Сюжеты

Крест поставили не на шахте

«Северную» начали затапливать. Потом будут осушать, а затем туда вновь спустятся шахтеры с неисправными датчиками и повышенными планами по добыче — надо же компенсировать убытки

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 25 от 11 марта 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Зинаида БурскаяКорреспондент

 

«Северную» начали затапливать. Потом будут осушать, а затем туда вновь спустятся шахтеры с неисправными датчиками и повышенными планами по добыче — надо же компенсировать убытки


Мемориал у шахты «Северная». Фото: Максим Григорьев / ТАСС

На крыше здания «Воркутауголь», что в самом центре города, светится красным призыв: «Больше угля родине». На соседнем доме — огромный баннер: сильный мужчина берет на руки девушку в легком платье, какие здесь можно носить всего пару недель в году, вокруг них — тундра, на заднем фоне — шахта. Поверх идиллической картинки лозунг: «Настоящие мужчины всегда в цене».

После аварии на «Северной» перед главным входом в «Воркутууголь» вывесили 30 фотографий шахтеров, которые так и не поднялись на поверхность после двух взрывов метана. На четырех портретах — тех, чьи тела удалось обнаружить, — были черные траурные ленты. На остальных двадцати шести — не было. Горели свечи, лежали цветы.

Фотографии убрали неделю назад, когда Воркутинский городской суд признал погибшими всех оставшихся в шахте, а на территории «Северной» появился огромный металлический выкрашенный синей краской крест.

Сейчас на шахте тихо и малолюдно. 6 марта компания «Воркутауголь», которой принадлежит «Северная», объявила о начале затопления выработок — технический совет признал такой способ тушения подземного пожара единственно возможным. Я была на шахте в тот день. Рабочие варили трубы, по которым вода из реки Воркуты должна пойти в один из стволов «Северной», мрачно шутили, что «речка теперь заканчивается здесь», и говорили, что работы им еще осталось на день-два.

«Воркутауголь» обещает затопить выработки третьего горизонта в рекордно короткие сроки — за 60–80 дней, потом откачать воду, поднять на поверхность тела погибших и продолжить добычу.

Вице-премьер Аркадий Дворкович, который возглавляет правительственную комиссию по оказанию помощи пострадавшим и семьям погибших на «Северной», менее оптимистичен: он заявил, что при нормальном развитии событий затопление завершится к концу мая, при плохом — продлится до июля.

Максим ГРИГОРЬЕВ / ТАССВ официальную предварительную версию о причинах трагедии, которую выдвинули представители Ростехнадзора, в Воркуте не верят. Руководитель Печорского управления заявил, что авария носит природный характер и является «горногеологическим событием», а глава всего ведомства Алексей Алешин сообщил президенту Путину о «какой-то аномалии в выработанных породах» и о «целом метановом облаке», которое внезапно — из-за аномалии — пришло в лаву.

— Бред, — коротко говорят шахтеры. Некоторые добавляют, что в феврале Ростехнадзор проверял шахту «Северная», но не обнаружил никаких серьезных нарушений, а теперь «задницу себе прикрывает».

О горногеологическом событии — горном ударе — и произошедшем чуть менее чем через час взрыве в первые дни сообщала и «Воркутауголь». Однако в актах о несчастном случае на производстве, которые выдают семьям погибших, о горном ударе — ни слова. «В 14.09 при ведении горных работ по выемке угля в лаве 412-з пл. [пласта] Мощный произошла авария — взрыв метановоздушной смеси», — значится в документе, а происшествие классифицировано как «авария, взрыв и катастрофа техногенного характера».

Все работники «Северной», с которыми мне удалось пообщаться, говорят о постоянных превышениях по метану, о зарплатах, которые сильно зависели от уровня добычи, о постоянно растущих планах выработки, о давлении со стороны начальства. Большинство — только анонимно. В открытую, с указанием имени и фамилии — единицы.

— Стационарные датчики, которые отвечают за отключение электроэнергии, показывали меньшее значение содержания метана в воздухе, — рассказывает Андрей Пирогов, горнорабочий очистного забоя, который полтора года отработал на 12-м участке (именно там произошел взрыв).

— Разница большая была?

— Приличная. И полпроцента, и процент, и два, и три. На карманном 3%, например, а на стационарном — 0,7%.

Шахтер говорит, что попытки прекратить работы, чтобы проветрить лаву, часто вызывали вопросы у начальства.

— «Что стоим?», «Когда поедем?», «Сколько будем стоять?», «Будете писать объяснительные» и так далее, — перечисляет Андрей. — Да, мы задавали вопросы, но ответ был такой, что карманные датчики показывают грубые значения и все они у нас ошибочные.

Многие вспоминают о предыдущей крупной аварии — взрыве на шахте «Воркутинская» в 2013-м, тогда погибли 19 человек.

— Там тоже лава газовала (при добыче выделялось значительное количество метана. — З.Б.), — говорит бурильщик Аркадий Сорокин. Он работал и на «Воркутинской», и на «Северной». — О том, что там был взрыв, нам объявили в первый же день. И все затихло буквально недели через две после аварии. И до сих пор те, кого я знаю с того участка, — все молчат. Никто не говорит, что произошло.

В то, что «Северную» удастся быстро затопить и восстановить, шахтеры не верят.

— Там сотни километров выработок, — говорит один из них. — Топить будут не меньше нескольких месяцев — столько воды сразу просто неоткуда взять. И откачивать сколько потом еще будут… Шахту «Центральная» ведь после затопления не восстановили.

В январе 1998-го на «Центральной» взорвался метан и угольная пыль. Погибли 27 человек, тела 17 так и не были подняты на поверхность. Памятник 17 навсегда оставшимся в шахте горнякам — единственное, что осталось от «Центральной». После взрыва шахту закрыли, затопили и демонтировали все наземные постройки.

Обратный пример — авария на «Распадской» в мае 2010-го (погиб 91 человек). На затопление горизонта, на котором действовал пожар, ушло больше трех месяцев, на откачку воды — примерно столько же, но добыча началась уже в декабре того же года.

— Не стоит сравнивать «Центральную» и «Северную». Первую бы все равно закрыли через несколько лет, уголь заканчивался, и восстанавливать ее не имело смысла. А «Северная» — там большие запасы, она перспективная, — считает один из лидеров воркутинской ячейки Российского профсоюза угольщиков Артур Усатый. — В первые дни из вентствола №2 валил дым. Сейчас его нет. То есть предпринятые меры работают.

…А значит, вполне вероятно, что в этом году в «Северную» вновь будут спускаться шахтеры, и почему-то кажется: злополучные карманные газовые анализаторы вновь будут «ошибаться».

Продолжение следует

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera