Сюжеты

Список, мораль и русская литература

Главная задача учителя словесности — сделать ученика читателем, умеющим думать и рассуждать

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 33 от 30 марта 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Ирина ЛукьяноваНовая газета

Главная задача учителя словесности — сделать ученика читателем, умеющим думать и рассуждать


Фото: Валерий МАТЫЦИН / ТАСС

Преподавание русской литературы остается делом всенародным. В нем разбираются даже лучше, чем в медицине, и разбираются все, от мала до велика. И едва ли не все убеждены, что главное в преподавании литературы — это список произведений для изучения.

Проблема не сходит с повестки дня уже несколько лет. Одним из первых списков стали «Сто книг» президента. В прошлом году Общероссийская ассоциация учителей русского языка и литературы (АССУЛ), созданная по инициативе администрации президента, предложила «Концепцию школьного филологического образования», важную часть которой составлял список из 370 произведений: от маленьких стихотворений до «Тихого Дона» целиком. Учителя литературы подсчитали, что с 5-го по 11-й класс, если этот список станет обязательным, придется изучать в среднем 53 произведения в год — это примерно один-два урока на одно произведение.

9 марта 2016 года было объявлено о создании Общества русской словесности, которое возглавил (по предложению президента) патриарх Кирилл. В состав общества вошли несколько видных членов АССУЛ, а в ходе прений после патриаршего доклада вновь встала проблема единого списка литературы для школьников.

Получается, что литература — духовная скрепа. Уроки литературы — уроки нравственности. Книга — учебник морали. А сознание ребенка — чистый лист: что он прочитал, так себя и вести будет. Поэтому ему ни в коем случае нельзя давать такие аморальные произведения, как рассказ Бунина «Кавказ» или Чехова «О любви». Против их изучения в школе недавно выступил член патриаршего совета по культуре протоиерей Артемий Владимиров, предположивший, что классики, кажется, считают необходимым «без всякого сомнения жертвовать семьей и детьми ради блудного сожительства, именуемого писателями «подлинной любовью», «настоящим, прекрасным чувством»…

Как не вспомнить тут тех самых классиков — вот хоть Лермонтова: «Наша публика так еще молода и простодушна, что не понимает басни, если в конце ее не находит нравоучения».

Часть словесников отреагировала на эти новости взрывом эмоций: кто-то посоветовал обратить внимание не на Чехова, а на телевизионные ток-шоу в прайм-тайм, а кто-то предлагал коллегам подготовить список изменений в православное богослужение.

Есть у единого списка и еще одна задача, совершенно практическая: на его основе гораздо легче готовить материалы ЕГЭ по литературе. Недаром и в АССУЛ, и в новое общество входят Сергей Зинин, разработчик материалов ЕГЭ, и Алексей Федоров, главный редактор издательства «Русское слово» и разработчик материалов ГИА (государственная итоговая аттестация. Ред.). Есть у «Русского слова» и своя линия учебников по литературе. Так что идея единого учебника тоже может иметь не только духовно-скрепочный, но и деловой аспект.

На этом фоне завершается разработка Примерной образовательной программы для старших классов в рамках Федерального государственного образовательного стандарта (ФГОС), установленного Законом об образовании. ФГОС не содержит никаких списков, а содержит только требования к тому, чему школа должна научить: например, воспитать квалифицированного читателя, который умеет понимать прочитанное, анализировать текст, испытывает потребность в чтении и т.п. А вот в рамках стандарта разрабатывают примерные программы. Программа для 5—9-х классов уже разработана (ее авторами стали словесники Сергей Волков, Евгения Абелюк и ряд других). Над программой 10—11-го классов работают заведующая лабораторией социокультурных образовательных практик МГПУ Екатерина Асонова и заместитель руководителя Школы филологии Высшей школы экономики Михаил Павловец. Они замечают, что Примерная программа носит рекомендательный характер. Главное в программе — не набор текстов, а результаты, которых нужно достичь, изучая их. Поэтому список при этом подходе может быть только рекомендательным, а учитель может сформировать свой список или взять готовую рабочую программу. Разумеется, такой подход потребует и другого ЕГЭ по литературе.

Недавно созданное учительское объединение «Гильдия словесников» во главе с Сергеем Волковым предлагает другую логику — такую же, как в программе для 5—9-х классов: не отказываться от списка, а поделить его на три группы: А, В и С. В первой — обязательные для изучения тексты, во второй — обязательные для изучения авторы, а произведения можно выбирать, в третьей — перечни имен на выбор учителя. Эти три списка для 10—11-х классов подготовил петербургский филолог Игорь Сухих. Примерную программу и предложения «Гильдии словесников» учительская общественность обсуждает на сайте edu.crowdexpert.ru, и обсуждение проходит бурно.

Практика обычного школьного учителя литературы показывает, что трех часов в неделю ему страшно не хватает, особенно в 11-м классе; добавлять что-то одно можно, только выбрасывая что-то другое. А увеличивать количество часов можно только за счет других предметов: санитарные правила и нормы жестко фиксируют предельную нагрузку на ученика. Но главное, с чем приходится иметь дело учителю, — это нечитающий ребенок, который вообще не понимает, зачем ему толстые романы про каких-то чиновников и помещиков. И главная задача учителя литературы — сделать этого ребенка читателем, умеющим думать и рассуждать. Постулат «Книга — учебник морали» здесь способен скорее навредить, чем помочь.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera