Сюжеты

Тимур Бекмамбетов: «Пропагандирую российский образ жизни в Голливуде»

Вот и в России после жаркого приема на фестивале в Торонто выходит «Хардкор» — кровавый и веселый боевик-аттракцион. Помесь шутера, комикса и фантастики

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 37 от 8 апреля 2016
ЧитатьЧитать номер
Культура

Лариса Малюковаобозреватель «Новой»

Вот и в России после жаркого приема на фестивале в Торонто выходит «Хардкор» — кровавый и веселый боевик-аттракцион. Помесь шутера, комикса и фантастики

Стероидный панк-дебют Ильи Найшуллера снят под крылом продюсера Тимура Бекмамбетова. В ролях: Шарлто Копли («Район №9», «Элизиум…»), Тим Рот и превратившийся в злобного альбиноса с белесыми глазами красавец Данила Козловский. Здесь и камео веселых знакомцев: Шнуру рвут плоскогубцами нос, Серебренников — гибнет в танке.

А в главной роли — камера GoPro вместе с пристегнутыми к ней руками оператора — несется в неуправляемом паркуре, снося целую армию наемников, ментов, а заодно московских ротозеев. Женщины — эротические сны мужчин. Мужчины — герои на одну секунду… пока живы. Юмор черный. Есть и ощущение некоторой затянутости — ловкого приема недостаточно для полутора часов, драматургия хромает. Впрочем, сюжет про биокиборга Генри, проснувшегося в военно-научной лаборатории с пришитыми руками-ногами….имеет скромное значение. Киноманы будут считывать отсылы к Питеру Джексона, Квентину Тарантино, Нилу Бломкампу, так же, как и к десятку популярных хорроров на выживание вроде Left 4 Dead, Quake или Counter-Strike. Если вы не игрок, вас укачает. Остальным: Берите в руки автомат, мы начинаем наш парад: «Мертвые не умирают».

Фильм выходит на английском и русском (без мата) на 3000 экранов в США и по миру.

Говорим с самым знаменитым российским продюсером Тимуром Бекмамбетовым («Ночной дозор», «Особо опасен») по Скайпу. А как еще разговаривать с продюсером, работающим в Голливуде, продвигающем в мировое кино интернет-технологии?

— Вы увидели в Сети злобный музыкальный клип «Bad Motherfucker» Ильи Найшуллера, что убедило вас: это видео, основанное на фишке «взгляд камеры», может стать полнометражным фильмом?

— Сначала просто желание, чтобы такой фильм был. Потом разговор с Ильей. Он показался мне разумным молодым человеком. Ну и интуиция. Никаких рациональных объяснений.

— А между тем, все отзывы о фильме начинаются со слов: кино, снятое как шутер.

—  Да, это яркая форма. Но главное, чтобы зритель эмоционально переживал кино, сочувствуя герою… Я уверен, что людям, посмотревшим фильм, он запомнится не как технологический аттракцион, а как уникальное кино. История про любовь, про становление человека…

— И зритель не будет считать число убитых?

— Подсчет убитых — это часть обычной компьютерной игры. Как и наше кино — отчасти игра.

— Вас можно назвать коллекционером идей. Вы их собираете буквально по нитке по всему миру. Примечаете отличный короткометражный мульт «9», и вместе с Тимом Бертоном делаете полнометражный хит. Увлекаетесь идеей группы товарищей снять кино как хоум-видео и получается «Горько» Жоры Крыжовникова, а потом зрители поют вместе с экранам караоке прямо в кинозалах на показе «Самого лучшего дня». Связываетесь с российскими аниматорами… И участвуете в выпуске «Снежной королевы» и «Смешариков», снимаете сериал «Алиса знает что делать».

— Как это происходит? Объяснение чрезвычайно простое. Во первых, продюсирование кино — это просто повод познакомиться с новыми талантливыми кинематографистами. А когда повезёт, ты знакомишься с человеком, с которым захочется провести вместе три года, делая общее дело… С Ильей мы работали над проектом ровно столько. Это большой срок.

— Ваши партнеры вас не разочаровывают? Хочется с ними вступать в новые проекты?

— Конечно, не всегда, но в подавляющем числе случаев… Это «естественный отбор» и я дорожу отношениями, когда вместе проходишь огонь и воду и добиваешься успеха… После этого, как правило, люди друг с другом не расстаются. В совместной кропотливой работе складывается общность. Это не бизнес-модель: сделали один фильм, давайте другой… Появляются новые интересы. Увлечения. Начав «Хардкор», к сожалению, нам пришлось отложить работу по продолжению фильма «9». Сейчас вроде мы возобновляем этот уникальный проект.

— Как похоже это на влюбленности, в которых случается и измена… и возвращение…

— Это вы нашли свои метафоры, ну можно и так сказать.

— А вы сами игрок? Во что играете? В Counter-Strike, Quake?

— В игровом мире, кроме симуляторов самолетов, ни с какой игрой до этого фильма связан не был. Моим Вергилием, проводником на эту территорию стал Илья. Я открыл удивительный, безграничный мир, в котором живут миллионы людей. В конце концов произойдет соединение кино с пространством игры и социальными сетями. Там мы и закончим свои дни.

— Вижу, вы энергично внедряете новый формат кино ScreenShare — киноисторий, действие которых разворачивается исключительно на экранах цифровых устройств. Ваш с Лео Габриадзе эксперимент с виртуальным хорорром “Убрать из друзей» с бюджетом примерно в $1 миллион собралв мире более $60. Максим Свешников снимает в ScreenShare «Волшебника OS» про девочку, потерявшуюся в Сети. Готовится целый ряд запусков. Кроме того, стартует реалити-шоу «На экране», герои которого будут жить в Сети — зарабатывать деньги, влюбляться и ссориться. Это же и своего рода социальный эксперимент, открывающий мир, переместившийся в виртуальную реальность.

— Да, мы первопроходцы в этом жанре, поэтому всё приходится придумывать заново. Необходимы новые инструменты для его создания. Сейчас мы занялись разработкой IT программы, позволяющих такое кино монтировать. Для традиционных съемок у нас есть камеры, монтажные программы, специальный свет, микрофоны. Для ScreenShare пока ничего нет.

Мы находимся в стадии зарождения нового типа кино. Моя логика простая — наша жизнь в ее самых разнообразных формах все больше перетекает в интернет…

— К примеру, наше с вами интервью

— Ну вот. У меня семь утра, у вас — конец рабочего дня, мы беседуем вместе каждый со своей чашкой кофе… через океан. Это наша жизнь. Кто-то скажет: «Ухудшилось качество общения». Зато количество увеличилось. Возможно перерастет в новое качество. Мы не остановим прогресс. Будем жить и общаться на экране. И об этой значимой части нашей жизни должны сниматься фильмы… Мы были первыми, и как настоящие пионеры, развиваем новый тип кинематографа. Наш мастер-класс в Техасе во время Остинского фестиваля собрал небывалое число слушателей. Мы готовим университетскую программу, чтобы учить молодых кинематографистов новому языку.

— «Убрать из друзей» — камерный триллер. Но вот приключенческая история «Волшебник ОС»… будет ли интересна? Вы не боитесь однообразия?

— Можно назвать это однообразием, а можно релевантностью. Конечно, мир компьютера, мышки, окошек, файлов, разнообразные извещения-notification, звонков, сигналы. Они уже обыденны для нас. И удивительная вещь происходит со зрителем, когда именно в обыденном мире возникает чудо. Если во время нашего разговора у вас на кране начнут кнопки танцевать, иконки — выпрыгивать. На экране появятся волшебные замки, на вас будет нестись стадо слонов, как в знаменитом фильме. Шок! Вокруг нас всегда был физический мир. А для нового поколения, в том числе и для кинозрителей, привычный — мир экранов, окошек, скайпов, чатов, фэйсбуков, инстраграммов. Мир, в котором люди проводят минимум 8 часов в день.

— Но потом снятое вами «изображение» все равно придет на большой экран, в кинозал?

— Не обязательно. Оно будет распространяться как любой контент. На экране, компьютере, в мобильных телефонах, в домашних кинотеатрах… Объем просмотров на большом экране практически не растет. Зато число просмотров на мобильных устройствах растет в геометрических прогрессиях. И известные режиссеры во главе со Стивеном Спилбергом всерьёз взялись за создание сервиса, позволяющего людям смотреть фильм в день премьеры дома на экране телевизора или компьютера. По этому поводу много дебатов. Кинематографический мир раскололся. Половина проклинает все эти новации, называя их надругательством над кино как искусством. Сегодня многие столпы кинематографа понимают: либо кинематограф исчезнет, либо сможет адаптироваться к новым реалиям…

— Не сложно догадаться к какой половине принадлежите вы.

— Экран монитора является самым органичным для просмотра кино в нашем новом Screenshare формате. Логично смотреть историю на таком же носителе, на котором происходит действие. Когда смотришь «Убрать из друзей» на экране своего компьютера, ощущение, будто сошел с ума — твой комп начинает жить своей жизнью. Это удивительно, рука тянется за мышкой, хочется нажать какую-нибудь клавишу.

— В перспективе будете давать возможность зрителю/пользователю участвовать в киноистории?

— Такие идеи существуют давно. Снимать два финала, чтобы люди решали: убить героя или оставить в живых. Очевидно, что мы органично можем дать возможность зрителю вторгаться в повествование. Когда все происходит в компьютере, это несложно. И в этом смысле кино сразу превращается в игру. Это момент слияния двух миров: кино и игры.

— И в вашем кино — микст кино и аттракциона. Впрочем, кинематограф и возник как аттракцион. А еще в каждом компьютере есть камера, почему бы зрителю не превратиться в героя?

— Ну вот вам «Хардкор» …

— Где нет лица героя, есть его точка зрения. Хотя нет, в одном кадре можем его увидеть…

— Мы долго обсуждали с Ильёй, нужен этот кадр или нет. Но поскольку у нас диктатура свободного творчества… решение осталось за режиссером.

— Один российский продюсер на днях объявил, что Голливуд занимается исключительно пропагандой американского образа жизни. Значит, вы — в наших реалиях…

— Пропагандирую российский образ жизни в Голливуде.

— Это было вчера, а для сегодняшней России вы иностранный агент. Мне кажется, вы стараетесь дистанцироваться от наших политических реалий.

— Стараюсь.

— Но продюсер обязан работать с государственными инстанциями.

— Я работаю с людьми, не с инстанциями. Стараюсь, как вы правильно заметили, не заниматься двумя делами сразу. Уверен, что надо выбирать профессию: либо кинематографиста, либо журналиста, либо политика. Печально их смешивать.

— К сожалению, и политика, и идеология сильно зашли на территорию кино, невозможно сохранить его суверенитет.

— В любом случае, у тебя есть своя точка зрения. Когда-то я сделал «Ночной дозор», где, как выяснилось со временем, точно описано ощущение страха перед социальными процессами. Когда светлые творят зло, а темные — добро. Когда сложно определиться. Это была история про то, что у каждого человека есть выбор. Хороший. Плохой. Но это его ответственность… Это и есть максимум моего вовлечения в политику.

— Тимур, вы жили в разных социальных эпохах, на востоке и западе, даже служили в советской армии. Вы из какого времени?

— Думаю, человек из того времени, в котором воспитывался. Вчера наткнулся в интернете … на моральный кодекс коммуниста. Фантастически интересно почувствовать, что много лет спустя эти ценности остались глубоко внутри нас. Даже если мы живем, нарушая этот кодекс, то испытываем чувство дискомфорта… Я это ощущаю.

— Забавно, что о моральном кодексе коммуниста говорит режиссер, в фильмах которого снимается Анжелина Джоли, Джеймс МакЭвой, Морган Фриман.

— Но это же вопрос внутренних травм. Они у всех свои. А ностальгические воспоминания… Их вся страна переживает.

— В отличие от прочих граждан, у вас есть возможность собственные страхи переплавлять в кинообразы. Как правило, вы сочетаете социальное, например, советские символы с фантастикой и мистикой. И в «Хардкоре» вижу это столкновение: наши менты, киберубийцы, телекинез и подпольный стриптиз-клуб. В «Дозорах» мистика монтировалась с прозой московской жизни.

— Это любопытная вещь. Когда 10 лет назад выходил «Ночной дозор», у меня было схожее ощущение — интересного живого контраста. Когда массовая культура вписана в мир фэнтези (в «Хардкоре» — научно-фантастическое кино вырастает из реалий окружающего нас мира) — это волнует, трогает, впечатляет.

— Как вам кажется, в чем проблема неконвертируемости нашего кино? Есть же у нас талантливые люди.

— Во внутреннем зажиме. Не понимаю отчего. В частности, »Хардкор» и «Дозоры» — примеры того, что у нас вполне можно производить «экспортный товар». Прорывы будут происходить. Но для того, чтобы продвижение на мировые экраны нашего кино стало тенденцией — прежде всего нужны большие деньги. Причем длинные деньги. Помните анекдот про то, как картошку сеяли… Она еще не поднялась, а ее уже выкапывали. Процесс производства фильма долгий, «Хардкор» мы делали три года. И таких фильмов должно быть много, прежде чем талантливого Данилу Козловского запомнят и полюбят во всем мире.

— У нас в отношении своего кино доминирует презрение.

— Наверное не бывает кинематографиста, который смог бы покорить мир, не покорив сердец своих соотечественников. Когда кино найдёт зрителя у себя, оно сможет путешествовать по миру. И свои ценности, кстати продвигать.

— Но у нас наконец-то появилось и конвертируемое кино. Я имею в виду анимацию. Не только знаменитые сериалы, вроде «Маши и Медведя», но и ваши «Снежная королева», «Алиса…»

— Никогда не знаешь, как это происходит. Невозможно построить алгоритма успеха. Просто количество перестает в качество. В прошлом году мы сделали фильм «Он дракон», в России по разным причинам зрителя не нашедшего. И неожиданно несколько недель назад выяснилось, что он стал самым скачиваемым в интернете фильмом в Китае. Культовым для китайских девушек. А девушек там немало. Сейчас китайские кинематографисты вместе с нами собираются выпускать фильм на экраны, несмотря на то, что более 10 миллионов посмотрело его в интернете. Потом будет его продолжение. Смешная история произошла с фильмом «Горько». В следующем месяце начинаются съемки мексиканского «Горько». Если вещь живая… она, как вода, находит пути, как добраться до зрителя. И не только в своей стране.

— Спрошу вас про баланс между выгодой и поиском, творчеством. Сегодня разговаривала с аниматорами, работающими с вами над будущей полнометражной «Алисой…». Спрашиваю: как он продюсирует, чего хочет от вас?» Отвечают: «Хочет необычности. Как удивить мир и себя? Задается простым вопросом: Почему нам это интересно делать!»

— А иначе скучно. В кино скука — самая непростительная вещь. Помню, рассказ про богатейшего китайского бизнесмена, кажется владельца «Alibaba Group». На собрании Совета директоров при обсуждении стратегических вопросов он, как правило, не поддерживает решение, проголосованное абсолютным большинством голосов. Если все уверены в чем-то, значит это настолько очевидно, что идея не имеет перспективы.

— У вас два офиса: с видом на Голливудские холмы, и с видом на Воробьевы Горы, где бываете реже. Но как-то вы сказали, что Америка для вас лишь этап. Вы себя чувствуете в Америке — как у себя дома?

— Конечно, нет. Просто наша профессия предполагает возможность долгих командировок. Моя командировка, да, несколько затянулась. Но вот сейчас я был целый год в Италии на съемках исторического фильма «Бен Гур». Шесть месяцев монтирую, готовлю фильм к выпуску. Я вообще предпочитаю перемещаться по миру. Не могу долго находиться на одном месте. Может быть, следующая остановка будет в Китае.

— Конкретный проект?

— Там очень вкусная еда.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera