Сюжеты

Они не видят. Их не слышат

В России прекращают работу уникальные учреждения для реабилитации слепых. Лишившихся зрения людей государство лишает перспектив

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 37 от 8 апреля 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Анна Бессарабовакорреспондент

В России прекращают работу уникальные учреждения для реабилитации слепых. Лишившихся зрения людей государство лишает перспектив


Фото автора

Поездка в Железногорский филиал центра реабилитации слепых инвалидам из Ростова, Воронежа, Оренбурга и других городов России обошлась очень дорого. Незрячие готовились к ней несколько лет, добирались до Курской области за свой счет, но на месте их ждала новость о закрытии учреждения.

— Вы заметили резиновые ступени у входа? Специальные отметины на перилах? Ребристую плитку рядом с цветочным горшком? — забрасывает меня вопросами Виктор Галкин. Он, бывший спортсмен, потерявший зрение год назад, «видит» то, на что здоровые люди не обращают внимания. — Я раньше тоже пропускал детали, здесь за несколько дней научился прислушиваться, включать обоняние, осязание. Делаешь шаг и угадываешь, из какого материала сделан пол. Из уличного шума вычленяешь важные звуки… Вчера в первый раз сам, без чужой помощи, с тростью ходил в магазин. Вернулся как после олимпийской эстафеты.

Виктор приехал в Железногорский филиал центра реабилитации слепых из Крыма. За билеты на самолет и поезд в обе стороны отдал 17 тысяч рублей. Смена Галкина началась 24 марта и должна была закончиться в июне. По приказу Всероссийского общества слепых Виктора и еще 19 инвалидов отослали домой 6 апреля.

— Напрасно рассчитывал на занятия в компьютерном классе. Для незрячих ноутбуки, интернет — это всё: возможность записаться на прием к врачам или социальным работникам, общение с друзьями, заказ тифлотехники: акустических маяков, говорящих часов, тонометров для слепых, определителей номинала купюр, — рассказывает Галкин. — Зрячие пользуются мышкой, незрячие — джойстиками. Чтобы приспособиться к электронике, нужны педагоги. Готовились к урокам, но не судьба. Нас отправили домой. Больше я сюда не приеду — из-за денег и тяжелой дороги. Уезжаю с последней группой ребят. С остальными попрощались утром. Паршивое дело — провожать.

 

Вне поля зрения

«Новая газета» уже писала о ситуации, в которой оказались российские реабилитационные учреждения для слепых. В нашей стране их всего три: Волоколамский центр и его филиалы в Бийске и Железногорске. Худо-бедно они держались на плаву до января 2016 года. Зимой вышло постановление правительства РФ №5, изменились правила предоставления субсидий из федерального бюджета «на государственную поддержку отдельным общественным и иным некоммерческим организациям». Учреждения из системы ВОС узнали о новациях с большим опозданием. Министерство труда и социальной защиты РФ, как утверждает руководство Всероссийского общества слепых, затянуло процесс оформления соглашений с организациями, деньги на счета не перечислялись, долги накапливались. В итоге ВОС приняло решение приостановить деятельность центра реабилитации слепых и его филиалов.

Из Волоколамска инвалидов отправили по домам неделю назад, отменив следующую учебную смену, из Железногорска — только что. Бийский филиал пока держится.

Под нажимом общественности 5 апреля Минтруд подписал соглашение с центром реабилитации слепых. Якобы в мае он возобновит работу. При этом министерство официально заявляет, что распространяемые в СМИ сведения о сокращении субсидий для учреждений на 50% не соответствуют действительности.

Но сокращаются не субсидии, а расходы. Заместитель директора Железногорского филиала ЦРС Марина Сотникова поочередно читает то пресс-релиз Минтруда, то постановление правительства РФ №5 от 15 января 2016 года, пункт 3: «Условиями предоставления субсидий являются: <…> использование получателем субсидии на оплату труда, осуществление иных выплат сотрудникам <…> и общехозяйственные расходы не более 50% средств субсидии». Где правда?

— Нашему филиалу выделяют 12 млн рублей в год, — говорит Сотникова. — До сих пор их хватало на зарплату 39 человек, коммуналку, расчеты со снабженцами, содержание групп. На культурно-массовые мероприятия для инвалидов обычно тратится, только не смейтесь, 10 тысяч рублей в год, то есть 2,5 тысячи рублей в смену. Как мы выживем на 6 млн?

 

За здание платили продуктами

Марина Сотникова вспоминает  — в 1990-е начинали с сотрудничества с бизнесменами, создавали рабочие места для незрячих. По заснеженным горкам на детских санках возили сделанные руками инвалидов коробки для комбината по производству упаковки. Когда во время кризиса в регионе стояли предприятия, Железногорский центр обеспечивал заказами 500 человек. На собственные средства он выкупил у Михайловского ГОКа здание бывшего детского сада. Причем часть суммы отдавал продуктами — инвалиды кормили здоровых горняков.

К началу 2000-х в стране изменилось налоговое законодательство, центр вошел во Всероссийское общество слепых и переориентировался на программы элементарной и профессиональной реабилитации.

— Нынче спонсоров и благотворителей не найдешь, — вздыхает Марина Сотникова. — И государству не до нас. Трудное время, люди становятся злыми. Чувствуется по репликам в адрес незрячих — мы же выводим группы на улицы для ориентирования, ну и слышим. Если инвалиды просят прохожих о помощи, охотнее откликаются молодые ребята, а не старшее поколение. Отзывчивость пожилых — стереотип, он не верен.

Российское общество почти ничего не знает об инвалидах, — продолжает Сотникова. — Да и врачи порой делают такие заявления, что бывает за них стыдно.

Вот, например, история от Виталия Дмитренко: «Незрячей жене моего друга в женской консультации, когда она забеременела, медики выдали: «Зачем плодить себе подобных?!» Осмотрели, называется…»

 

Национальные особенности помощи

В соседних комнатах лежат чемоданы. Скоро надо будет выдвигаться на вокзал. Как ни стараюсь обойти тему внезапного отъезда, чтобы не вгонять инвалидов в депрессию, они постоянно к ней возвращаются. Кто-то сравнивает Россию со странами Западной Европы, попутно сообщая, что пенсия незрячих в нашей стране 15 тысяч рублей, а, например, в Германии — две тысячи евро.

Мужчины интересуются, куда пойдут 2,29 млрд рублей, недавно выделенных правительством РФ в рамках госпрограммы «Доступная среда».

— Будет, как в Пермском крае, где помещения банков оборудовали для слепых, — предполагает Виталий Дмитренко. — Потратили огромные суммы, но перепутали программы, записали их с ошибками. Таблички по системе Брайля заказали и сделали вверх ногами.

Среду создали, о доступности забыли.

Молодые люди из Ростовской области, Крыма показывают мне импортную технику для слепых и тут же осекаются.

— Что аппаратура? У нас водители общественного транспорта не могут научиться объявлять остановки. Раз подошла с претензией и получила: «Ты незрячая? Тогда забирай свои деньги и не гавкай». За границей водитель останавливает автобус, выходит, помогает сесть инвалиду и уже тогда продолжает движение, — проводит параллели Елена Мельникова из Ростовской области. — Нам не технику нужно совершенствовать, а менять отношение к инвалидам. Несчастье может произойти с любым человеком.

По словам Марины Сотниковой, каждый пятый случай в статистике филиала центра реабилитации — внезапная слепота: «Сложнейшие ситуации. Психологам стоит большого труда достучаться до человека. У нас был 18-летний парень, который первое время не вставал с кровати, ни на что не реагировал. Вытянули. Сегодня он работает в самарской частной клинике, женат, растит ребенка…»

Представители Минтруда убеждают «Новую», что субсидии из федерального бюджета — не решение проблем центра реабилитации слепых, его филиалов и еще нескольких учреждений для незрячих инвалидов. Подчеркивают: это софинансирование, нужны дополнительные средства, организациям надо шевелиться и искать инвесторов. Возможно, хотя расчеты на чужую помощь в кризис — утопия. Но даже не в этом дело — с 2011 по 2020 год государство обещало обеспечить инвалидам максимально комфортные условия для жизни, работы, обучения.

Пока же оно, государство, закрывает единственный российский центр реабилитации слепых и его филиалы, ничего не предлагая взамен. А система в стране выстроена так: чтобы получить среднее специальное или высшее образование, незрячий человек должен пройти обучение в ЦРС ВОС; чтобы ему выдали собаку-поводыря, тоже нужно сдать экзамены в центре; чтобы он нашел работу, чтобы мог пользоваться тростью или компьютером, необходимо попасть в ЦРС. Сократив расходы Волоколамска, Бийска и Железногорска, государство неизбежно сократит персонал учреждений и количество обучающихся инвалидов, которые и сейчас ждут очереди в центр и филиалы от 2 до 8 лет, потому что за год эти учреждения способны принять максимум 600 человек. Многие деградируют раньше, чем им выдают путевку. Эти детали господа чиновники никак не хотят увидеть в газетных публикациях.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera