Мнения

Дотянуть до 2018-го

Структурных факторов для экономического роста по-прежнему нет

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 26 от 14 марта 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Андрей Воробьевкандидат экономических наук (Санкт-Петербург)

Структурных факторов для экономического роста по-прежнему нет


Фото: РИА Новости

Бюджет на нынешний год правительство предлагает сводить, исходя из весьма оптимистической оценки — среднегодовой цены на нефть 50 долларов за баррель. Более реалистично оценивать нефть в 2016 году на уровне около 40 долларов, а это значит, что ожидаемый объем бюджетных доходов придется корректировать в сторону уменьшения — как и год назад. Оценка объема ВВП сократилась в конце марта 2015 года с 77,5 до 73,16 трлн рублей — соответствующие поправки были приняты Госдумой. Сокращение ВВП более чем на 4 трлн рублей соответствующим образом отразилось на доходах бюджета. Нечто похожее мы можем ожидать и в этом году. Это будет означать, что бюджет ждет новое сокращение расходов.

При этом пока правительство продолжает планировать бюджет, исходя из ожиданий роста ВВП в 2016 году на 2,3%. В прошлом году правительство также прогнозировало рост ВВП на 1,2%, но по факту вместо этого мы получили спад примерно на 3%. Нынешние ожидания также являются завышенными.

Наш экономический рост после кризиса 2009 года базировался главным образом на внутреннем спросе — потребительском и инвестиционном. Прошедший год показал, что как инвестиции, так и потребление идут на спад. Это заметно даже по изменению потребительского поведения граждан и по сокращению оборотов розничной торговли. У нас нет предпосылок для обеспечения спроса, а без спроса не бывает и экономического роста.

Еще одним элементом обеспечения спроса выступают государственные закупки. В этом сегменте в соответствии с федеральным законом о бюджете на 2016 год намечается небольшой рост. Однако если мы посчитаем государственные траты в реальном выражении, то получим, что они также упали на 2—3%. То есть номинально госрасходы немного увеличиваются, и здесь ситуация определенно намного лучше, чем в сфере потребительских расходов. Но за счет этого фактора рост экономики в нынешней ситуации обеспечить не получится — в отличие от кризиса 2009 года, когда именно наращивание госрасходов стало точкой роста.

Читайте также:

Андрей Мовчан: «Мы уже по всем параметрам находимся в категории стран третьего мира»

Последний фактор, который традиционно рассматривается у нас как точка роста, это экспорт. Россия по-прежнему имеет положительное сальдо торгового баланса, и, скорее всего, за счет стабилизации цены на нефть эта тенденция даже усилится, однако это также не приведет к росту экономики в реальном выражении. На этом фоне возможно небольшое укрепление рубля — хотя об этом нужно говорить с осторожностью. По крайней мере, такого падения национальной валюты, как в прошлом году, еще раз ожидать трудно.

Нарастают проблемы, связанные с выполнением региональных бюджетов. По консолидированному бюджету 2016 года мы имеем следующее распределение различных долей: федеральный бюджет без учета межбюджетных трансфертов «весит» 49%, региональные и местные бюджеты — 29% и внебюджетные фонды — 22%. То есть мы по-прежнему имеем централизованную бюджетную систему с очень высокой зависимостью региональных и местных бюджетов от федеральных денег. С учетом внебюджетных фондов доля федеральных расходов составляет более 70%.

Доходная база региональных и местных бюджетов сокращается, что находит свое отражение в росте долгов российских регионов. Проблема в том, что федеральный бюджет отвечает за такие вещи, как оборона и часть госрасходов, связанных с перераспределением денег, в частности, за пенсионную систему. На плечи субфедеральных бюджетов ложится значительная доля расходов на образование и здравоохранение, почти все ЖКХ и расходы на культуру. Эти сферы могут сильно просесть, несмотря на то, что в номинальном выражении траты на них остались на прежнем уровне. Для субфедеральных бюджетов долги и дефицит становятся неприятной проблемой, причем особенно неприятна структура долга — 56% из него составляют рыночные обязательства, в которых велика доля дорогих банковских кредитов. Гибкость региональной бюджетной политики заметно снижается из-за этого фактора: вы должны значительную часть своих расходов пускать на обслуживание долга и не имеете возможность финансировать то, что необходимо. Доходы региональных бюджетов более чем наполовину зависят от налога на доходы физических лиц и налога на прибыль, поступления от которых сокращаются вместе с падением уровня реальных доходов граждан и ухудшением инвестиционной ситуации.

Сегодня 30—35% доходов региональных бюджетов составляют трансферты из федерального бюджета. Местные бюджеты зависят от трансфертов уже на 60—70%. Значительная доля этих средств выделяется в качестве целевых субсидий, которые предполагают софинансирование из регионов. Чтобы получать субсидии, регионам нужно изыскивать источники дополнительного финансирования. Сейчас уменьшается число субсидий на ЖКХ, что через некоторое время приведет к очередному росту коммунальных тарифов для граждан.

Учитывая выборы 2016 и 2018 годов, все эти трудности будут откладываться на будущее. То есть уже на федеральном уровне мы продолжим наращивать государственный долг. Накопленные сегодня экономические проблемы придется решать после выборов, когда они станут еще острее.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera