Сюжеты

Стрельба на опережение

У новой силовой структуры будет больше возможностей применять насилие и меньше общественного контроля

Этот материал вышел в № 37 от 8 апреля 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Анна Байдаковакорреспондент

У новой силовой структуры будет больше возможностей применять насилие и меньше общественного контроля

5 апреля президент объявил о создании новой силовой структуры — Национальной гвардии. Нацгвардия будет военным формированием, подчиненным напрямую Главнокомандующему, а во главе встанет один из самых преданных Владимиру Путину людей, бывший командующий внутренними войсками МВД Виктор Золотов. По словам экспертов, от Национальной гвардии можно ожидать более жестких действий на митингах, у нее будет больше возможностей применять насилие и меньше общественного контроля, чем у ныне действующих силовых структур.

 

Вадим ВОЛКОВ, научный руководитель Института проблем правоприменения при Европейском университете, эксперт Комитета гражданских инициатив, считает, что

власть готовится предотвратить возможный «Майдан».

Национальная гвардия — это министерство грубой силы. Универсальный силовой ресурс для разных задач, в том числе для тех, что сейчас выполняют другие министерства. Очевидно, они будут патрулировать и охранять какие-то объекты: музеи, возможно, какие-то опасные зоны. Остальное — по ситуации. Грядут выборы, а в прошлый раз после выборов были массовые протесты. По телевидению мы видели украинский Майдан, и украинский «Беркут» не справился, а это была структура в МВД. Идея создания Национальной гвардии обсуждалась еще в конце 2013 года. События на Украине, наверное, укрепили это решение, затем закон долго писали, обсуждали в секретном режиме.

Это очистит Министерство внутренних дел от несвойственных ему функций: все-таки полиции военизированные бригады ни к чему. Кроме того, внутренние войска — это сложная, громоздкая структура, трудно контролировать уровень подготовки кадров. Из них на том же бюджете можно создать мобильную структуру, более управляемую, и не нужно будет полагаться на вертикальное управление внутри системы МВД.

Политическое руководство страны видит все большие риски, внешние и внутренние, и поэтому реорганизует силовой ресурс на случай, если нужно будет противодействовать этим рискам. Что касается работы Национальной гвардии на митингах, то если это будут такие же мирные митинги, как в 2012 году, то все будет как раньше. Если будет как на Украине, то предполагается, что Национальная гвардия должна быть способна восстановить так называемый конституционный порядок.

Понятно, что МВД теряет большой бюджет. Внутренние войска — это около 15% бюджета полиции, это очень много, десятки миллиардов рублей, кроме того, это огромный личный состав, с техникой, казармами, помещениями. Но МВД приобретает две бывшие федеральные службы (ФМС и ФСКН), частично — их бюджет и личный состав. Какие-то компромиссы уже достигнуты, и нельзя считать, что Колокольцев что-то теряет.

 

Михаил ПАШКИН, глава Московского профсоюза полиции, констатирует, что

в новой системе работать полиции станет гораздо сложнее.

МВД остается без силовой поддержки. Опер же не может, допустим, на стрелку бандитов прийти в бронежилете? Он придет туда небритый, в майке, под видом какого-нибудь барыги, с пистолетом в штанине. А в нужный момент налетает СОБР, всех окружает с автоматами и берет. А если СОБРа не будет? А если срочно потребуется специальная операция: вот едут бандиты, их нужно блокировать и брать — кто будет этим заниматься? В любом случае это усложнит работу полиции. Национальная гвардия — это мускулы, но мускулы без головы — это ноль. А голова — это МВД, ФСБ.

Важно, как будет прописано соглашение между Нацгвардией и МВД. Раньше, когда сотрудники уголовного розыска ловили мошенников, угонщиков, вооруженных грабителей, они звонили командиру СОБРа, он сразу выделял машины и бойцов — и в погоню. А сейчас, получается, надо обращаться в Нацгвардию, а там скажут, что нет людей. Нужно выходить на вышестоящий орган, а кто будет звонить министру или замминистра? Это себе дороже.

Нужно посмотреть, как пройдет ближайший массовый митинг. Омоновцы были без оружия, с дубинками и щитами, в запасе были водометы и газ, но это в запасе. А если на первый же митинг Нацгвардия выйдет с карабинами и автоматами, то станет понятно, что они будут действовать жестче.

Непонятно, будут ли служащие Нацгвардии подчиняться закону о статусе военнослужащих. По идее, этот статус должен на них распространяться, но прямо об этом в законопроекте не сказано. Не сказано ничего о правах и гарантиях сотрудников, кроме медицинского обслуживания и зачета дней при участии в КТО. В законе о полиции, например, написано, что если начальник отдает незаконный приказ, сотрудник может ослушаться, а здесь такого не сказано. Получается, никакого общественного контроля не подразумевается: нет же общественного совета при ФСО.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera