Сюжеты

Золотова середина. Почему реформы МВД ждали и в силовом, и в экономическом блоках

Фото: «Новая газета»

Политика

Президент России Владимир Путин на встрече с главами ведомств заявил о своем решении реформировать структуру правоохранительных органов


Фото: пресс-служба Кремля

Президент России Владимир Путин на встрече с главами ведомств заявил о своем решении реформировать структуру правоохранительных органов

Продолжение:

Путин назначил Виктора Золотова главой нацгвардии

Справка:

Изначально федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков (тогда еще Государственный комитет по противодействию незаконному обороту наркотических средств и психотропных веществ) была структурой МВД, однако спустя год была выведена из-под ведения министерства и преобразовался в самостоятельную структуру. Федеральная миграционная служба также была выделена из министерства внутренних дел в 2004 году, ее предшественницей была паспортно-визовая служба МВД России.


Предположительно, ФМС и ФСКН было решено передать под контроль МВД из-за того, что службы по многим направлениям дублируют функции МВД. Как пояснил секретарь совета безопасности Николай Патрушев, работа федеральной миграционной службы, была «не совсем эффективной», потому что ведомство не могло вести оперативно-разыскную деятельность без прямого участия сотрудников полиции.

 

 

Что изменится?

Федеральная служба по контролю за оборотом наркотиков (ФСКН) будет передана в ведение МВД.

Зачем?

«Что касается борьбы с организованной преступностью в сфере незаконного оборота наркотиков, то, как мы и говорили, одно из предложений мы реализуем: мы ФСКН переводим в систему МВД», — сказал президент.

 

Что изменится?

Под контроль МВД попадает и Федеральная миграционная служба (ФМС).

Зачем?

«Исхожу из того, что вся эта структура будет работать самодостаточно, самостоятельно, но в рамках министерства внутренних дел», — отметил Владимир Путин.

 

Что изменится?

На базе внутренних войск МВД создается нацгвардия.

Зачем?

По словам президента, национальная гвардия будет работать по «приоритетным направлениям»: займется борьбой с терроризмом, организованной преступностью и незаконным оборотом наркотиков, а также «продолжит исполнять те функции, которые исполняли подразделения ОМОНа, СОБРа».

 

Комментарии экспертов

 

Вадим Волков,
научный руководитель Института проблем правоприменения при Европейском университете, эксперт Комитета гражданских инициатив:

Про нацгвардию мы поймем все, когда увидим федеральный закон. Согласен, что самое главное — будут ли у нацгвардии оперативно-разыскные функции.

Вообще национальная гвардия — войсковое подразделение, которое борется со стихийными бедствиями, внутренними беспорядками, усиливает армию, если у армии недостаточно ресурсов. Сейчас в России около 16% бюджета всего министерства внутренних было шло на внутренние войска.

Ситуация с МВД в этом смысле более понятная.

Обсуждения о переподчинении ФСКН шли полтора года. И, видимо, в контексте дефицита бюджетных средств, решили избежать дублирования функций. И это правильно.

Но внутри МВД тоже наверняка будет реорганизация. Там есть уже отдел по борьбе с незаконным оборотом наркотиков (ОБНОН), а теперь туда вольется целое подразделение. Так или иначе, будет какая-то форма слияния: либо будет ликвидирован ОБНОН, либо сама структура ФСКН. Дублировать в составе одного министерства две службы, которые занимаются одним и тем же, нет смысла.

ФМС в этом смысле так и не стала полностью гражданским ведомством, поэтому присоединить его обратно к МВД — дело несложное. Но у ФМС есть важная гражданская составляющая — рынок труда, привлечение иностранной рабочей силы, регулирование трудовых отношений, издесь МВД не будет хватать компетенции.

Неясно, почему паспорта должны выдавать люди в погонах.

Видимо, тут тоже будет реорганизация: часть функций, которые были в составе ФМС, передадут кому-то еще.

И третий момент, связанный с МВД, — у ведомства отбирают функцию лицензирования частной охранной деятельности, оружия и вневедомственной охраны.

Интересно будет в конце года посмотреть на бюджеты этих новых ведомств и на их численность. Посмотрим, действительно ли это способствует экономии.

 

Алексей Макаркин,
заместитель директора «Центра политических технологий»:

— Слухи (об этих изменениях — ред.) появились еще давно — с приходом Золотова (Виктор Золотов — первый заместитель министра внутренних дел, главнокомандующий внутренними войсками МВД — ред.) в МВД. Уже тогда было понятно, что он недолго будет первым замминистра.

Но у нас все тянется долго, потому что есть фактор конкретных чиновников, с которыми президенту не очень просто расстаться, сократить их полномочия.

Но сейчас (если говорить о решении переподчинить ФСКН и ФМС) появился дополнительный фактор — экономический. Экономическая ситуация в стране тяжелая, приходится сокращать все возможные расходы, даже расходы министерства обороны. Думаю, один из аргументов был финансовым.

Тут сошлись интересы: силовики хотят перераспределить ресурсы в силовом блоке, а экономисты — сэкономить.

Что касается нацгвардии, то она, скорее всего, будет все-таки подчинена президенту. 

Если говорить о фигурах, то Ромодановский (Константин Ромодановский — руководитель федеральной миграционной службы — ред.) отсутствовал на встрече — вряд ли его сохранят во главе ФМС.

Сложнее с Виктором Ивановым (главой ФСКН — ред.). Он был приглашен, да и влияния у него намного больше, чем у Ромодановского. Но структура, подчиненная МВД, — это уже не самостоятельное ведомство, и его позиции, конечно, немного ослабли.

 

Асмик Новикова,
руководитель исследовательских программ фонда «Общественный вердикт»:

— Это выглядит как обратный процесс той  заунывной реформы, которая идет с 90-х годов, когда из солидного и разностороннего МВД «вытаскивали» различные подразделения и службы и на их основе формировали самостоятельные. С 1998 года из МВД вышла служба исполнения наказаний, потом СИЗО долго и мучительно, но переподчинили тоже министерству юстиции.

В 2003 создали ФСКН, выделив из МВД, в 2004 — ФМС, забрав оттуда же. То есть это был такой постепенный длительный процесс профилизации и дробления МВД. Сейчас включение ФМС и ФСКН в систему МВД похоже внешне на обратный процесс. ФСКН создавали на основе налоговой полиции и отделов по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. С момента появления ФСКН много критиковали как дорогостоящую и полубессмысленную структуру. Считалось, небезосновательно, что все достижения этой службе удавалось делать руками полицейских.

ФМС, наоборот, можно похвалить за демилитаризацию и неотвратительную работу по паспортизации населения: выдача загранпаспортов стала предсказуемой и некоррупционнной. Хотя ФМС нужно критиковать за антимигрантские рейды и тому подобное, что, кстати, совместно с МВД всегда и проводилось.

Сам процесс укрупнения МВД — это не плохо и не хорошо, пока неясно.

На фоне 15 лет реформы, это выглядит откатом назад.

Хотя нужно поздравить МВД с наращиванием политического капитала и, вероятно, лично Золотова.

Может быть неплохо, что боевая часть МВД группируется в Национальную гвардию. Проблемы оргпреступности, терроризма есть, глупо это отрицать. Другой вопрос — что получится на практике. 

Если же МВД, обрастая вновь ФМС и ФСКН, становится такой большой и сложной структурой, тогда там же должна, наконец, появится отдельная, автономная под «зонтиком» МВД, понятная всем полиция. Сейчас у нас органы внутренних дел, а полиция — где-то в них.

Конечно,  есть риск, что национальная гвардия будет в том числе использоваться против населения. Но когда было иначе? И без нацгвардии использовали призывников внутренних войск МВД, также использовали ОМОН. Неважно. Опыт использования насилия против того, что власть считает угрозой, у нас есть. Любая власть так себя ведет или хочет вести. Но я надеюсь, что в России появится самостоятельная полиция и профессиональная нацгвардия. Такое структурирование позволит развивать профессиональные стандарты.

Например, ФМС сделали стандарт по выдаче паспортов. Нужен стандарт полиции, как задерживать граждан, не причиняя им вреда.

Благодаря этим изменениям МВД выиграет.  Они сейчас свои позиции укрепляют, особенно на фоне Следственного комитета, который позиционирует себя, как мощное ведомство. Посмотрим, что дальше будут делать со следствием МВД и следствием в СК.

 

Михаил Пашкин,
глава Московского профсоюза полиции:

— Про нацгвардию еще нельзя сказать, что в итоге из этого получится, потому что борьба с терроризмом и организованной преступностью подразумевает ведение оперативно-разыскной деятельности (президент упомянул СОБР). Если структура в том числе будет заниматься оперативно-разыскной деятельностью, то зачем тогда ФСБ? По закону именно они занимаются борьбой с террористами.

С другой стороны, у ФСБ есть свои подразделения («Альфа», «Вымпел») — им обращаться к нацгвардии смысла нет, но только если зачистка какая-то проводится.

Другой вопрос — кто будет митинги охранять. В свое время их внутренние войска охраняли. Передадут ли ОМОН, например, в состав нацгвардии или оставят в составе главков? Тут нужно ждать конкретных законов.

Если нацгвардия будет заниматься и силовой поддержкой, и оперативно-разыскной деятельностью, — это будет серьезный конкурент ФСБ.

Назначенный глава нацгвардии Золотов — преданный президенту человек, а такие структуры можно отдать в подчинение только преданным, хорошо знакомым людям, которые будут лояльными власти.

Что касается переподчинения ФМС и ФСКН... Вообще-то у сотрудников ФМС удостоверения МВД. То есть они просто «прикомандированы» к ФМС. Переподчинение делается для того, чтобы убрать лишний аппарат управления и дать им возможность работать с оперативными данными МВД (ведь ФМС такой информацией не обладает). Эта система будет работать эффективнее, ну и будет экономия денежных средств.

Конечно, это приведет к сокращениям. В ФСКН порядка 40 тысяч сотрудников, в ведомстве Ромодановского поменьше. Полагаю, половину сократят. Руководство точно.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera