Сюжеты

Цель «Поэзии» — поэзия

В XXII веке этот учебник помянут добром

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 29 от 21 марта 2016
ЧитатьЧитать номер
Культура

Елена Дьяковаобозреватель

 

В XXII веке этот учебник помянут добром

880‑страничный учебник «Поэзия» (М.: ОГИ, 2016) написан и составлен лингвистами, переводчиками, поэтами, апробирован Институтом языкознания РАН. Автор идеи — Наталия Азарова. Из шести ее соавторов четверо — младше 35 лет. По нашим временам и местам это чаще свидетельствует о высоком качестве гуманитарного труда, чем наоборот. Данный волюм подтверждает закономерность.

Да как этому вообще можно… Йес. Писать вряд ли кто кого научит, такая цель и не ставилась. Но вот читать, думать, искать свое и своих в пространствах Рунета — научить вполне можно. И в этих отношениях «Поэзия» полезна на редкость. Она, сдается мне, и делалась с внутренней целью — заменить цепь разговоров с умным и хорошо образованным «взрослым».

Книга очень ясно написана и четко выстроена: нарративная и лирическая поэзия, поэт, субъект и адресат, звуковой строй, метрика, рифма, элегия и инверсия, игры с эпиграфом и проза поэта, миф и символ, баллада и перформанс, акмеизм и футуризм, взаимодействие русской и мировой поэзии, важнейшая глава «Литературный процесс и литературная жизнь»… Образец стиля: «Идеальный адресат — это тот, кто понимает написанное поэтом лучше, чем он сам, и способен раскрыть (показать, но не объяснить) автору, что у него написано. …Это ни в коем случае не обобщенный читатель… В пределе идеальный адресат — это Бог. … Высказывание Даниила Хармса представляет собой формулу идеального адресата поэтического текста:

Многое знать хочу.
Но не книги и не люди скажут мне это.
Только ты просвети меня Господи
Путем стихов моих».

И тут открывается второй слой тома: этот спокойный академический текст прослоен, прострочен, инкрустирован, набит русскими стихами! Каждая главка завершена «примерами» под нарочито школярской рубрикой «Читаем и размышляем»: от XVIII до XXI века, от державинского «Кто перед ратью будет, пылая, ездить на кляче, есть сухари…» до строк Марии Степановой, где фронтир лирики сдвинут в образцовый ньюсрум Москвы нулевых: «Как стекло, столы и столы, и опять стекло, Как свело от скулы до скулы и опять свело».

…От «Еду ли ночью по улице темной…» — к «Заблудившемуся трамваю». От него — к элегии Олега Чухонцева «Седой учитель начальных классов в пиджаке с заложенным рукавом…» (Вот одно из лучших стихотворений XX века о России! Написанное в 1970‑х, в дни «гибридной войны» в местах действия «Слова о полку Игореве», оно приобрело новый резонанс, грозный и скорбный: словно «идеальный адресат» лучше Чухонцева знал, о чем у него написано. Притом что перевести строки о княгине Ольге и уроках истории в 1945‑м в арифметику лозунга невозможно.)

Здесь около трехсот имен: от Дельвига до Парщикова. И далее — к нашим дням: половина стихотворений, вошедших в книгу, написана после 1960 года. Тексты отобраны так, что каждый из них серебряным крючком уловляет чью-то душу. (В чем, собственно, и смысл всех антологий: любая из них — сад расходящихся троп, пусть читатель сам выберет, по которой хочет идти.) Но и огромное разнообразие целостности, блеск ее граней и изломов — выбор «Поэзии» передает.

И помимо целостных текстов — сколько их тут рассыпано по главам в цитатах, в осколках!

Главный читатель «Поэзии», понятное дело, — подросток. Рифмующий подросток. Последние главы учебника ведут его за руку из ожесточенного лирического уединения в мир: список сегодняшних поэтических журналов и сайтов, лучших российских антологий, премий, кураторских проектов, фестивалей в двух столицах и регионах, библиография русских поэтов в 365 позиций, лапидарные характеристики Эйхенбаума, Шкловского, Лотмана, Аверинцева, Гаспарова (но умному и одержимому восьмикласснику часто достаточно назвать имя — дальше уж он сам!). И кстати: в разработке находится сайт книги — poesia.ru. Там обещан сад расходящихся сносок — с расширенным корпусом стихов, биографиями поэтов, рекомендациями для преподавателей…

В целом же пополнилась та «просветительская» полка, на которой почетное место занимают комментарий Лотмана к «Онегину» и его же ясная и стройная биография Пушкина. Первый тираж «Поэзии» — 1500 экз. Но кажется: книга будет жить долго. И многие помянут ее добром.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera