Мнения

«Заявление Иванова о бизнесменах — из разряда: всех преступников не перевешаешь»

Глава Администрации президента выступил за декриминализацию наказания для бизнеса. Инициативу прокомментировала Яна Яковлева, председатель партнерства «Бизнессолидарность», и адвокат Генри Резник

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 32 от 28 марта 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Вера Челищеварепортер, глава отдела судебной информации

Глава администрации президента выступил за декриминализацию наказания для бизнеса. Инициативу прокомментировала Яна Яковлева, председатель партнерства «Бизнессолидарность», и адвокат Генри Резник


Сергей Иванов и Борис Титов умеют разговаривать с бизнесом с 2008 года / РИА Новости

Накануне глава администрации президента Сергей Иванов, выступая на встрече рабочей группы по связям бизнеса и правоохранительных органов, сделал несколько заявлений, касающихся декриминализации экономических преступлений. Это и необходимость повышения планки квалификации ущерба, и освобождение от наказания бизнесменов, совершивших преступление впервые и возместивших ущерб, и допуск к ним в СИЗО нотариусов, а также ограничение времени нахождения имущества бизнесменов под арестом и корректировка действующего законодательства таким образом, чтобы под статью о мошенничестве не подпадали предприниматели, не выполнившие своих обязательств «из-за сложившихся обстоятельств», а не по злому умыслу.

Это не первая инициатива в подобном ключе, касающаяся прав бизнеса. Ранее в марте бизнес-омбудсмен Борис Титов выступил с предложением не сажать в тюрьму за экономические преступления. Есть ли шанс, что что-то исполнится? По просьбе «Новой газеты» заявление главы кремлевской администрации комментирует Яна Яковлева, председатель некоммерческого партнерства «Бизнессолидарность». В свое время она несколько месяцев провела в СИЗО после того, как Госнаркоконтроль возбудил дело против нее и ее бизнес-партнера по компании «Софэкс» Алексея Процкого по ч. 2 ст. 234 УК РФ (незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ, совершенный группой лиц по предварительному сговору) за торговлю промышленным растворителем этиловым эфиром. В феврале 2008 года суд оправдал Яковлеву и Процкого по всем пунктам обвинения.


Яна Яковлева. Фото: пресс-служба Комитета гражданских инициатив

Бизнесмен Яна Яковлева:

— Нам говорят сейчас, давайте будем наказывать предпринимателей, но помягче. Их надо сажать, но не на 10 лет, а на 7… Или: был порог ущерба 250 тысяч, давайте поднимем до миллиона… Вот такая примерно логика. Ну и что от этого изменится? Предприниматели хотят справедливости. Их собственность от того, что скостят срок наказания, не сохранится. А у нас в принципе для этого и используется уголовная юстиция — для уничтожения собственности. Так что толку от этого никакого.

Лучше скажите, что мы будем делать с полным слиянием суда и следствия? С беспомощностью прокуратуры, которая, по идее, должна надзирать, но фактически участвует в общем обвинительном тренде? Заявлений на этот счет я пока не услышала.

Начинать что-то решать нужно с погони за обвинительной статистикой. Кто-то должен прервать этот порочный круг. Зачем судам и следствию обвинительная статистика? Зачем они прикрывают и не используют доказательства защиты? Есть много объяснений. И я сейчас даже не про коррупцию говорю. А про уклад системы, которая не признает ни обвиняемых, ни сторону защиты как равноценных участников процесса. Отсюда и общий обвинительный тренд.

Во-вторых, нужно четко понимать, что такое 159 статья УК («мошенничество») для бизнеса? Сейчас это описание некоего хищения (например, хищение мобильного телефона или хищение авто). А на практике вся прибыль предпринимателей объявляется следствием и судом «извлечением корыстного интереса». При этом по Гражданскому кодексу цель деятельности любого предприятия — именно «извлечение прибыли». Получается, два кодекса — Гражданский и Уголовный — друг другу полностью противоречат.

Если бы, допустим, Иванов сейчас встал и сказал: знаете, я тут разобрался и понял, нам нужно объединять два закона нашей страны — гражданский и уголовный — это было бы здорово! Но ведь не так!

Все равно все экономические споры переводятся из гражданского производства в уголовное. А там отношение к экономике примитивное: предприниматели — преступники.

Поэтому нужно говорить о том, что для экономических преступлений (а, безусловно, такие происходят и их надо разбирать) должна быть отдельная терминология. Уголовный судья должен понимать, что такое «сделка», что такое «договор». Сейчас судья так рассуждает: сделка — это значит два «налапника», два «коммерса» что-то такое «намутили» в преступном смысле и получился у них на выходе «корыстный интерес» — по-нашему «прибыль»…  

Так что суть разговора должна быть не о том, «как мы будем их помягче наказывать», а  о том, виноваты они вообще или нет. Получается, что вся рабочая группа по связям бизнеса и правоохранительных органов, на которой выступал Иванов, согласилась с тем, что бизнес у нас в стране — преступен, но только потому, что всех преступников не перевешаешь, их согласились просто поменьше наказывать. А мы с этим не согласны.

 

 

Адвокат Генри Резник:


Фото: Анна Артемьева / «Новая газета»

— Можно ли что-то изменить? Давайте вспомним. При Медведеве менялось довольно прилично. Были внесены поправки в 108 статью УПК, которые запрещают применять или продлевать арест лицам, обвиняемым в экономических преступлениях, в том числе обвиняемым в присвоении или растрате, в легализации, мошенничестве, налоговых преступлениях — словом, в сфере предпринимательской деятельности.

Сейчас изменения если и происходят, то, увы, с большими проволочками. Мы прекрасно понимаем почему: сопротивляются наши правоохранител, для которых дела предпринимателей — источник кормления. Как выражался тот же Медведев: «Перестаньте кошмарить бизнес». Обдираловка же идет еще до возбуждения дела! Да и наш бизнес без связей и «крышевания» просто не может выживать. И когда против кого-то из бизнесменов возбуждается дело, часто понятно: он отказался делиться.

Государство, как всегда, хочет больше контролировать.  Но свободные предприниматели, средний класс — это другой электорат. Они иначе голосуют, чем остальные граждане.

И мне думается, что сегодняшняя ситуация экономического кризиса должна подтолкнуть власти к пониманию того, что людей, которые создают рабочие места и которые в общем-то кормят страну, нельзя заключать под стражу. Надо почистить уголовный кодекс и реально декриминализировать экономические преступления, провести границу между гражданско-правовыми отношениями и уголовно-правовыми.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera