Сюжеты

Пять лет после Фукусимы: радиация уходит

Как японцы восстанавливают нормальную жизнь в районах, пострадавших от землетрясения и радиационного излучения

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 26 от 14 марта 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Василий Головнинзавбюро ТАСС в Японии

Как японцы восстанавливают нормальную жизнь в районах, пострадавших от землетрясения и радиационного излучения


Фото: ТАСС

Территория известной на весь мир японской АЭС «Фукусима-1» с этого месяца неожиданно стала напоминать обычную мирную промзону, а вовсе не декорации для съемок фантастического фильма об ужасном мире после ядерной войны. Из-за стабильного падения уровня радиации на большей части этой обширной площадки ликвидаторам теперь разрешено работать в обычной одежде — без осточертевших защитных комбинезонов, респираторов и двойных перчаток. На аварийной АЭС, которая, как казалось, навсегда останется зоной смерти, теперь даже открылся супермаркет с таким же набором товаров, как и по всей стране.

Это, пожалуй, стало одной из главных хороших новостей к весьма печальному юбилею, который Япония отмечает в нынешнем месяце. Исполнилось пять лет с того кошмарного 11 марта 2011 года, когда у северо-восточного побережья главного острова страны Хонсю произошло землетрясение магнитудой 9 — самое мощное в национальной истории. Мой токийский дом находился примерно в 400 километрах от эпицентра, однако у меня в квартире побило посуду, в офисе выбросило книги с полок, а на улице выбило крышку канализационного люка.

Я никогда не забуду землю, которая плясала под ногами, как палуба катера в шторм, когда мы выскочили из скрипевшего здания.

 

Катастрофа в прямом эфире

В районах поближе к эпицентру был кошмар, но само землетрясение не принесло существенного вреда — японцы научились готовиться к такой напасти. Настоящий ужас пришел чуть позже: на побережье обрушились волны цунами высотой в среднем 10-15 метров. В одном месте она даже превысила сорок метров! Плотные, как бетон, массы воды срезали целые прибрежные поселки и городские кварталы, под их напором взрывались бензоколонки, вода сбивала с эстакад скоростных дорог и мостов беззащитные автомобили. Катастрофа происходила в режиме онлайн — ее снимали и передавали операторы телекомпаний с вертолетов:  десятки миллионов японцев в потрясении видели в реальном времени уничтожение северо-восточного побережья страны на экранах своих телевизоров.

Погибли или пропали без вести более 18,5 тысячи человек — свыше 90 процентов из них утонули. Полностью или частично были разрушены порядка 400 тысяч домов, морская вода залила район площадью более 560 кв. км, включая новенький аэропорт крупного города Сендай — люди из его пассажирского терминала провели в ожидании помощи очень тревожное время на крыше здания посреди разлившегося моря. . В пострадавшей зоне практически сплошных разрушений отключилась электроэнергия, из лопнувших труб ушла пресная вода. Встали все предприятия, что вызвало временный паралич промышленных цепочек не только в стране, но почти по всему миру, который, как оказалось, не может жить без японских товаров, деталей и узлов. Только прямой ущерб от бедствия сейчас оценивают в 25 триллионов иен — почти 225 миллиардов долларов.

Благополучная Япония столкнулась с забытой со времен Второй мировой войны проблемой — почти полумиллионом беженцев. Крыши над головой, имущества, близких лишились люди, привыкшие к комфорту, хорошей косметике и парфюмерии, высочайшему уровню гигиены. Теперь же они оказались в переполненных спортивных залах школ, на стадионах, в холодных армейских палатках — с нехваткой даже питьевой воды, с отсутствием ванны и душа, часто не работающей канализацией. Изнеженные, казалось бы, японцы проявили в этих условиях поразившую мир выдержку и цивилизованность. Они без скандалов и попыток оттолкнуть слабых выстраивались в длинные дисциплинированные очереди за бутылками с водой и рисовыми колобками, перед походными банями, которые налаживали военные.

В разрушенных районах практически не было бандитизма и мародерства, даже просто стычек между людьми, пережившими чудовищные нервные потрясения.

Эксцессы такого рода можно было пересчитать по пальцам.

В первую пару дней после 11 марта казалось, что самое страшное позади, но пришла новая беда, имевшая скучное промышленное название «Фукусима-1». Эта стоявшая на берегу атомная станция имела защитную стену на случай цунами, но никому не пришло в голову, что волна может подняться на 15 метров. Ее удар вывел из строя системы энергоснабжения и охлаждения. Кучка храбрецов во главе с директором АЭС отчаянно пыталась спаси положение, но проиграла. В прямом эфире на глазах у   потрясенных телезрителей произошли взрывы водорода, сопровождавшиеся выбросами радиации. Тогда же, как теперь известно, в оказавшихся без охлаждения трех энергоблоках станции расплавилось ядерное топливо, которое прожгло внутренние и внешние стенки реакторов. Уровень радиации вокруг АЭС зашкаливал, но в радиусе 20 км от нее, к счастью, удалось безопасно отселить всех местных жителей, которые пополнили армию беженцев.               

 

Цезий, рыба и лейкемия


Городок рядом с АЭС «Фукусима» до последнего времени был закрыт. Теперь снова ожил / ТАСС

Итак, прошло пять лет. Уже зафиксирован частичный полураспад некоторых выброшенных аварией на АЭС радиоактивных изотопов, в зараженных районах идет активная дезактивация — как правило, там просто срезают верхний слой почвы. В результате площадь запретной зоны сжимается достаточно быстро.

На днях организация защиты интересов потребителей префектуры Фукусима объявила, что уже второй год подряд не находит даже следов радиоактивных веществ в продовольствии, которое потребляют местные жители. В том числе и живущие не так далеко от закрытой зоны аварийной станции. Активисты организации путем случайной компьютерной выборки периодически выбирают сотню семей у себя в  Фукусиме, которые покупают местные овощи и мясо, используют воду из-под крана.

В течение определенного времени эти люди готовят для анализа лишнюю порцию того, что сами едят на обед или ужин. В прежние годы фиксировалось присутствие, например, изотопов цезия, хотя и ниже нормы. Теперь, повторимся, уже второй год — ноль.

Это же показал и  анализ, проведенный более крупным общественным объединением, Японским советом организаций потребителей. Его эксперты по похожей схеме провели исследование еды в 19 префектурах вокруг Фукусимы, включая Токио. Результат тот же — ноль присутствия радиоактивных веществ.

Их перемешал и растворил в том числе и великий океан — даже у берегов Фукусимы теперь перестали вылавливать рыбу с присутствием изотопов цезия, что было достаточно частым делом поначалу. Опасность в этой зоне теперь представляют в основном лишь моллюски — то, что лежит на дне. Японцы постепенно излечиваются от радиофобии — обнародованные в нынешнем месяце данные официального опроса показали, что менее 14 процентов покупателей в стране все еще испытывают нежелание покупать овощи и фрукты, выращенные в той же Фукусиме. В фирменном магазине этой префектуры в центре Токио, могу засвидетельствовать, всегда полно покупателей, которые охотно приобретают провизию. Некоторые даже предпочитают именно ее, поскольку считают, что продукция Фукусимы проходит особо тщательный контроль на безопасность и качество.

В Японии есть люди, получившие дозы облучения  выше нормы — это почти 2 тысячи ликвидаторов, военных и полицейских, работавших на АЭС или в прилегающих районах в самые первые горячие дни аварии. В октябре прошлого года власти впервые официально признали радиоактивное поражение возможной причиной лейкемии, выявленной у одного из этих людей. Он получил соответствующее удостоверение и может рассчитывать на солидную компенсацию. Пока такой человек, повторимся, один.

Проводятся повальные осмотры щитовидной железы у всех без исключения детей Фукусимы. У небольшой группы обнаружены признаки онкологических заболеваний, однако специалисты, в том числе и эксперты  Всемирной организации здравоохранения, считают, что к радиации они отношения не имеют.

Эксперты Научного комитета ООН по действию атомной радиации (НКДАР) ранее пришли к выводу, что авария на АЭС «Фукусима-1» практически не увеличила риск возникновения онкологических заболеваний среди населения Японии.

В докладе этой организации говорилось, что уровень облучения населения страны невелик и отследить его влияние на вероятность возникновения рака практически невозможно. По мнению специалистов ООН, общий уровень облучения щитовидной железы среди жителей Японии после атомной аварии оказался в 30 раз меньше показателя, зафиксированного после катастрофы в Чернобыле. 

 

Что делать с зараженной землей?


Пострадавшие от землетрясения дома вблизи АЭС восстанавливают, сюда возвращаются жильцы / ТАСС

В зоне цунами восстановлены все дороги, включая скоростные, расчищены завалы, переработана большая часть из почти 20 миллионов тонн нерадиоактивных обломков, оставшихся после бедствия.  Пустеют некогда заполненные до отказа городки из временных щитовых домиков, где расселяли беженцев. Некоторые уже полностью лишились жителей — их будут ломать. Большинство пострадавших уже нашли себе более комфортабельное жилье, хотя и далеко не все. Во временных домах по-прежнему остаются  тысячи пожилых и небогатых людей, которым некуда идти — эту проблему придется решать. Кстати, в статусе беженцев в Японии все еще числятся около 170 тысяч человек, хотя многие из них просто решили больше не возвращаться в родные края и прижились в других частях Японии.

Не полностью восстановлены пока многие городки, уничтоженные цунами,  — общественность и власти до сих пор не решили, нужно ли их отстраивать на прежнем месте, у кромки океана, или лучше перенести на возвышенности.

Совершенно не ясно, куда девать невообразимое количество мешков с зараженной землей, срезанной в префектуре Фукусима при дезактивации. Они высоченными черными пластиковыми горами выложены сейчас вдоль шоссейных дорог округи — пока найдены места для безопасного хранения лишь 2 процентов этих слаборадиоактивных отходов.

На территории самой АЭС скопилось около тысячи стальных цистерн, содержащих около 700 тысяч тонн зараженной воды, которой охлаждали аварийные реакторы. Ее тоже дезактивируют, но процесс идет с  техническими трудностями и не так быстро, как хотели бы японцы. Кстати, на полный демонтаж самой станции отводят не менее сорока лет — еще никто не знает, что делать с расплавившимся ядерным топливом, с самими реакторами. Пока выполнено лишь 2 процента запланированных работ по ликвидации АЭС.

В Японии ругают правительство — общественность считает, что власти слишком медленно, неумело и с бюрократическими сбоями ведут восстановительные работы. Да, говорят люди, от облучения никто не умер, но в эвакуации все же скончалось более 2 тысяч беженцев — многие, как полагают, от стрессов, пьянства, одиночества и отсутствия перспектив. Эту печальную цифру в Японии  знают очень хорошо и при каждом случае напоминают о ней властям.

Ну, а правительство обещает исправиться: до 90 процентов всех работ по восстановлению населенных пунктов и инфраструктуры на пострадавшем от цунами северо-востоке, по только что принятому новому плану, будет завершено к апрелю 2017 года. Включая медицинскую и психологическую помощь пострадавшим, поддержку промышленности и сельского хозяйства, развитие туризма. На все это до 2020 года предполагается выделить около 57 миллиардов долларов — в дополнение к тем многим десяткам миллиардов, которые уже ушли на преодоление последствий цунами и беды под названием Фукусима.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera