Сюжеты

Словарный запас пополнит Пенсионный фонд

Конституционный суд подтвердил: врачам не положена досрочная пенсия, если в названиях их клиник не содержится слово «учреждение»

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 33 от 30 марта 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Людмила РыбинаОбозреватель, rybinal@yandex.ru

Конституционный суд подтвердил: врачам не положена досрочная пенсия, если в названиях их клиник не содержится слово «учреждение»

На коллегии Генпрокуратуры 23 марта Владимир Путин заявил, что прокуратура в 2015 году выявила 3,2 млн нарушений прав и свобод граждан. «Огромная цифра», — подчеркнул президент. К сожалению, к этой цифре есть что добавить. Оказалось, например, что врачам и другим медицинским работникам, работающим в частных клиниках, не положена досрочная пенсия, хотя всем остальным медикам — в поликлиниках, больницах, профилакториях, — она предоставляется.

Медицинским работникам положена досрочная пенсия. Это закреплено в законе «О трудовых пенсиях»: если врач или иной медицинский работник отработал 25 лет в медицинских учреждениях на селе или 30 лет в городе, ему может быть оформлена пенсия, даже если он не достиг общего пенсионного возраста.

Юрий Кутыркин отработал на самом передовом краю медицины — на «скорой помощи» уже 35 лет. Как после Первого меда распределился по самым романтическим и идеалистическим соображениям на «скорую» — на 3-ю московскую подстанцию, — так и до сих пор ездит на вызовы, только с 1993 года перешел с городской подстанции в московскую частную клинику «Медицина».

Два года назад коллеги напомнили Юрию Семеновичу, что можно уже оформить досрочную пенсию. Стажа у него к тому времени набежало 32 года. Но вот когда он обратился в Пенсионный фонд за досрочной пенсией, то получил отказ. Мотивировали именно тем, что не могут включить ему в медицинский стаж годы работы в частной клинике.

Это было в конце 2013 года. До того коллеги и из частных, и из государственных клиник регулярно оформляли досрочные пенсии. Работать, как правило, продолжали, но этот небольшой бонус за тяжелую работу — 8—9 тыс. рублей — лишним никому не казался, особенно когда зарплаты начали падать.

Отказ Кутыркину обсудили на работе с юристом организации и решили, что надо подавать в суд.

Юрий Семенович рассказывает: «Было очевидно, что это какая-то ошибка. Какая связь между формой собственности организации, в которой я работаю, и моей пенсией? Я лечу так же, как мои коллеги в государственных клиниках. Мы оканчивали один вуз, у нас одинаковые должностные инструкции, не говоря уже о том, что на всех одна клятва Гиппократа. Мы вместе с врачами городских «скорых» повышаем квалификацию. Я рядом с ними сижу на курсах в Склифе, в МОНИКах, в МФБА. Я с ними постоянно пересекаюсь в приемных отделениях больниц, куда так же, как и они, привожу пациентов. И в машине, когда едем на вызов, у нас одинаковые укладки. Работаем по одним стандартам и приказам. Да, клиника «Медицина» — ОАО — открытое акционерное общество, но это не булочная, не ресторан, не парикмахерская, это лечебно-профилактическое учреждение с лицензией на самые сложные виды медицинской помощи: кардиохирургия, онкология, урология. Я работаю на ставку, и отчисления в Пенсионный фонд бухгалтерия регулярно перечисляет. Очевидно, что Пенсионный фонд ущемляет мои права».

В феврале 2014 года Симоновский районный суд Москвы признал незаконным отказ Пенсионного фонда и обязал ответчика назначить заявителю досрочную трудовую пенсию по старости.

Только это не конец истории. Суд в России — дело долгое. Пенсионный фонд это решение Симоновского суда опротестовал. И в июне 2014 года Мосгорсуд решение Симоновского суда отменил, в назначении досрочной пенсии Кутыркину отказал, потому что «ОАО «Медицина» по своей организационно-правовой форме не является учреждением здравоохранения».

Не поняв, где же он тогда работает, если не в медицинском учреждении, и куда он ездит на своей «скорой», если не к больным, Кутыркин в ноябре 2014 года обратился в президиум Мосгорсуда с кассационной жалобой на вступившее в законную силу Определение судебной коллегии Мосгорсуда.

Не тут-то было. В передаче кассационной жалобы на рассмотрение в судебном заседании Кутыркину было отказано. Судья Мосгорсуда в Определении от 26 декабря 2014 года поддержал доводы судебной коллегии о том, что «ОАО «Медицина» является самостоятельным хозяйствующим субъектом, действует на основе самофинансирования, государство не несет ответственности по обязательствам общества, а общество не отвечает по обязательствам государства, его органов и других организаций и предприятий, таким образом, ОАО «Медицина» по своей организационно-правовой форме не является учреждением здравоохранения», а поэтому законных оснований для досрочной пенсии у Кутыркина не имеется.

Между прочим, надо сказать, что клиника «Медицина» работает и по ОМС — обязательному медицинскому страхованию, то есть по обязательствам государства все-таки тоже отвечает.

И тут я боюсь подсказать этому ушлому государству, где еще один кармашек, в котором лежат наши деньги, но вопрос напрашивается: почему же государство пока еще платит пенсии сотрудникам негосударственных структур после достижения ими пенсионного возраста? То есть льготные не хочет платить, а на общих основаниях все-таки пока не отказывает? Нелогично как-то получается. Выходит, что перед врачом, отработавшим 30 лет, государство не несет ответственности, а когда ему исполнится 60, то уже несет? Совсем отказать в пенсиях — взрывоопасно, а частично отрезать пенсионные права — можно.

Вот и Кутыркин ничего не понял и в феврале 2015 года подал кассационную жалобу в Судебную коллегию по гражданским делам Верховного суда. Но до рассмотрения в судебном заседании не дошло — отказали. В сентябре 2015 года Кутыркин обратился с жалобой в Конституционный суд. В конце октября 2015 года он получил определение КС РФ: в принятии жалобы отказать — Кутыркин работал в организации, не являющейся учреждением! В определении КС разъясняется нам, непонятливым, — должно быть соблюдено два условия: «лечебная и иная деятельность по охране здоровья населения» и «учреждение здравоохранения». А у Кутыркина и других медицинских работников, работающих в негосударственных клиниках, соблюдено только одно: они лечат людей, но в названии их организаций нет слова «учреждение». И им поголовно два последних года стали отказывать в назначении досрочной пенсии.

В определении КС записано, что это «само по себе не может расцениваться как нарушающее конституционный принцип равенства при реализации права на пенсионное обеспечение, гарантированного статьей 39 (часть 1) Конституции»

Определение Конституционного суда по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит, подписано председателем В.Д. Зорькиным.

Работаешь не в учреждении — и Конституция не для тебя. Отчисления с твоей зарплаты в Пенсионный фонд государству нужнее, чем тебе.

Выше жаловаться некуда.

 

От редакции

Владимир Путин поручил Министерству здравоохранения подготовить изменения в законодательство, которые сделали бы возможной работу частной «скорой помощи» по всей стране. Сейчас в эксперименте, начатом в 2012 году, участвуют 18 регионов России. «Новая газета» направила в Минздрав официальный запрос: в рамках того же пакета законопроектов покончить с необъяснимой дискриминацией пенсионных прав врачей частных клиник.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera