения своим поклонникам и выразила надежду, что на этом ее карьера не закончится.

Екатерина Боброва все про проблемы с милдронатом-мельдонием знала еще с октября, прием прекратила вовремя, и каким образом значительная доза препарата попала в организм во время бронзового для их танцевальной пары чемпионата Европы в Братиславе, она объяснить не может. Судьба бьет по ней с Дмитрием Соловьевым после Сочи вполне конкретно и жестко, но нынешний удар оказался самым неожиданным и тяжелым.

 

Диапазон откликов на столь неординарные в плане задетых фигур, да еще представителей таких относительно далеких от массового применения запрещенных препаратов видах спорта, как фигурное катание и теннис, — от «это политическая атака на российских спорт под видом борьбы с допингом» до «все успехи российского спорта основаны на допинге».

Полной и незамутненной истины нет ни в одном из утверждений. Одно понятно: дело плохо. Не только для российского спорта, который едва успевает отмахиваться от сыплющихся на него обвинений, чаша которых готова уже переполниться. Вряд ли все из них вызваны исключительно чувством справедливости — есть и те, что с подоплекой. Может ли подобное развитие событий привести не к очищению, а к тотальной изоляции российского спорта? Допускаю, что может.

Но тогда придется заниматься следующими «кандидатами на отчисление» и спортом высших достижений в целом — то есть копать глубже и под себя. При этом неизбежно и безжалостно лишая человечество одной прекрасной иллюзии за другой. А у нас и без того их осталось немного.

P.S. Вчера стало известно, что допинг-проба на мельдоний чемпиона и рекордсмена мира, уникального конькобежца-спринтера Павла Кулижникова также дала положительный результат. Это похоже на сход лавины.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Теги:
скандал
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera