Сюжеты

Ноль без палочки

Впервые это всё… что можно сказать о российском биатлоне

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 27 от 16 марта 2016
ЧитатьЧитать номер
Спорт

Владимир Мозговойобозреватель «Новой»

Впервые это всё… что можно сказать о российском биатлоне


Фото: Reuters

То, что мы (не все, но многие) продолжали следить за чемпионатом мира по биатлону в норвежском Холменколлене, можно было квалифицировать не иначе как мазохизм. Нечего было ждать от «главного старта сезона», о чем сигнализировал уже самый первый старт российской команды в смешанной эстафете. Дальше стало только хуже, дальше — мрак, кошмар и ужас в каждой гонке, вплоть до 11‑й и последней, мужского масс-старта.

Инерция надежды, на которой 10 дней держались самые стойкие болельщики, угасла на последнем огневом рубеже. Антон Шипулин на стойке промахнулся четвертым выстрелом и пошел к финишу «чуть ли не со слезами на глазах». Россия впервые в новейшей истории закончила чемпионат мира, не завоевав ни одной медали из разыгранных 33‑х.

Это и было то, к чему пришел российский биатлон, — «ноль без палочки». Фразеологизм можно трактовать как «мыльный пузырь», «ничто», «пустое место», и даже «на голом месте плешь».

Все подходит.

На исходе декабря единственный посвященный топовому виду спорта текст я завершил следующим пассажем: «Исходя из опыта прошлых сезонов, ближе к середине зимы, придут разовые успехи, и к чемпионату мира в норвежском Холменколлене снова в прогнозах зазвучат бравурные нотки. Но как бы снова не пришлось в основном болеть за Оле Эйнара Бьорндалена. Он, конечно, того достоин».

42‑летний уникум не подвел, снимаю шляпу. Мартен Фуркад упустил пятое (!) золото, но ему и четырех хватило. А звание «короля биатлона», пока на дистанцию выходит Оле-Эйнар, отдать ему не могу, это как-то против неписаных правил.

В общем, было кому симпатизировать — и блистательной француженке Мари Дорен-Абер с ее двумя индивидуальными победами, и лучшей в пасьюте немке Лауре Дальмайер, и всей норвежской сборной, героически преодолевшей давление домашних «стен» и оправдавшей ожидания публики в последние дни чемпионата мира. И Италия не осталась без награды, и Австрия, и Финляндия, и Украина, и даже, что совсем уж невероятно, — Канада.

 

Привычный мрак

Министр спорта Виталий Мутко, накоротке комментируя итоги Холменколлена, в отношении руководства и тренерского штаба употребил словосочетание «абсолютная безысходность».

Лидер женской команды — 23‑летняя Ольга Подчуфарова, в конце января выигравшая спринтерскую гонку на этапе Кубка мира в Антхольце, в Норвегии в той же дисциплине финишировала… 65‑й (!). И больше на старт не вышла из-за упадка сил, вызванного неизвестно чем. Ничего подобного не припоминаю: до начала соревнований спортсмены по тем или иным поводам могут отказаться от участия (например, из-за угрозы попасться на допинге, или если их уже уличили в применении запрещенного средства), но чтоб сняться с пробега без видимых причин…

«Синдром Подчуфаровой» — отдельная и достаточно мутная тема. По заверениям главного тренера сборной Александра Касперовича, — не имеющая отношения к допингу, а исключительно к особенностям организма спортсменки.

Но в той или иной степени какой-то недуг, кажется, поразил всех элитных российских биатлонистов. Евгения Гараничева трясло на огневом рубеже, что стало роковым для мужской эстафетной команды. Антон Шипулин нервничал больше обычного, не реализовав и доли своего потенциала. Стабильный уровень чемпионки мира прошлого года в индивидуальной гонке Екатерины Юрловой ни разу не позволил ей даже войти в десятку. Дарья Виролайнен «застрелилась» в эстафете, что обеспечило женской команде антирекордное 11‑е место.

Стояла задача — вывести спортсменов на пик формы именно к Холменколлену. Но все получилось ровным счетом наоборот — как будто специально готовились так, чтобы угодить в функциональную и психологическую яму на чемпионате мира.

 

Поездки в молоко

На поверхности — два прокола тренерского штаба и руководства Союза биатлонистов России. Первый касается участия в двух предшествовавших чемпионату этапах Кубка мира в Северной Америке, второй — участия Евгения Гараничева и Антона Бабикова в чемпионате Европы в Тюмени.

Послать основу сборной в канадский Кэнмор и американский Преск-Айл грозило тем, что двойная акклиматизация выбьет спортсменов из колеи. Руководство СБР, однако, посчитало, что женской команде надо набирать рейтинговые очки, чтобы зацепиться за 5‑е место в общем зачете и обеспечить максимальную квоту для участия в Кубке мира. Результат — ни квоты, ни формы и попадание в непонятное Подчуфаровой. Мужская команда и, в частности, ее лидер Антон Шипулин очки набрали, но, по сути, главный старт принесли в жертву Кубку мира.

Еще интереснее получилось с чемпионатом Европы в Тюмени. Гараничев, как представитель региона, вроде как обязан был порадовать болельщиков и начальство, старший тренер мужской команды Рикко Гросс, которого «выписала» из Германии именно Тюмень и «под Гараничева», должен был обеспечить результат на второсортном старте. Допускаю, что беспрецедентное освещение чемпионата Европы на «Матч ТВ» — с победными песнями «голоса российского биатлона» Дмитрия Губерниева — было своеобразной подстраховкой. Евгений Гараничев в Тюмени соревновался с Антоном Бабиковым, но в основном сам с собой, в Холменколлен он отправился в роли триумфатора Тюмени, результат известен.

Российский биатлон и перекормили — это я без намека на допинг, — и перепиарили. Первый канал, привычно решивший поднять рейтинг спортивных трансляций за счет биатлона, снова в мишень не попал, а «Матч ТВ» с его всеобщей «биатлонизацией» добился скорее обратного, и даже пародийного эффекта. Ноль — он и есть ноль.

Надо было очень постараться, чтобы довести топовый российский вид до ручки, к чему дело и шло.

 

О чем шумим?

Теперь все ищут виноватых и обсуждают пути выхода. Откровений пока немного, ничего нового. В тренерском коллективе нет единства; ротация состава чревата потерей призовых и риском; иным представителям некогда перспективной молодежи и на Кубке Европы хорошо; молодые таланты теряются до выхода на серьезный уровень по причине отсутствия необходимой функциональной и технической базы; на обеспечение элиты всем необходимым жалоб нет, но и толку мало; что надо делать конкретно, не знает никто.

Не исключаю, кстати, что «мельдониевая» история с молодым и талантливым биатлонистом Эдуардом Латыповым, как и вся скандальная эпопея, — тоже могли повлиять на морально-психологическое состояние сборной команды России, ухудшавшееся по мере продвижения чемпионата мира к финалу. Косвенные факторы — если они косвенные, конечно — тоже имеют значение.

Что касается основных причин, то ими придется заняться со всей серьезностью. При условии, что они будут, по крайней мере, вскрыты и признаны всем биатлонным сообществом — честно и без ссылок на объективные обстоятельства.

Да, и поменьше бы шуметь о наших достижениях — хотя бы в ближайшее время. Но, боюсь, не получится — накатывает завершающий этап Кубка мира в Ханты-Мансийске, и тут-то мы всем покажем, кто есть кто.

Но точка отсчета — Холменколлен. Теперь знаковое для российского биатлона место, где он и удостоился звания «ноль без палочки».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera