Сюжеты

«Потоки» ищут дырочку

Что происходит с планами «Газпрома», пытающегося протянуть трубопроводы в обход Украины — то с севера, то с юга

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 31 от 25 марта 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Александр Чурсинсобкор на Балканах

Что происходит с планами «Газпрома», пытающегося протянуть трубопроводы в обход Украины — то с севера, то с юга


Фото: РИА Новости

Восемь восточноевропейских стран-членов Евросоюза Польша, Чехия, Венгрия, Словакия, Литва, Латвия, Эстония и Румыния категорически возражают против планов «Газпрома» протянуть по дну Балтийского моря до Германии еще один газопровод «Северный поток-2».

Главными аргументами восточноевропейцев, которые они изложили в письме на имя председателя Еврокомиссии, являются опасения в том, что Россия будет использовать энергоноситель в качестве оружия политического давления и шантажа, а Украина понесет убытки из-за закрытия транзита российского газа.

Кремль и руководство российского газового концерна в ответ упрекают противников СП-2 в чрезмерной политизации проекта.

В последнее время что-то совсем не ладится у «Газпрома» с газопроводами: «Южный поток» умер в мучительных дискуссиях, «Турецкий поток», не успев родиться, погиб, «Сила Сибири» пока еще строится, но когда окупится и окупится ли вообще — неизвестно. Последняя надежда — «Северный поток-2».

 

Средство давления

Проект СП-2 появился на свет в ситуации, когда переговоры по «Турецкому потоку» увязли в согласовании количества труб (одна или четыре) и размеров скидки на газ. Турки оказались тяжелыми переговорщиками: им российский газ был, собственно говоря, не очень нужен, выгоды от газового транзита в Европу тоже особо не привлекали. Просто пошли навстречу Москве, может быть, пригодится в качестве союзника в будущем, но в цене уступать не собирались.

В «Газпроме», скорее всего, для того, чтобы надавить на несговорчивых переговорщиков, придумали ход — объявить о планах строительства еще одной очереди газопровода в Европу по дну Балтики. Хотя и с первой веткой в две трубы и мощностью в 55 миллиардов кубометров у концерна были проблемы — ЕС ограничил прокачку газа наполовину, не давая согласия на полное подключение к единой европейской системе магистральных трубопроводов из-за так называемого «Третьего пакета» Энергетической хартии, запрещающего поставщику газа быть одновременно и владельцем транспортной трубы. 

Тем не менее, газпромовскую инициативу благожелательно встретили в Берлине (почему? Читайте ниже). Собрали консорциум из европейских, прежде всего, немецких энергетических компаний E.On и BASF и в сентябре 2015 года подписали протоколы о намерениях. Кто же знал, что через полтора месяца турецкие ПВО собьют российских Су-24, обломки которого окончательно похоронят «Турецкий поток», и СП-2 превратиться в единственный шанс лишить Украину к 2020 году, как было обещано Москвой, транзита российского газа.

Только были опубликованы первые сообщения о желании «Газпрома» дополнить действующий «Северный поток» дублером, как тут же проект попал под жесткую критику европейских стран — от Брюсселя до Киева. В скором времени оформился единый фронт непримиримых противников СП-2, в который вошли руководящие чиновники Еврокомиссии, курирующие энергетические вопросы, депутаты Европарламента и главы правительств ряда стран Восточной Европы.

 

Союз против «Газпрома»

В феврале 2015 года вице-председатель еврокомиссии Марош Шефчович, кстати, словак по национальности, и комиссар по энергетике и климату Мигель Каньете представили масштабную концепцию по созданию европейского Энергетического союза (ЕЭС), целью которого должна стать полная независимость ЕС от внешних поставщиков энергоносителей, в том числе и российского «Газпрома».

Авторы концепции подсчитали, что ЕС из-за отсутствия единого рынка энергии и дефицита горизонтальной инфраструктуры электросетей, нефте- и газопроводов ежегодно теряет около 40 миллиардов евро. Исходя из этого, они на первом этапе формирования ЕЭС предложили инвестировать за пять лет 200 миллиардов евро в строительство сетевой инфраструктуры, что сделает доступным на рынке как минимум 10 процентов свободной энергии. Такое решение, по мнению еврочиновников, позволило бы снизить цены на энергию для потребителей, улучшить стабильное энергоснабжение и, не в последнюю очередь, уменьшить зависимость от газовых поставок из России.

Также концепция ЕЭС предполагает создание картельного объединения европейских потребителей газа, чтобы вынудить продавцов природного топлива, прежде всего, «Газпром», установить единую цену, которая для разных стран Европы варьируется с разницей в 20-30 процентов и не всегда объяснима с рыночных позиций. Наряду с развитием альтернативных источников энергии важной мерой диверсификации поставок по трубопроводам был назван ускоренный переход на сжиженный газ, поставляемый из США и Ближнего Востока через специальные портовые терминалы.

Планы «Газпрома» по СП-2, естественно, очень не понравились вице-председателю Шефчовичу. «Строительство трубопровода может коренным образом изменить газоснабжение Европы, — настойчиво убеждал он европейцев, — поскольку 80 процентов импортируемого из России газа будет поступать единственным вариантом, что противоречит принципам безопасности ЕС по поставкам энергоресурсов».

 

Восточная Европа защищает Украину

Страны-подписанты «антипотокового» письма председателю Еврокомиссии Жан-Клоду Юнкеру не в первый раз упражняются в эпистолярном творчестве на данную тему. В конце ноябре прошлого года они уже обращались с аналогичными посланиями к главе Европейского совета Дональду Туску — в недавнем прошлом премьер-министру Польши.

Тогда, как и сейчас, восточноевропейские государства обращали внимание на то, что СП-2 выгоден экономическим интересам только России и Германии, а его строительство изменит схему газового транзита, что негативно скажется на экономике Украины, бюджет которой потеряет ежегодный доход в размере двух миллиардов евро.

Мало того, некоторые страны, протестующие против СП-2, тоже теряют на прекращении транзита российского газа через Украину. Так, например, Словакия может не досчитаться порядка 400 миллионов евро в своем бюджете, что для небольшой страны является пусть не критической, но чувствительной потерей. В свою очередь Венгрия присоединилась к противникам СП-2 из-за срыва «Южного потока», на котором Будапешт надеялся неплохо заработать.

Что же касается стран Прибалтики, то они энергично протестовали и против строительства первой очереди «Северного потока», убеждая на своем примере европейцев в том, как опасно находится в энергетической зависимости от России.

 

Ренци vs Меркель   

Италия не вошла в число подписантов обращения. Однако в декабре 2015 года итальянский премьер Маттео Ренци наиболее экспрессивно протестовал против СП-2 и в союзе с южно- и восточноевропейцами добивался того, чтобы саммит ЕС принял отдельное заявление, признающие, что СП-2 не совместим с целями европейской энергетической политики.

По-южному эмоциональный Ренци на встрече в верхах в Брюсселе открыто обвинил Германию и лично канцлера Ангелу Меркель в экономическом сепаратизме. Берлин, мол, ратует за антироссийский санкции, а сам за спиной Евросоюза в одностороннем порядке и исключительно ради собственной выгоды договаривается с русскими об увеличении газовых поставок.

Главу кабинета министров Италии можно понять: итальянская фирма Saipem S.p.A., специализирующаяся на прокладке морских трубопроводов, сильно пострадала от отмены «Южного» и «Турецкого» потоков. У фирмы был контракт с «Газпромом» на 2 миллиарда евро. В итоге Saipem пришлось свернуть все работы, демонтировать оборудование близ берегов Болгарии и уволить 9 тысяч сотрудников. В ноябре прошлого года итальянцы направили иск в международный арбитраж к «Газпрому» на сумму в 759 миллионов евро, что как раз случилось в преддверии саммита ЕС.

Меркель, пустив в ход весь свой авторитет, смогла воспрепятствовать принятию заявления главами ЕС против СП-2, убедив их в том, что проект носит исключительно деловой характер и не направлен на подрыв единой позиции Евросоюза по санкциям в отношении России. А по поводу бурной реакции Маттео Ренци фрау канцлер заявила, что вполне понимает ее причины – итальянцы были очень заинтересованы в «Южном потоке», но «теперь мы поменялись». 

 

Берлин: только бизнес, никакой политики

И, действительно, Берлин не лукавит, когда защищает сделку по СП-2 с «Газпромом» как чисто коммерческое предприятие без какой-либо политической подоплеки.

После трагедии на японской атомной электростанции «Фукусима» Германия, провозгласив политику «энергетического поворота», решила полностью отказаться от атомной энергетики и закрыть к 2022 году все АЭС в стране.

Это больно ударило по немецким энергетическим компаниям — правительство возложило на них все расходы по закрытию станций и утилизации использованного ядерного топлива. Убытки превысили доходы, упала рыночная стоимость, возникла угроза сокращения производственных мощностей и роста безработицы среди энергетиков.

С другой стороны, альтернативные источники электроэнергии — солнечные батареи, ветряные станции, биотопливо – пока не обеспечивают в необходимых объемах потребности немецкой экономики и населения. А попытки нарастить добычу бурого угля для покрытия грозящего дефицита встретили активное сопротивление экологов и местных общин, где расположены открытые карьеры. К тому же использование бурого угля идет вразрез с провозглашенной Меркель политикой борьбы за сокращение вредных выбросов в атмосферу.

В этой ситуации Берлин с расчетом на то, что с помощью российского газа будут решены проблемы с энергоресурсами, поддержал идею «Газпрома». В ноябре 2015 года вице-канцлер и по совместительству министр экономики и энергетики Германии Зигмар Габриэль совершил вояж в Москву, где в ходе личной встрече с Путиным заверил, что немецкие власти гарантируют свою покровительство СП-2.

Тем самым нынешний председатель СДПГ вольно или невольно пошел по стопам своего предшественника и экс-канцлера Герхарда Шрёдера, который в свое время пролоббировал строительство первого «Северного потока» и теперь числится личным другом Владимира Путина, а также возглавляет комитет акционеров North European Gas Pipeline Company, компании-оператора СП. Для немецкого общественного мнения имя Шрёдера стало синонимом политической коррупции.

Действия кабинета министров Германии стали объектом критики не только со стороны восточноевропейской восьмерки стран и Италии. Видные функционеры  ХДС и СДПГ, депутаты бундестага и представители оппозиционных немецких партий негативно оценили поддержку проекта «Газпрома». Так, глава внешнеполитического комитета немецкого парламента Норберт Рёттген считает, что СП-2 противоречит цели снижения энергетической зависимости от России.

Но правительство Меркель не намерено отказываться от принятого решения — спасение отечественной энергетике важнее репутации в глазах партнеров по ЕС. А на справедливый упрек в том, что реализация СП-2 лишит Украину транзита российского газа, в Берлине туманно отвечают, мол, не полностью, что-то останется.

 

Пустить газ «Посейдоном»

В последние месяцы российские должностные лица разного ранга периодически стали намекать, что «Южный поток» не совсем покойник и его еще можно реанимировать. Представитель России в ЕС Владимир Чижов не исключил возвращения к проекту газопровода по южному маршруту, а замминистра энергетики РФ Юрий Сентюрин вообще заявил, что Болгария проявляет заинтересованность в возрождении «Южного потока» и болгарские специалисты якобы уже ведут переговоры с российской стороной. (София сразу же опровергла это сообщение.)

Очевидно, что такие информационные вбросы исполняют функцию зондажа: как отреагируют в Брюсселе, Болгарии и других европейских государствах на намеки России? Необходимая информация на тот случай, если ЕС удастся торпедировать СП-2.

В этот же ряд следует поставить и подписание «Газпромом» меморандума с итальянской  Edison SpA и греческой  DEPA SA о поставках российского газа по дну Черного моря через третьи страны в Грецию и Италию. Речь идет о строительстве газопровода в рамках проекта ITGI (Интерконнектор Турция-Греция-Италия), морская часть которого получила название «Посейдон». Документ, правда, не содержит практических рекомендаций, как Москве нормализовать отношения с Анкарой и когда на это можно рассчитывать.

Спекулятивный характер «южной» газовой тактики Кремля подчеркивает январское заявление «Газпрома», подтвержденное на днях пресс-секретарем президента РФ Дмитрием Песковым, о том, что договор по «Южному потоку» расторгнут и проект закрыт окончательно.

Так что вопрос, кто на самом деле политизирует ситуацию вокруг «Северного потока-2»: Евросоюз, требующий строгого исполнения закона о разделе коммерческих интересов поставщика и транспортировщика энергоносителей, или Россия, которая ради политического желания наказать Украину стремится любой ценой лишить ее транзита своего газа, — оказался риторическим. Впрочем — основные баталии еще впереди.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera