Сюжеты

Вы не фабрику, вы людей спасли!

Директор уникальной фабрики, где работают инвалиды, — о том как предприятие выжило за счет краудфандинга

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 30 от 23 марта 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Нина Петляновасобкор в Петербурге

Директор уникальной фабрики, где работают инвалиды, — о том как предприятие выжило за счет краудфандинга


Станислав Сорокин — руководитель «ТИБОЖа» и инициатор проекта «Пара за пару»

Об уникальной фабрике обуви «ТИБОЖ», где трудятся люди с инвалидностью, которых больше никуда не берут на работу, «Новая» уже рассказывала (см. № 16 за 2016 год). Уникальное предприятие менее чем за год существования из-за отсутствия заказов и повсеместных отказов в кредитах погрязло в долгах и уже в марте могло реально прекратить существование. Но «ТИБОЖ» ухватился за последний шанс — запустил проект «Пара за пару» на краудфандинговой площадке Boomstarter. Идея проста: за два месяца фабрика должна была получить на Boomstarter оплаченные авансом заказы на 1000 пар обуви (кеды, ботинки, чешки, тапочки) на общую сумму 1 млн 700 тысяч рублей. Ни копейкой меньше. При этом каждый человек, покупающий что-то себе, автоматически становился спонсором: за его счет выпускалась вторая пара обуви для передачи нуждающимся.

Проект стартовал 19 января. Но на 10 февраля наторговали всего на 76 555 рублей! Ситуация была катастрофическая. Если бы необходимая сумма не набралась, все деньги вернулись бы потенциальным покупателям, а предприятие закрылось. «ТИБОЖ» просил о помощи, в том числе — и в «Новой газете». К 19 марта — последний день на Boomstarter — проект «Пара за пару» набрал 2 млн 91 тысячу рублей.

О сложностях и успехах рассказывает директор «ТИБОЖа» Станислав Сорокин.

— Как настроение на фабрике?

— Настроение радостное, победоносное! Следили же за этим проектом все работники, их семьи, все подопечные благотворительного фонда. Волновались: сколько там? Сегодня все сотрудники фабрики знают, что сумма собрана. Они сейчас почувствовали большую общественную поддержку.

Я примерно подсчитал, что так или иначе поддержали проект более 10 тысяч человек. Прямых спонсоров — около 1300. Но это — спонсоры. А были люди, которые делали великолепные посты в соцсетях, и на них откликались тысячи.

— Вы учитываете не только материальную, но и моральную поддержку?

— Конечно! Общество отозвалось. Именно общественный резонанс сыграл свою роль. Это победа очень многих людей.

— Как переживают победу сотрудники фабрики?

— Сама идея проекта их вдохновляет. До сих пор они понимали, что отличаются от других людей, и вдруг оказалось, что они нужны. Они искали возможность применения в жизни. И тут они получили эту возможность. Для многих это — впервые.

— Как жила фабрика до проекта на Boomstarter?

— На энтузиазме людей, приходивших работать, — людей с инвалидностью, которые не могли трудоустроиться и вдруг нашли для себя место. Но они еще не имели навыков. Заказов не было. Денег на расходные материалы не было. Кредиты никто не давал. Я могу признаться: с апреля 2015 года и до сих пор мы существовали без зарплаты. То, что иногда удавалось заработать и раздать, — это деньги, несопоставимые с зарплатами (20 тысяч рублей), которые люди должны были получать. Но деньги только начислялись, и рос долг.

Я с самого начала искал поддержку. Но многие скептически относились к тому, что такая фабрика вообще может существовать. Хотя находились и те, кто нас поддерживал. Помогали, но с сомнением спрашивали: «Ты еще держишься?» Много раз говорили, что моя затея сродни безумству. Но я знал: это — длительный процесс. Это не однодневное событие, а проект: надо от точки «А» до точки «Б» пройти весь путь, чтобы он удался.

Да, мы социальные предприниматели. Но если отбросить слово «социальные», то останется суть: предприниматели. А значит, все препятствия предпринимательства, все барьеры перед входом в рынок, все закономерные условия современной экономики мы испытываем на себе.

— Идея проекта «Пара за пару» родилась от полной безысходности? На него была сделана большая ставка, фактически — ставка на жизнь фабрики?

— По сути — да. Хотя изначально проект «Пара за пару» задумывался именно для этой фабрики. Еще в 2014 году я его защищал в Высшей школе менеджмента. Потом я уже делал экономические перерасчеты. Но никто не верил.

Сейчас, благодаря краудфандингу, мои идеи получают реальное воплощение. Я рассчитывал, что общество отреагирует, и общество отреагировало. Мы думали, что 1,7 млн рублей не соберем, а собрали почти 2,1 млн, или 123%!

Фонд социальных программ «Наше будущее» отложил деньги на тот случай, если вдруг к окончанию проекта на Boomstarter не наберется необходимая сумма, они недостающие средства докинут. Сумму мы собрали, но фонд все равно деньги перечислил. Они не обязаны были. Но они это сделали.

— Проект шел крайне тяжело. На 25 января — 40 тысяч рублей. На 10 февраля — 76 тысяч. Честно скажу, я не верила в возможность собрать 1,7 млн. Когда и как ситуация изменилась?

— Перелом произошел с помощью «Новой газеты». После выхода статьи началось реальное движение. Мы видели, как быстро увеличивается сумма на Boomstarter. Первые 400 тысяч рублей были собраны благодаря «Новой газете». Меня очень тронула реакция людей, прочитавших статью. Они звонили из разных городов России, из США, Германии, Франции. Предлагали помощь. Звонили москвичи: «Мы вам поищем инвестиции, пришлите документы». Звонили ребята, занимающиеся маркетингом, просили информацию по продукции: «Мы вам поищем заказчиков».

Следующие сотни тысяч рублей собрали люди, имеющие какой-то ресурс в обществе, в частности — блогеры, как Татьяна Мэй. Она процитировала «Новую газету», написала про нас пост. И люди откликнулись: около 600 тысяч рублей сразу после ее поста накопилось на Boomstarter. Мы не ожидали такой реакции. Мы не могли понять: откуда, что произошло, что повлияло? Затем подключилось телевидение. Вышло четыре телерепортажа. Потом еще несколько радиоэфиров было.

Я так хочу сказать: «Всем спасибо!»

— Помощь сегодня нужна многим. Чем вы объясняете такую отзывчивость?

— Мне кажется, в нашем обществе назрела необходимость в этом. Люди, уже уставшие от всяких кризисов, просто хотят делать добрые дела. Настало время позитивных изменений. Чем дольше я занимаюсь благотворительной деятельностью, тем больше убеждаюсь в этом. Я нахожу отзывчивых людей и поддержку и среди высокопоставленных чиновников, и среди крупного бизнеса, и среди людей со средним достатком.

Благотворительность существует. Она работает. Люди делают добро и получают его в ответ. Начинают жить открыто. Учатся отдавать. Вот что в обществе происходит, как мне кажется. Такие проекты сегодня показывают одно: наше общество на пути выздоровления в моральном плане. Мы видим, какая поддержка на Boomstarter, в каких цифрах она выражается, — значит, социальное предпринимательство сегодня нужно. Мы же не знаем никого из спонсоров, которые взяли и поверили в нас. Почему поверили? Почему помогли? Значит, у них внутри есть такое же чувство, о котором я говорю сейчас и которое испытываю сам.

– 19 марта проект на Boomstarter завершился. Что дальше? Закипит работа? Расскажите, чтобы знали люди, которые заказали обувь.

– Сейчас у нас будет неделя планирования – мы должны очень четко все спланировать, полностью подготовиться к изготовлению продукции. Должны проверить и убедиться, что все оборудование работоспособно и готово к запуску. Кроме того, может быть, мы еще одну-две машинки приобретем. Потому что нам ни в коем случае нельзя сейчас не выдержать сроки поставки заказов. Мы должны сейчас посчитать и приобрести все необходимые материалы.

Все эти производственные процессы будут идти параллельно с коммерческими. Нам предстоит наладить связь с нашими спонсорами и понять, какие размеры нужно изготовить, как и где мы будем их передавать. Вообще в проекте было сразу заявлено, что заказанную пару обуви мы отправляем спонсору наложенным платежом за его счет. Эта информация содержалась на Boomstarter. Но москвичи, которые активно участвовали в процессе, попросили в Москве раздавать обувь через офисы фонда развития медиапроектов и социальных программ Gladway. Может быть, и в Петербурге что-то придумаем.

– Кому и как будет передаваться вторая, благотворительная пара?

– У Фонда Тихвинской иконы божьей матери 2500 подопечных. Среди них примерно 450 многодетных семей, мы постараемся обеспечить их обувью. Еще у нас есть партнеры – благотворительные фонды, планируем передать нуждающимся обувь через них. Пока будем раздавать вторую пару в Петербурге. Но за время проекта у нас образовалась очередь в других городах-миллионниках, в том числе в Красноярске, Екатеринбурге, Москве. Нам оттуда люди звонили и писали: "Мы хотим получить вторую пару. Запишите нас, пожалуйста, в очередь…" Сейчас мы отработаем метод производства и раздачи в Петербурге, потом – в Москве, а дальше во все 16 городов придем с этим проектом.

– До сих пор у вас не было такой загруженности. Не пугает ли работников фабрики такой объем работы?

– Наоборот, радует. Загружены будем все, но мы к этому готовы. Все давно уже заждались. Сейчас закажем всю необходимую оснастку, все необходимые материалы и будем автоматизировать все процессы. Технологических возможностей нашего оборудования для этого достаточно. Мы можем выпускать 650 пар обуви в день, и это значит, что 325 из них мы можем дарить.

– Будете набирать новых сотрудников?

– Да, у нас уже есть договоренность с РОО "Перспектива" (это НКО, которая занимается трудоустройством инвалидов) и с ребятами из фонда "Рауль" (они уже были у нас на фабрике, они тоже трудоустраивают молодых инвалидов). У нас только нет автобуса, который забирал бы со станций метро инвалидов, приезжающих на фабрику. Может быть, отзовется кто-то из предпринимателей или автомобилистов? Вообще такой автобус-развозку мы планировали еще, когда писали бизнес-план. Автобус стоит 3–4 миллиона рублей, купить его нелегко. Но если вдруг он будет, то мы сможем спокойно подъезжать к метро и забирать на работу ребят, которые едут с разных концов города. Можно будет спокойно сажать их на автобус, привозить на фабрику и вечером увозить (фабрика ТИБОЖ находится на окраине Петербурга, в Красном Селе. – Н. П.).

– Но у вас были и другие проблемы (долги по аренде, коммунальным платежам, зарплате, налогам). Справились с ними?

– С арендой договорились. Составили график расчетов. Арендодатели всегда относились к нам хорошо. Будем прямо говорить: если бы не они, может быть, этот проект и не состоялся бы. Они очень много стерпели, очень много ради этого проекта сделали, чтобы помочь. Что касается долгов по зарплате, по налогам – мы сейчас тоже все графики задолженности выстроим согласно логике нашего производственного процесса, проведем ревизию возможностей, сделаем экономический анализ заказов. Посмотрим, какие у нас остаются средства для расчета по обязательствам и постараемся максимально рассчитаться со всеми, кому фабрика должна на сегодняшний день.

Я обязательно хочу сделать акцент на том, что мы находимся в обычной экономической ситуации. Любой проект вначале убыточен. Потом через точку безубыточности он перерастает в зону прибыли.

– Вы взялись за важное, нужное, но сложное и отчаянное дело. Зачем? Куда проще было начать любой другой бизнес…

– Я знал, что преодолеваю препятствие и веду за собой людей – это огромная ответственность. Мне было неудобно, что это люди с ограниченными возможностями и я их в этот проект за собой тяну. Но я понимал, что есть не только их личная судьба, но есть еще и другое – судьба многих тысяч таких же людей, как они. Инвалидов, которые тоже нуждаются в работе, самореализации, но не могут найти себе применение. Это реальная общественная проблема. Сегодня только у нас в Петербурге около 800 тысяч инвалидов зарегистрировано. Около 50 тысяч из них имеют рабочую группу. И свыше 20 тысяч из них трудоустроиться не могут.

Они ведут такой же образ жизни, какой до работы на фабрике был и у моих ребят. Целыми днями сидят в четырех стенах, им некуда пойти, они существуют на нищенскую пенсию, у них не хватает денег на оплату квартир, на проезд, на хлеб – да на все! Если посмотреть статистику, получается, что каждый шестой зарегистрированный в Петербурге житель – инвалид. То есть практически в каждой семье или рядом такой человек живет. Это касается каждого из нас. Наш проект учит людей уметь отдавать. Мы часто не умеем отдавать. Мы думаем: если мы отдали, то мы потеряли. А на самом деле, когда мы отдали, мы приобрели. То, что ты отдал, то твое всегда. Когда ты начинаешь понимать, что ты отдал и это осталось твое навсегда, это твой капитал, твое богатство, твоя картина мира, твоя жизнь. Отдавая, ты приумножаешь. Не для этого ли мы живем?

Фото Елены Лукьяновой

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera