Сюжеты

Не отдали ни сантимента

Плей-офф Кубка Гагарина‑2016 открывает нам новые тренерские имена, но уже побил все рекорды по части грубости

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 26 от 14 марта 2016
ЧитатьЧитать номер
Спорт

Владимир Мозговойобозреватель «Новой»

Плей-офф Кубка Гагарина‑2016 открывает нам новые тренерские имена, но уже побил все рекорды по части грубости


ЦСКА — «Торпедо». Слово «война» применительно  к плей-офф давно заменило слово «игра»
Фото: РИА Новости

Если бы меня в лоб спросили, нравится или нет нынешний плей-офф, я бы не нашелся, что сразу ответить. Игры как таковой мало, борьбы навалом, даже слишком. С интригой все в порядке — сухим счетом ни одна из полуфинальных серий не закончится, в гостях никто не тушуется, перехват инициативы никого не удивляет. В то же время больших сюрпризов ожидать бесполезно, да и некому их преподносить — в оставшейся восьмерке команд выскочек нет, разве что нижегородское «Торпедо» потом и кровью заработало реальный шанс побороться за выход в финал Западной конференции.

Плей-офф‑2016 открывает нам новые тренерские имена, но уже побил все рекорды по части грубости. Список бомбардиров и снайперов пополняется за счет молодежи, но уже впору вывешивать список выбывающих из игры после каждого тура. Слово «война» применительно к плей-офф давно заменило слово «игра», и никто против такого восприятия не возражает.

Думать некогда — биться надо. Зрителям такой подход скучать не дает, но когда идешь на хоккей и точно знаешь, что ничего другого, кроме «бей-беги», не увидишь, то поневоле задумаешься.

 

Нет, на открывавшем серию ЦСКА — «Торпедо» матче я не ностальгировал, что зря душу бередить, не на балет пришел. Тем более что встретились если не близнецы, то точно братья, по одному ранжиру выструганные: бегут здорово, в силе не уступают, атаки душат в зародыше, голову включают в исключительных случаях, потому как не успевают. Это нормальный современный хоккей, в котором движение есть все, а мысль как-нибудь сама проявится. Такой хоккей, естественно, тоже требует определенного уровня мастерства, не говоря уже о физической подготовке, предельной самоотдаче и прочих подобного рода вещах. Камень бросить не в кого, но некого и выделить — все одинаково злые, неуступчивые, мотивированные, заряженные на разрушение. Созидание — через принуждение к ошибке, что с большим или меньшим успехом у тех и других получалось, причем у гостей — чуть лучше.

Но ничего, у ЦСКА запас резервной энергетики такой, что не на одну команду хватит. Через день Дмитрий Квартальнов заменил треть (!) состава и укатал-таки подопечных Петериса Скудры влегкую. А уже в Нижнем продолжил добивать соперника, не чураясь и откровенной грубости. Скудра только в этой едва начавшейся зубодробительной серии уже потерял трех хоккеистов, а бойцов, в отличие от армейской роты, у него куда меньше. Хоккей похожий (еще бы ему не быть похожим — Квартальнов и Скудра вместе работали в «Северстали» и «Сибири»), возможности — разные. После домашнего поражения наставник волжан, говоря о перспективах, прямо на пресс-конференции употребил заветный российский глагол, и непечатность тоже оказалась в тренде.

 

Хорошо в плей-офф тому живется, кто живет просто — не утруждая себя тактическими уловками, техническими изысками и вообще разного рода излишествами. Куда хуже тем, кто не умеет упрощать игру до предела, но таких осталось немного. Вот «Сибирь» в прошлом сезоне перемолола «Магнитку», буквально не давая вздохнуть Сергею Мозякину с Данисом Зариповым — этим «последним из могикан» того, еще отечественного хоккея. И нынче ни клочка чистого льда магнитогорцам не дают, рубят весь изыск на корню, а ввязываться с «Сибирью» в ближний бой — все равно что сразу подписать себе приговор. Как сибиряки забрасывали во второй встрече, ставшей для них победной? Бросок — рикошет (или подставление) — гол. «Магнитка» так тоже умеет, но много хуже — ей простор нужен, контроль шайбы, она переиграть хочет, а не пересилить и передавить.

Игра в большинстве дает возможность увидеть, что хоккей есть не только битва, сшибка или вовсе рубка, здесь можно вычерчивать хоть какую-то геометрию атаки. Но опять же стоило моторным московским динамовцам в Питере перекрыть кислород креативному армейскому трио Гусев — Щипачев — Дадонов, так и у него ничего в большинстве не получилось. Другое дело, что СКА тоже не лыком шит, сам может сыграть «от ножа», запаса прочности хватает, а состав, как ни крути — сильнейший в лиге.

Но энергозатратный, скоростной и боевой, пусть и простоватый хоккей — доминирует. Хорошо бы, конечно, наряду со скоростью и силой чаще видеть проявления мысли, однако линию поведения определяет его величество результат. От него и приходится танцевать.

 

Есть еще один фактор, говорящий о достаточно четко выраженной смене вектора. Все вышедшие в полуфинал конференций команды возглавляют молодые или относительно молодые тренеры, не имеющие регалий. Несколько особняком в этом ряду стоит наставник «Салавата Юлаева» Игорь Захаркин, но титулы, как в национальной сборной, так и на клубном уровне, он завоевывал в качестве помощника Вячеслава Быкова. А должность главного тренера Захаркин впервые занял в нынешнем сезоне и уже сумел под занавес затяжной серии с «Ак Барсом» перехитрить самого Зинэтулу Билялетдинова.

Но теперь на пути Захаркина — омский «Авангард» Олега Корноухова, и не последнюю роль в исходе равного и жесткого противостояния как раз и будет играть то, чьи амбиции сильнее и насколько они обоснованны. Кто уступит, тому, не исключено, придется расстаться с должностью — это касается всех участников полуфинальных серий, к тому же ровно половина наставников, а именно Сергей Зубов, Сергей Орешкин, Игорь Захаркин и Илья Воробьев, возглавили соответственно СКА, московское «Динамо», «Салават Юлаев» и «Магнитку» по ходу нынешнего сезона.

Такого в новейшей истории отечественного хоккея еще не было (добавлю, что нет в этой великолепной восьмерке и главных тренеров из дальнего зарубежья). Молодость, амбициозность и определенная шаткость положения тренеров во многом и определяют крайнее ожесточение борьбы. Второй раунд плей-офф не подошел еще к середине, а количество удалений до конца матча уже превысило общую рекордную цифру плей-офф четырехлетней давности — нынче их уже 23.

Наставники словоохотливостью не отличаются: для оценки того или иного матча в основном хватает двух-трех ничего не значащих предложений или пары колких реплик. На льду рвутся жилы, ломаются коньки, разбиваются защитные стекла, трещат борта и ребра, в кулуарах повисает «прифронтовое» напряжение, тренерское настроение приходится прочитывать по глазам, и остается только вспоминать про яркие монологи прежнего поколения наставников.

Все-таки «старики», как мне кажется, были свободнее и менее зажаты. Может, потому, что кроме огня и воды успели пройти и медные трубы — в отличие от нынешних преемников, которым до тех высот еще далеко. «Молодежь», только начинающая зарабатывать себе имя и положение, конкуренцию понимает жестко: надо выжить, и если не любой ценой, но чем-то близким к этому.

 

Тема отлучения от команды звездного форварда СКА и примы отечественного хоккея Ильи Ковальчука, которая будоражила общественность по ходу всего первого раунда, внешне разрешилась просто: Илью вернули в состав с началом второго раунда. Ни причины вывода, ни причины возвращения теперь уже экс-капитана тренерским штабом озвучены не были. Но ясно, что подобная воспитательная мера не прошла даром ни для хоккеиста, ни для команды: хорошо начав серию в Москве, действующие обладатели Кубка Гагарина уступили динамовцам в овертайме второй встречи, пропустив решающую шайбу из-за удаления… Ковальчука. Продолжение противостояния в Питере началось с разгрома хозяев, и какие мысли терзали Сергея Зубова перед воскресным поединком, остается только догадываться.

Теперь каждый шаг для всех фигурантов — как путь по минному полю. Такой нынче плей-офф — не до красот и сантиментов.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera