Сюжеты

Огонь по отраслям

Производителей сплавов из вторметаллов накрыла волна проверок из Тихого океана

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 25 от 11 марта 2016
ЧитатьЧитать номер
Экономика

Ольга ПутиловаНовая газета

Производителей сплавов из вторметаллов накрыла волна проверок из Тихого океана


Фото: РИА Новости

Еще ни одна корпоративная война не пошла на пользу экономике, а в условиях кризиса издержки и вовсе становятся неприемлемыми. Тем более если речь идет об отрасли высокого передела, ориентированной на экспорт. Продажа за рубеж вторичных цветных металлов приносила стране полмиллиарда долларов валютной выручки. Но вместо того чтобы поддержать отрасль, государственные органы, как налоговые, так и силовые, фактически заняты чисткой. Причем по инициативе некоммерческой организации, в работе которой не последнюю роль играет предприятие, принадлежащее офшорной компании с Тихого океана.

 

В № 142 от 23 декабря 2015 года «Новая» начала рассказывать о том, что уже не первый год в надзорные и правоохранительные органы страны поступают нескончаемые жалобы на производителей вторичных алюминиевых сплавов. И, как следствие, уже несколько лет в отношении них ведутся массовые проверки — с выемкой документов, арестами счетов, обысками, допросами.

Источник большинства жалоб один — некоммерческое партнерство (НП) «Совет промышленных предприятий вторичной цветной металлургии» (далее — Совет). Именно его директор Дмитрий Пузанов, позиционирующий себя в качестве борца за чистоту отраслевых рядов, подписывает обращения в МВД, налоговую, прокуратуру, ФСБ и другие структуры.

Если разбирательства по всем этим жалобам и обращениям закончатся не в пользу производителей, то можно предполагать «остановку практически всей вторичной металлургии, а это более 30 заводов», — констатирует Валерий Курочкин, один из руководителей ООО «Варга», заслуженный металлург РФ. Сами переработчики и экспортеры вторичных цветных металлов считают ситуацию слишком серьезной, чтобы рассматривать лишь в рамках профессионального сообщества.

 

Исключение из правил

«То, что Совет пишет практически на всех игроков рынка, это факт», — уверен Александр Шаруда, вице-президент НП «Руслом.ком». Но из этого правила есть исключения. Например, Совет не видит никаких проблем в работе завода «Пермцветмет». Это закрытое акционерное общество не публикует отчетность и не раскрывает бенефициаров, по данным из открытых источников, формальный контроль принадлежит компании Quartz Holding, зарегистрированной на Маршалловых Островах, а это экзотика даже для офшорной России.

Большинство участников рынка связывают деятельность Quartz Holding с Элиотом (Ильей) Файнштейном, ранее переехавшим в США и получившим американское гражданство. Связаться с Файнштейном не удалось. По данным наших источников, ранее он работал в России в налоговой инспекции.

«Наши ведущие отраслевые компании, напротив, постоянно инвестируют в развитие, покупают лучшие технологии. Например, ПК «Втормет» занимает сегодня лидирующие позиции в части продажи алюминиевых сплавов как на внутреннем рынке, так и за рубежом. В какой-то момент хозяин «Пермцветмета» понял, что конкурировать с такими компаниями он объективно не может», — полагает Александр Шаруда. Тем более что эффективность бизнеса зависит в том числе и от налогового администрирования. По словам Шаруды, «объем возмещения по НДС у «Пермцветмета» за последние 15 лет исчислялся миллиардами рублей».

«По всей вероятности, зарплату Пузанову платит «Пермцветмет», — предполагает Валерий Курочкин.

Мы направили Пузанову официальный запрос с просьбой подтвердить или опровергнуть это утверждение. Спустя некоторое время директор Совета ответил (письмо господина Пузанова публикуем ниже в рубрике «Право на ответ»), хотя до этого, в личной беседе, Пузанов заявил, что юристы не рекомендовали ему давать какие-либо комментарии «Новой». Но не исключил судебного разбирательства. К слову, о манере общения Дмитрия Сергеевича наглядно свидетельствует один эпизод из работы форума. В своем докладе он сообщил, что теневой оборот лома в России составляет порядка 72%. Члены некоммерческого партнерства, которое возглавляет господин Пузанов, покрывают 25% рынка (по его же собственным словам) и работают исключительно в легальном поле. Получается, что все остальные теневики? Именно такой вопрос и был задан докладчику. И что же он ответил на это? А он попросту покинул трибуну со словами: «Господа, у меня истекает время».

 

Химический состав преступления

Авторы жалоб, тормозящих работу отрасли, утверждают, что к иностранным берегам под видом сплавов экспортеры доставляют банальный лом, при этом еще и обдирая государство. Ведь НДС подлежит возврату только при вывозе продукции (то есть сплава), а при экспорте лома (то есть отходов) — не возвращается. И здесь необходимо сделать чисто техническое отступление, чтобы понять, можно ли лом выдать за сплав в принципе.

Сплав, как известно, получается из расплавленного лома, доведенного до определенного химического состава. В свою очередь, лом состоит из отходов того же сплава, в котором кроме металлических элементов имеются различные примеси (куски краски, дерева, да чего угодно). «Это все равно что хлебные крошки на столе и сама булка, — продолжает ликбез Виталий Некрасов, президент некоммерческого партнерства «Центрвторцветмет». — По форме отличия есть, а состав приблизительно одинаковый».

На каждый сплав в соответствующем ГОСТе есть таблица химического состава, определяющая содержание в нем основных элементов: алюминия, марганца, кремния, свинца и прочих. Она имеет важную сноску, в которой вся суть: отклонения от таблицы по отдельным компонентам не противоречат ГОСТу и допустимы, если сделаны по согласованию с заказчиком.

«Дело в том, что иностранцы покупают готовый сплав с определенным, необходимым им составом. И их совершенно не интересуют российские ГОСТы», — поясняет Дмитрий Ларионов, гендиректор юридического бюро «Аркон».

«Если вы покупаете у меня сплав, а я вам пытаюсь вместо него подсунуть лом, вы будете платить как за сплав? (стоимость лома на мировом рынке составляет от 50 до 60% от стоимости сплава. –  Ред.)? — задает риторический вопрос Виталий Некрасов. — Конечно, нет». Стоимость собственно лома, его переработки, транспортные и таможенные расходы — все это вместе и есть цена продаваемого сплава. Получается одно из двух: или покупатель настолько не компетентен, что приобретает лом по цене сплава, или покупает именно то, что покупает, а авторы обращений пытаются ввести в заблуждение надзорные органы. «Никаких обманутых покупателей, естественно, нет, — убежден Валерий Курочкин. — И никаких рекламаций за последние 10—15 лет ни один из производителей не получал. А если встать на позицию господина Пузанова, то получается, что все предприятия, выпускавшие продукцию в чушках с 1965 по 2009 год как на внутренний рынок, так и на экспорт, отгружали непосредственно продукцию. А с 2009-го, ничего не меняя в своем производстве, стали отгружать лом. Но это ведь абсурд!»

 

Эксперты кто?

Еще один важный вопрос: кто они — те эксперты, заключениями которых руководствуются силовики и фискалы при рассмотрении жалоб? Почему для этого привлекаются, например, специалисты первичной цветной металлургии? Скажем, в уголовном деле, возбужденном в отношении крупнейшего российского экспортера вторичного алюминия компании «Базис», принимаются во внимание выводы Горного университета Санкт-Петербурга и при этом полностью игнорируются судебные экспертизы Минюста, экспертизы Торгово-промышленной палаты, таможни и головного института отрасли МИСиС, отзыв которого на экспертизу Горного полностью опровергает ее результаты. «Мы обратились к правоохранительным органам с вопросом, почему заключение дает не МИСиС — единственный всеми признанный и авторитетный эксперт в этой области, а непрофильный институт, — недоумевает Александр Шаруда. — В ответ услышали: раз у него есть лицензия, дающая право консультировать по вопросам металлов и сплавов, значит, он может давать подобные заключения. Есть лицензия — легитимен. А вот имеет ли он профессиональное право?»

Наконец, хотелось бы понять, в каком качестве в «алюминиевом конфликте» выступает сам господин Пузанов, написавший только на упомянутый уже «Базис» порядка 30 жалоб, в результате чего предприятие с конца 2014 года практически стоит. Если в качестве руководителя Совета, то большинство организаций, насколько нам известно, даже сохраняя номинальное членство, в работе участия не принимает. Об этом открыто заявляли сами вторичники на недавнем заседании Алюминиевой ассоциации. Смысл присутствия в Совете, говорили все наши собеседники, только один — чтобы этот самый Совет не писал на тебя жалобы. Почему никто не удосужился проверить, а кто же такие эти жалобщики? А просто сажают в СИЗО тех, на кого жалуется Совет, и держат там уже пятый месяц.

К слову, наша попытка посетить данную организацию успехом не увенчалась. По адресу, указанному на сайте, мы ее просто не обнаружили. Невольно подумалось: а не с фантомом ли имеем дело?

P.S. Дать точные оценки влияния на отрасль эпистолярного конфликта пока невозможно. Однако можно говорить о порядке цифр, если вспомнить, что убытки только одной компании «Базис» с момента отказа ей в возмещении НДС во II квартале 2014 года составили 520 млн рублей. Деятельность предприятия полностью остановлена, а директор уже четыре месяца находится в следственном изоляторе. Там же, в питерском СИЗО, содержится и не имеющая никакого отношения к «Базису» 60-летняя весьма нездоровая женщина из Самары.


ПРАВО НА ОТВЕТ

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera