Сюжеты

Кремль закручивает нагайки

В России создается новая спецслужба

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 37 от 8 апреля 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Кирилл Мартыновредактор отдела политики

Расформирование ФСКН как отдельной структуры, дублирующей функции полицейских, обсуждалось давно и особым сюрпризом не стало. Менее предсказуемой оказалась участь ФМС — служба вернулась назад в МВД спустя 12 лет самостоятельного существования. Но наибольшее внимание публики по понятным причинам привлекла созданная президентом и подчиненная лично ему Национальная гвардия.


Фото: РИА Новости

Крупнейшая за последние годы реорганизация МВД удивила экспертов и граждан. Расформирование ФСКН как отдельной структуры, дублирующей функции полицейских, обсуждалось давно и особым сюрпризом не стало. Менее предсказуемой оказалась участь ФМС — служба вернулась назад в МВД спустя 12 лет самостоятельного существования. Для жителя России оформление документов снова будет связано с визитом в полицию, миграция окончательно превратится в полицейскую проблему. Но наибольшее внимание публики по понятным причинам привлекла созданная президентом и подчиненная лично ему Национальная гвардия.

«Гвардейцы», созданные на основе внутренних войск МВД, с приданными подразделениями вроде ОМОНа (подчинение этих отрядов сейчас остается под вопросом), будут крупнейшей охранной структурой в стране. Стоящий во главе Нацгвардии генерал Виктор Золотов, бывший глава личной охраны Путина, получил министерскую должность. При этом внесенный в Думу президентский законопроект не предполагает наделение Нацгвардии дополнительными функциями, за исключением охранных, — права на собственную оперативную деятельность или возбуждение уголовных дел за «гвардейцами» пока не закрепляется. Правда, охранные функции прописаны чрезвычайно широко: Нацгвардия может использоваться для решения целого ряда задач — от сопровождения грузов и оцеплений при КТО до «обеспечения безопасности» при проведении митингов.

Именно последний аспект привлек больше всего внимания в социальных медиа: люди цитировали известный пассаж о гвардейцах из «Обитаемого острова» братьев Стругацких — тот, где речь идет о важности борьбы с внутренними врагами. Государственная пресса разжигает эти настроения, с упоением рассказывая о танках и ударных вертолетах, которые получит новая структура. Основная причина для всевозможных слухов связана с тем, что реформа была заявлена без какого бы то ни было предварительного публичного обсуждения — и подана как свершившийся факт. Вечером 5 апреля президент делает соответствующее заявление, а уже утром следующего дня в парламент внесен законопроект почти на три десятка страниц — все явно готовилось заранее, в обстановке секретности.

При этом многие вещи выглядят неясными, в том числе для самих реформаторов: на вопрос о том, не будет ли структура Золотова дублировать часть функций ФСБ, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков ответил в том духе, что «пока сказать трудно». Нет ясного объяснения и для того, зачем вообще понадобилась Нацгвардия в нынешнем виде, — обсуждение этого вопроса привело к тому, что судьба ФСКН и ФМС ушла на второй план.

В тех странах, где Нацгвардия существует, ее возникновение было связано с конкретными историческими событиями. В США структуры, входящие в Национальную гвардию, восходят к милиции штатов колониальных времен и войне за независимость. На Украине воссоздание Нацгвардии (первоначально эта структура была создана Киевом после обретения независимости) связано с известными трагическими событиями последних двух лет. Зачем Нацгвардия понадобилась России именно сейчас? Здесь есть три конкурирующих и частично дополняющих друг друга версии.

 

Алармистская версия:
Нацгвардия против народа

Наиболее популярный ответ предполагает, что Нацгвардия создается как личная армия президента, как еще одна защита от рисков нынешней кризисной эпохи. Интересно, что эта версия полностью устраивает власти. Дмитрий Песков охотно рассуждает на эту тему: да, действительно Нацгвардия будет работать на митингах. Редкое единодушие наблюдается между оппозиционными политиками и чиновниками. Первые пугают друг друга соображениями о том, что гвардейцам якобы будет разрешено стрелять на поражение (законопроект позволяет такое прочтение — «в случае угрозы безопасности»). Вторые кивают головами: мол, пугайтесь сильнее. Еще не созданная Нацгвардия стала психологическим оружием.

Однако настораживает здесь скорее другое: гигантской (как минимум 170 тысяч бойцов внутренних войск, дислоцированных во всех регионах страны) вновь созданной структуре Золотова нужно будет доказывать свою пользу. С учетом предполагаемых полномочий «гвардейцев» доказать ее можно будет только одним способом — устранив некоторую опасность, связанную с «терроризмом, экстремизмом и массовыми беспорядками». То есть в стране появилась бюрократическая машина, специально ориентированная на поиск и уничтожение недозволенной социальной активности граждан.

 

Аппаратная версия:
утешительный приз для Золотова

Менее очевидная версия предполагает, что Нацгвардия стала утешительным призом для Золотова, который метил на место Колокольцева, но так и не смог его сместить. Последний кадровый резерв Путина — это люди, доказавшие личную лояльность президенту службой в его охране. Он старается задействовать этот резерв — ярким примером тут может служить назначение исполняющим обязанности губернатора Тульской области генерала Алексея Дюмина.

Такие люди, почувствовав, что приходит их время, обрели новые амбиции. Золотов видел себя шефом МВД, но получил в руки Нацгвардию, а в реальности — стал начальником внутренних войск, хотя и выведенных из формального подчинения Колокольцева.

Никакой особой реформы ВВ, кроме смены вывески, законом не предусмотрено, вместо усиления ожидаются масштабные сокращения штатов — то есть параллельно решаются проблемы бюджета. Если бы не было Золотова, то не возникло бы и Нацгвардии, утверждают сторонники этой версии: целые министерства создаются, чтобы никто не ушел обиженным. В эту же логику аппаратной борьбы укладывается поражение главы ФМС Ромодановского, не имеющего сильной политической поддержки, и, что более интересно, Виктора Иванова, который не раз настаивал на необходимости сохранения ФСКН. В остатке — пока все выглядит как выведение Колокольцева, сохранившего свои полномочия и усилившегося за счет ФСКН и ФМС, из-под удара со стороны «друзей».

 

Финансовая версия:
реорганизация для экономии

Эта версия частично пересекается с теорией аппаратной борьбы, но уточняет, что обострение борьбы идет в условиях сокращения финансирования. Ключевой вклад в экономию будет внесен за счет генералитета ФСКН, а также за счет отказа от части дублирующих функций сокращенных структур и МВД. У этой версии две ключевых проблемы: во-первых, сам ребрендинг Национальной гвардии с учетом масштаба нынешних внутренних войск обещает быть весьма дорогостоящим предприятием. Во-вторых, эксперты справедливо указывают, что бюджет ФСКН и ФМС составлял около 35 млрд рублей на каждую службу, в то время как расходы на МВД в целом превышают триллион рублей. Экономить на сокращении штата бывших внутренних войск? Но тогда не ясно, кто будет «охранять митинги».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera