Сюжеты

«Мы незрячих собираем буквально по кусочкам»

Первого апреля вынуждены прекратить работу центры реабилитации слепых. Их всего три на всю страну

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 34 от 1 апреля 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Анна Бессарабовакорреспондент

Первого апреля вынуждены прекратить работу центры реабилитации слепых. Их всего три на всю страну


Пациенты Волоколамского центра хотят, чтобы их увидели
Фото: vk.com/crsvos

Это все, что было у незрячих россиян. Больше нигде в стране нет специалистов, программ и практики такого уровня. О слепоте чиновников и дальновидности слепых — корреспондент «Новой» Анна БЕССАРАБОВА.

На сообщение об отмене следующего заезда инвалидов в Волоколамский центр реабилитации слепых его директор Сергей Степанов и рядовая сотрудница, психолог Татьяна Шалагина реагируют по-разному. Сергей Иванович уставшим голосом описывает ситуацию: «Учреждение не финансируется. Соглашение с Минтрудом России, от которого зависят схемы расчетов с коммунальщиками и поставщиками, не подписывается. Долг перед городскими организациями — электриками, газовиками и так далее — вырос до 24 млн рублей. Коллектив три месяца работает без зарплаты. Принимать новую группу незрячих без денег, продуктов, бытовой химии для элементарной стирки и уборки мы не можем. Поэтому наше руководство — Всероссийское общество слепых — приняло решение о приостановке деятельности ЦРС и его филиалов в Бийске и Железногорске Курской области».

Татьяна Шалагина (а ее, незрячего психолога, инвалиды называют «душой центра») вспоминает события 17–18-летней давности и сравнивает их с нынешней ситуацией:

— Это не первый удар. В 1998 или 1999 году Минфин лишал нас финансирования, заявляя, что учреждение не относится к жизненно важным объектам. В центре тогда находились ребята-солдатики, вернувшиеся из Чечни с тяжелыми ранениями. Они объединились, прорвались на прием в Минобороны, взяли генералов за грудки: «Послали людей на войну, сделали слепыми, а теперь государство лишает их возможности восстановиться?» Подключилось правительство, и проблему устранили. Но девять месяцев мы просидели без денег. Сейчас рядом с нами не оказалось смелых мальчиков в форме, но помог интернет — люди собирают подписи под петицией президенту, звонят журналисты. Надеюсь, все уладится. Если центр и филиалы закроются, у слепых ничего не будет, никакой реабилитации.

Проблему для Волоколамска, Бийска, Железногорска и нескольких сотен тысяч незрячих россиян организовали федеральные чиновники. Их действия по отношению ко всем инвалидам в стране вызывают множество вопросов — жизненно важные лекарства заменяются дешевыми аналогами, ужесточен порядок прохождения медико-социальной экспертизы, сокращаются расходы на ортопедическую обувь, коляски и памперсы, регионы экономят на реабилитации детей с ограниченными возможностями здоровья. Теперь взялись за слепых.

15 января 2016 года правительство РФ приняло постановление №5 «О внесении изменений в Правила предоставления субсидий на государственную поддержку отдельных общественных и иных некоммерческих организаций». Как объясняет директор ЦРС ВОС Сергей Степанов, согласно документу, «центр имеет право тратить на коммунальные платежи, зарплату персонала и содержание инвалидов не более 50% выделенных средств».

— Как учить, реабилитировать, кормить инвалидов, платить за свет и воду из указанных 50%? — спрашивает Степанов. — Я не знаю как. Главное, Минтруд России не заключает с ВОС соглашение. Раньше центр имел расчетный счет в Сбербанке, и все операции проводил через него, а по новому постановлению нас закрепили за Казначейством РФ, однако ни одна из организаций-контрагентов (Горсвет, Горгаз…) с ним не работает.

—  Кто меняет правила без предварительной подготовки? Людям не дали времени перестроиться. И не выполнили свою часть обязанностей, — комментирует правительственный экспромт президент Всероссийского общества слепых Александр Неумывакин. — ВОС ничего не оставалось делать, как прервать работу центра и филиалов, а сейчас, вот увидите, нас же в возникшей шумихе и обвинят.

 

Раз, два, три и обчелся

Что вас больше шокирует? Поведение чиновников в ситуации с реабилитационными учреждениями или численность таких учреждений в стране? Их всего три. В год они способны принять не более 600 человек.

— В городах есть центры помощи незрячим, но в них нет тифлопедагогов, опытных психологов, полноценных программ обучения. В Волоколамск, Бийск и Железногорск слепые мечтают попасть годами, стоят в очереди от 2 до 4 лет, — рассказывает екатеринбуржец Сергей Сырцов. Он и житель Красноярского края Вадим Пажильцев — авторы петиции в адрес главы государства и правительства РФ, размещенной на change.org. Под обращением в защиту центра подписались более трех тысяч человек.

— Я встречал в Волоколамске людей, потерявших зрение в немалом возрасте. Став инвалидами, некоторые из них лишились работы, семьи, друзей. Психологи выводили их из депрессии, восстанавливали буквально «по кусочкам». В центре есть незрячие специалисты, как никто другой понимающие, через какие этапы проходим, — объясняет Сергей Сырцов. — Я полностью перестал видеть в 13 лет. Тростью научился пользоваться в 2014 году. Сложно ли это? Завяжите глаза, возьмите в руки трость и попробуйте пройти метр. Тяжело. И психологически — слепые боятся, что окружающим будет заметен их недуг, и физически — трость надо правильно держать, нужно точно двигаться, иначе соберешь все столбы и ямы. Тут особая техника, которой учат в центре.

Андрей Дьячков из Воткинска благодарен центру реабилитации еще и потому, что поездка подарила ему жену.

— Таня помогла мне добраться до Волоколамска. Мы уже много лет вместе, — признается Андрей. — В центре люди общаются, становятся друзьями, влюбляются. 24 часа в сутки на протяжении двух-пяти месяцев незрячие не чувствуют себя одинокими.

К сожалению, в статью нельзя втиснуть отзывы всех собеседников — жителей Псковской области, Удмуртии, Красноярского края… Каждый из них доказывает очевидное: центр реабилитации слепых и его филиалы уникальны. И уникальны специалисты: тифлопедагоги, психологи, преподаватели, воспитатели. Их примерно 300 человек. «На всю страну», — уточняют незрячие.

 

С чем останутся люди?

Татьяна Шалагина полностью ослепла к 20 годам. Сегодня ей 64, она психолог Волоколамского центра реабилитации.

— Работаю здесь с 1981 года, — говорит Татьяна Савельевна. — Было столько историй и столько людей: военные после Афгана, раненые мальчики из Чечни. Никогда не забуду Геннадия Новикова. Он, кажется, живет в Кирове. Подрывник. Потерял зрение. И на руках осталось всего два пальца — безымянный и мизинец на левой. Так он у нас научился читать по Брайлю и дома капитально занялся огородничеством.

Были мужчины, которые вслепую по винтику собирали машины. Они же тут друг на друга влияли, подбадривали или, наоборот, стыдили: «Хватит киснуть». А скольких людей наши женщины вытащили из петли, уберегли от суицида. С чем незрячие останутся, если закроют центр?

Нас увещевают: «Успокойтесь. Никто учреждения не уничтожит. Деятельность приостанавливается, а не прекращается». Но в нашей стране временное почти всегда оказывается постоянным.

Директор Бийского филиала центра реабилитации слепых Анатолий Астанин рассчитывает «продержаться с 56 подчиненными до лета».

— Пока, вопреки решению ВОС, продолжаем принимать инвалидов с Урала, Камчатки. Экономим, на чем можем, и рассылаем письма в Минтруд, правительство РФ, президенту, — сообщает Астанин. — Если центр и филиалы прикроют, кто будет вводить слепых в доступную среду, гарантированную государственной программой?

Так же сейчас экономит единственная в стране школа подготовки собак-поводырей для незрячих в Купавне.

— Мы не можем бастовать. Животным не объяснишь, что их нечем кормить из-за неразберихи с постановлениями, Минтрудом и Казначейством. И работу не приостановишь, обучение животных — последовательный процесс, — рассуждает руководитель школы Олег Исаенко. — У нас в данный момент 90 собак. И 57 человек в штате, на зарплате.

Минтруд на это отвечает абстрактным: «Ведомство ведет работу по заключению соглашений с некоммерческими организациями о предоставлении субсидий из федерального бюджета». С января ведет? Как ведет, если сами НКО не участвуют в работе? И есть ли возможность ускорить процесс?

— На имя вице-премьера правительства РФ Ольги Голодец только что отправлен запрос, касающийся положения дел в центрах реабилитации слепых. Просим вмешаться в ситуацию, — ставит многоточие в разговоре с корреспондентом «Новой» первый заместитель председателя комиссии Общественной палаты РФ по социальной политике, трудовым отношениям и качеству жизни граждан Георгий Федоров. — Надеемся, что ответ не заставит себя ждать.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera