Мнения

Задним умом

Почему трепетные чувства москвичей должны задевать полотна средневекового художника, на которые даже инквизиция смотрела со снисхождением?

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 28 от 18 марта 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ольга Боброваредактор отдела спецрепортажей

На что мы потратили пять веков? Куда выросли за это время?

Справка

По одной из версий, бытующих среди исследователей, многие произведения Босха были вдохновлены употреблением особого рода грибов, которые выращивали в те времена на ржаных хлебных корках; если верить этой версии, его картины — это задокументированные наркотические трипы.

Решением столичного департамента рекламы  с рекламных стендов и автобусных остановок сняты афиши предстоящей выставки «Босх. Ожившие видения», организованной на площадке ARTPLAY. Формально — со ссылкой на некие «этические соображения». В реальности, думаю, из опасений разряда «как бы чего не вышло». Не оскорбленные верующие возмутятся — так гееборцы.

Эта новость, разошедшаяся даже не особенно широко, заслуживает, очевидно, гораздо большего внимания публики. По-моему, решение департамента рекламы — это состоявшийся художественный акт в мрачноватой стилистике самого Босха. Вдумайтесь в сюжет: средневековый голландский художник, считавшийся в свои суровые времена едва ли не колдуном, избежал костра и подвалов инквизиции — и прославился в веках. А тут, аккурат к 500-летней годовщине со дня его безвременной кончины, московские власти усмотрели в его творчестве крамолу и претензию на оскорбление общественных чувств.

Иероним Босх, наверное, одна из самых загадочных фигур в истории искусства. Если даже не самая загадочная. До наших времен дошли всего лишь 25 его живописных полотен, а также несколько рисунков — все они поразительны и совершенно выпадают за рамки наших представлений о мироустройстве человека эпохи Средневековья.

Босх родился в конце ХV века (более точных данных нет) в городке Хертогенбос в Нидерландах. С исторической точки зрения времена ему достались очень интересные: испанское владычество наступает на его родные земли, и главный проводник воли суровых католиков — святая инквизиция. Эти обстоятельства сказались бы на любой биографии.

Известно, что Босх был потомственным художником, жил довольно замкнуто, состоя, по одним сведениям, во влиятельном ордене Богородицы, по другим — в религиозной секте тоталитарного характера. С позиций сегодняшнего дня — это приблизительно одно и то же, однако в те времена неверное самоопределение было весьма чревато (и многочисленные костры с виселицами на полотнах Босха не смотрятся художественным преувеличением).

Часто в своем творчестве Босх эксплуатировал религиозные мотивы, однако обыгрывал их в совершенно оригинальной манере. Большинство из его полотен представляют собой микс сюрреалистических сюжетов и обыденных наблюдений. Рыбы, парящие в небе, ходячие яйца с древесными ветками вместо лап, черноглазые зубастые монстры с колючими ушами творят свои темные дела на фоне полыхающих костров и бесконечных виселиц. Много обнаженной, подчеркнуто утрированной натуры.

Эти картины поражают зрителя и сегодня, а какое впечатление они производили на тогдашнего обывателя?

Читайте также:

«Земные наслаждения» в рекламе не нуждаются

Мы не знаем, были ли причудливые сюжеты картин Босха плодом воспаленного сознания (см. справку «Новой») — или же они вполне отрефлексированы, но важно другое. Босх в своем творчестве шел на опасную провокацию. Этот метод, эксплуатируемый с тех пор целыми поколениями художников, от Дали до Павленского, он применил, наверное, первым. Вот только его рецензентом выступала не публика, и даже не ФСБ — а инквизиция.

Вероятно, споры о том, является ли Босх сектантом или еретиком, завязались еще при его жизни — и продолжались даже после его смерти, чему есть немало документальных подтверждений. Возможно, именно эти споры и послужили причиной тому, что так мало картин Босха сохранилось до наших времен. Однако вот важный и исторически достоверный момент: за Босха со всей очевидностью впрягались первые люди того времени, в том числе и испанский правитель Нидерландов принц Филипп I Габсбург (что, возможно, и уберегло великого живописца от аутодафе). Хотя и у принца, без сомнений, были свои основания для претензий: взгляните на лица стражников-конкистадоров, распинающих Христа, — и вспомните о том, что эту страшную картину Босх написал в тот момент, когда испанские отряды оккупировали его страну.

Это обстоятельство мне кажется очень важным для понимания сути времени. Не тогдашнего времени — но нашего. Творчество Босха было предметом споров в ХVI веке — однако публика того времени находила в себе силы на эти споры. Говорили, наверное, про метафорические смыслы, про сатирическое обличение порока, про недопустимость буквального прочтения художественного высказывания. Ну или другие какие-нибудь умные искусствоведческие формулировки у них тогда были. Но  были же! И Босха не стыдно было повесить на стену, даже принц вешал.

В ХХI веке департамент рекламы Москвы находит споры в этом вопросе неуместными.

Спрашивается, на что мы потратили пять веков? Куда выросли за это время?

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera