Сюжеты

«Бахнет — семьям хоть по миллиону дадут»

Рабочие «Интинской» вернулись в шахту. Метан — под 90%

Этот материал вышел в № 30 от 23 марта 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Татьяна Брицкаясобкор в Заполярье

Рабочие «Интинской» вернулись в шахту. Метан — под 90%

Денис Баженов, лидер интинского профкома «Независимого профсоюза горняков»: «Село 80 метров завальной части лавы (отработанной породы, которую по технологии должны обрушивать искусственно. Т. Б.), при этом получился выброс метана (нет надлежащей вентиляции, нужен шурф), а при выбросе произошло воспламенение этого скопившегося газа! По счастливой случайности он не хлопнул, как на «Северной»».

Для шахтеров «Интинской» картина ЧП, случившегося на их предприятии на прошлой неделе, уже очевидна. Официальных выводов технического расследования им ждать не надо: все уже увидели своими глазами, но через сутки после выброса метана и пожара они вновь спустились за углем.

При этом, как рассказывала «Новая», превышение допустимой концентрации метана отмечалось на «Интинской» и раньше. Денис Баженов говорит, что по верхнему штреку она доходила до 90%.

— Последние две недели идет информация о превышении по газу, но мер не принято. Он же без цвета и запаха, человек его не чувствует, но если вдохнет, то просто теряет сознание. И вот таких случаев за это время было уже несколько, — рассказывает Денис. — Но люди продолжали работать, датчики клали на почву, чтоб оборудование не отключалось автоматически, и можно было работать. Иначе, если постоянно держится высокая концентрация, никакой добычи не получится, угля не будет, а значит, и зарплаты не будет.

Зарплата и так бывает не всегда. За пятнадцать лет «Интауголь» дважды банкротилась. Два года назад ее работа даже приостанавливалась из-за задолженности перед горноспасателями. Сейчас основной пакет акций выкуплен у банка «Таврический» окологосударственной структурой «Коми ипотечная компания», что позволило на прошлых выборах потешить электорат разговорами о национализации. Однако значительного оздоровления «национализация» не принесла: единственная работающая из пяти шахт Инты по-прежнему не приносит прибыли.

— С начала декабря до сегодняшнего дня добычи угля в запланированных объемах не ведется: то оборудование было неисправно, поэтому угля мы продать не могли, и, как результат, до сих пор не погашена задолженность по зарплате за январь, нет отпускных за февраль и март, — перечисляет Баженов. Лаву № 2, которую разрабатывали прежде, задавило, она перестала давать уголь. И все надеялись на 842-ю лаву (ту, где произошло ЧП. — Т. Б.). Конкурсный управляющий рассчитывал, что за счет этой лавы ситуация по финансам к апрелю выправится. А получилось наоборот. И теперь, если инженеры не найдут решение, то вообще неясно, будет ли эта лава работать. А если мы ее остановим, мы вообще можем потерять шахту. Она — наша единственная возможность хоть что-то заработать…

Череда банкротств не позволила провести запланированные работы по технике безопасности: пробурить новый вентиляционный ствол. Общешахтной вентиляции не хватает, чтобы разбавить накопившийся метан.

— У нас шахта (в отличие от сверхкатегорийной «Северной») имеет только вторую категорию, то есть по газу она практически не опасна, — продолжает Денис. — Здесь не должно быть таких резких выбросов больших объемов метана, как там. Но у нас он копится постепенно. У лавы постоянное газовыделение. А воздуха, чтобы разбавлять эти концентрации, просто не хватает. И денег на бурение шурфа нет. Получается замкнутый круг: при такой газовой обстановке работать нельзя, остановиться в нашем положении — тоже.

Инта — моногород. До соседней Воркуты и шахт «Северстали» — 300 км. В такой ситуации зарплатой в 50 тысяч рублей пренебрегать не приходится. И уже через сутки после аварии очередная смена спустилась в шахту.

— Оплавленные провода, обожженный лес. А говорят, что обрушение горной массы! Это счастливая случайность, что не вышло, как на «Северной», — говорит шахтер, побывавший на аварийном участке. Показательный момент: рядовые горнорабочие, общаясь с «Новой», просили не называть их имен. Работать на «Интинской» страшно, но остаться в моногороде без работы — страшней. Люди привыкли терпеть:

— Если в Воркуте есть альтернатива уйти на другую шахту, то у нас она одна. И больше работать негде! — говорит горнорабочий. — Народ не получает ничего, постоянные задолженности по зарплате, а у всех ссуды, кредиты, семьи. Поймите, мы живем в такой яме, что люди уже поговаривают о том, что, может, и к лучшему: если «бахнет» — семьям хоть по миллиону дадут!

Между тем, руководство шахты сейчас занято вычислением человека, выложившего в интернет видео газоанализатора, снятое на 842-й лаве. На дисплее метан — 86,5%.

С руководством шахты «Новой» связаться не удалось. В приемной «Интаугля» сообщили, что комментарии может дать только гендиректор лично, и рекомендовали звонить по прямому номеру. Уже несколько дней этот телефон молчит.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera