Сюжеты

Париж получил имя великой русской женщины

В 15-м округе французской столицы открыли улицу Матери Марии Скобцовой

Фото: «Новая газета»

Общество

Юрий Сафроновсобкор в Париже

В 15-м округе французской столицы открыли улицу Матери Марии Скобцовой


Фото: Юрий Сафронов / «Новая газета»

31 марта 1945 года поэт и подвижник Мария Скобцова погибла в лагере Равенсбрюк. По легенде, переданной в хорошем советском фильме «Мать Мария», в этот день она тоже спасла человека: поменялась одеждой с другой женщиной и ушла в газовую камеру под ее номером. 31 марта 2016-го Париж, в котором мать совершила тысячи добрых дел и десятки подвигов, назвал ее именем коротенькую улицу, примыкающую к тому месту, где стоял ее дом.

Трехэтажный особняк, стоявший по адресу: 77, улица Лурмель, в 15-м округе Парижа, она арендовала за пять лет до войны и устроила в нем пансион для пожилых эмигрантов. Во дворе дома из большой конюшни сделали церковь Покрова Пресвятой Богородицы...

В недорогом 15-м округе тогда селились многие тысячи русских, бежавших от революции и Гражданской. Мать Мария спасала их, тонущих представителей «первой волны», и спасла тысячи.

Век спустя на церемонии открытия улицы имени спасительницы под рядовым парижским дождем стояли отпрыски «первой волны». Хор исполнял православные песни на французском.

«Мы открываем улицу имени Матери Марии Скобцовой ради того, чтобы не исчезли следы смысла всего, что она делала, и того света, который она дарила», — говорила представительница мэрии по вопросам увековечивания памяти Катрин Вье-Шарье.

Представительница упорно называла Скобцову «Мари Скостов», точно так же, как и мэр 15-го округа Филипп Гужон. Но главное — на табличке все было написано правильно: «УЛИЦА МАТЕРИ МАРИИ СКОБЦОВОЙ / 1891—1945 / РУССКАЯ ПОЭТЕССА И ХУДОЖНИЦА / ПРАВОСЛАВНАЯ МОНАХИНЯ / УЧАСТНИЦА СОПРОТИВЛЕНИЯ, УБИТАЯ В РАВЕНСБРЮКЕ».

Скобцовой она стала уже после революции, выйдя замуж за казачьего деятеля Даниила Скобцова, который спас ее от расстрельного приговора военного суда.

Матерью Марией стала в 1932-м по благословению Сергия Булгакова, но не ушла в монастырь, а осталась внутри мирского Парижа — чтобы работать. Говорила: «На Страшном суде меня не спросят <…>, сколько я положила земных и поясных поклонов, а спросят: накормила ли я голодного, одела ли голого, посетила ли больного и заключенного в тюрьме».

Военный суд в 19-м судил ее по той же причине: она действовала. После Февральской революции ее избрали городским головой Анапы. Осталась у «власти» при большевиках: занималась вопросами образования и медицины.

Тогда ее звали Елизавета Караваева — по первому мужу. А родилась она в качестве Елизаветы Юрьевны Пиленко 8 (20) декабря 1891 года в Риге в семье адвоката. Скоро семья уехала в Анапу, потом — в Петербург. Петербург был уже после смерти отца. Там Лиза издает первый сборник стихов, знакомится с представителями круга, который создаст эпоху, названную Серебряным веком. Влюбляется в Блока. Блок пишет стихи, ей посвященные:

Когда вы стоите на моем пути,
Такая живая, такая красивая,
Но такая измученная,
Говорите все о печальном,
Думаете о смерти,
Никого не любите
И презираете свою красоту —
Что же? Разве я обижу вас?..

И дальше:

Сколько ни говорите о печальном,
Сколько ни размышляйте о концах и началах,
Все же, я смею думать,
Что вам только пятнадцать лет.
И потому я хотел бы,
Чтобы вы влюбились в простого человека,
Который любит землю и небо
Больше, чем рифмованные и нерифмованные речи о земле и о небе.

18-летняя Елизавета Пиленко выходит замуж за помощника присяжного поверенного Дмитрия Кузьмина-Караваева, бывшего большевика, водившего знакомство со многими литераторами. Была в партии эсеров. Вроде бы принимала участие в подготовке (неудавшегося) покушения на товарища Троцкого: ради того, чтобы спасти страну от террора. Позже вместе с семьей вынуждена была взойти на палубу одного из последних пароходов, уходящих в Константинополь.

Семья недолго живет в Сербии, потом перебирается в Париж.

— Сегодня мы навсегда, навечно вписываем в парижский пейзаж исключительную личность. Женщину выдающейся судьбы, прошедшую нетипичный жизненный путь, — говорила на церемонии представительница мэрии Парижа.


Фото: Юрий Сафронов / «Новая газета»

В 1926-м умирает маленькая дочь супругов Скобцовых. Елизавета потом рассказывала, что потеряла в это время веру в бога. В 1932-м принимает монашество. Много работает. Очень много работает. Организовала общежитие для одиноких женщин, православную школу для детей, дом отдыха для туберкулезных больных в парижском пригороде Нуази-ле-Гран… Большую часть работы делает сама: ходит на рынок, убирает, готовит, вышивает вещи на продажу…

В 36-м умерла старшая дочь. 

Летом 1941 года, после нападения на СССР, нацисты начали в Париже массовые аресты представителей русской эмиграции, и тогда мать Мария стала еще и (условной) «Русью сидящей» — приносила задержанным передачи и послания с воли.

И конечно, деятельная матушка не могла не воспользоваться служебным положением, которое позволяло ей заглядывать за двери нацистских тюрем и кабинетов. Сведения аккуратно передавала товарищам из Сопротивления.

Ну и выручала людей от верной смерти:

— С момента первых облав на парижских евреев в июле 1942 года она превратила свой дом номер 77 на улице Лурмель в место спасения для сотен преследуемых, которым в сотрудничестве с отцом Дмитрием предоставляла поддельные сертификаты о крещении, фальшивые документы, одежду, еду, убежище… — вспоминал на церемонии в Париже мэр 15-го округа. — Во время кошмарной облавы «Вель д’Ив», когда евреев привозили на парижский велодром, чтобы затем отправить в концлагеря, она спасла от смерти нескольких детей, спрятав их в мусорных баках. Говорят: «Спасти одну жизнь — значит спасти все человечество». Мать Мария исполняла этот долг, не жалея своей собственной жизни. 8 и 9 февраля 1943 года ее — вместе с ее сыном Юрием и священником, отцом Дмитрием — арестовало гестапо.

Шестьдесят лет спустя, в 2004-м, они будут канонизированы по решению Константинопольского патриархата. Мать Марию назовут святой Марией Парижской.

— В концлагере Равенсбрюк, где мать Марию лишили даже имени, заменив его номером 19263, который нацисты нанесли на ее тело, она ввязалась в свою последнюю битву: сопротивление «расчеловечиванию», — говорил мэр 15-го округа Парижа. — Это ведь была еще одна цель нацистских палачей... Для своих товарищей по несчастью мать Мария стала огоньком, освещающим кромешную ночь и возвращающим надежду. И показывающим исключительные примеры солидарности… Известно, что с приближением союзных войск с запада и советских — с востока нацисты удвоили свое смертоносное безумие. И мать Мария погибла — как она и предсказывала — в Страстную пятницу.

…До освобождения лагеря оставалось тридцать дней.

Хорошо, что, спасая другую женщину, мать троих детей, Мария Скобцова не могла знать, что ее третьего ребенка уже нет на этом свете.

22-летний Юрий Скобцов погиб в феврале 1944-го в концлагере Дора-Миттельбау… Отец Дмитрий Клепинин 9.02.1944 погиб рядом, в Бухенвальде.

— Незадолго до ареста мать Мария написала: я не хочу быть воспоминанием, я буду для вас призывом к действию, — напомнила 31.03.2016 представительница мэрии Парижа.

Действовать можно в любых условиях, даже в мирных. Для начала нам всем недурно было бы начать движение вот в этом направлении:

— «Любите ближнего, только будьте последовательны и не делайте исключений: тогда все будет оправдано и наполнено светом, — любила говорить она. — Без этого все превращается в невыносимую тяжесть и ужас».

Париж

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera