Сюжеты

Божья благодать

Евгений Балагин, герой статьи «Новой» «Батьки», отсудил компенсацию за восстановленный им и отобранный государством и священниками исторический памятник в Пскове

Этот материал вышел в № 38 от 11 апреля 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Евгений Балагин, герой статьи «Новой» «Батьки», отсудил компенсацию за восстановленный им и отобранный государством и священниками исторический памятник в Пскове

«Новая» писала об этой истории год назад (см. № 11 от 4 февраля 2015 года). В 2003 году строитель, бывший предприниматель Евгений Балагин взял в аренду у псковского Комитета по госимуществу Дом привратника духовной семинарии: официально — памятник архитектуры начала XX века, на деле — развалившуюся хибару. Договор заключили на 30 лет и без денег: вместо арендной платы Балагин должен был отреставрировать здание. 13 лет он своими силами и за свой счет восстанавливал его, собирая по кирпичику, вкладывая все доходы своего малого бизнеса и занимая деньги у родных. Внутри он собирался открыть кафе, которое бы обеспечило работой всю его семью на много лет вперед. Но, как только дом был отреставрирован, аренда «за реставрацию» вдруг прекратилась. Балагину объявили, что он должен заплатить арендную плату за все прошедшие годы, в дом стали приходить бесконечные проверки и угрожать судом. Одновременно жена Балагина тяжело заболела, в семье родился ребенок с серьезным диагнозом, и духовный отец Жени, настоятель псковского храма Александра Невского протоиерей Олег Теор, сказал ему: «Мне Бог открыл. Надо (дом) отдать». Искренне верующий, православный и доведенный до отчаяния Женя Балагин передал здание в собственность РПЦ, потеряв и дом, и будущий бизнес, и веру.

Продолжение истории оказалось удивительным. После нескольких статей об этой истории в СМИ Балагин попал на личный прием к губернатору Андрею Турчаку, чуть позже жена Жени Мария рассказала про Дом привратника на прямой линии с президентом Путиным. Юристы псковского Комитета по охране наследия помогли Балагину подать иск, по которому он требовал от Росимущества компенсировать его затраты на реставрацию — 7 миллионов 545 тысяч рублей (на суде Женя согласился уменьшить исковые требования до 5 миллионов 402 тысяч). Иск удовлетворили.

«Андрей Анатольевич (Турчак. — Е. Р.) у нас княже все-таки, главнее нету никого, — говорит Женя. — Я бы и к Путину поехал, хотя проще на Луну слетать, чем к Путину попасть, но Мария моя Путину дозвонилась. Сначала на автоответчик попала, потом на какого-то мужика. Он, видно, не глупый мужик, час ее расспрашивал — наверное, записывал. И через две недели дело наше начало двигаться. Через два месяца мы уже в суд попали.

На суд пригласили отца Андрея — это ему наш дом отдали. Меня судья спрашивает: «Ты имеешь претензии к нему?» Я: «Ну какие претензии, дом любому могли дать». А отец Андрей все не может остановиться, гонит на нас: «Да разве он 7 миллионов потратил?! Если бы мне дали 7 миллионов, я бы такое построил!» Не понимает, что я на него не нападаю. Тут мне судья опять: «Ты претензии имеешь к нему?» Я и говорю: «Пусть Дом привратника покрасит, а то он стоит обшарпанный». Отец Андрей как закричал: «Не твое это дело, что хотим, то и делаем». А дом-то покрасил. Правда, хитро, с улицы только, для меня. Со двора дом так и остался обшарпанным».

Я спрашиваю, почему губернатор Андрей Турчак лично решил помочь строителю Жене Балагину. «Не знаю, — честно говорит Женя, — может, благодать Божья на него сошла. Или просто понял, что это беспредел, то, что они со мной сделали. Если бы не он — было бы труба дело. А так все за меня на суде были. Управление культуры за меня, Комитет по охране наследия за меня. Когда отец Андрей на суд перестал ходить, стал ходить завхоз евонный. И завхоз тоже стал за меня. Я же дом передал церкви, а она — Росимуществу. Так в суде Росимущество стало валить на церковь — мол, мое имущество батьки передавали как свое. А как запахло жареным — батьки тоже стали все дружно за меня. Их судья спрашивает: вы поддерживаете иск Балагина? «Да, пусть Росимущество отдает ему деньги». Судья: «Может, сами скинитесь и ему заплатите?» Они сразу: не-не-не.

Потратил я, конечно, больше, чем 5 миллионов, но не все расходы можно доказать в суде. Ну и пять миллионов хорошо, я раздам долги. И дедушке жены, он свой дом ради нас продал, и родителям, и брату.

У меня какие заработки? У нас в Пскове как говорят: жена торгует, а муж таксует. Кризис, работы ни у кого нету, даже стройка встает. Я хоть всю зиму при работе был, фальцевые крыши делал. Морозы стояли, никто, кроме меня, работать не хотел. А я жестянщик, наверное, по природе, нравится мне это дело. Единственное: неизвестно, заплатят деньги, не заплатят. Все время в напряжении. У богатых деньги еще есть, но они не платят: «Кризис же», — говорят и смотрят с наглой рожей. А жаловаться некуда, везде же кризис».

После того как священнослужители забрали у Жени Балагина дом, он перестал ходить в церковь. Я спрашиваю, нашел ли он священника, которому доверяет.

«Да меня отвратило от церкви, — говорит Женя. — Хожу в соседнюю, там хорошо к Серафиме (дочь Жени, родившаяся нездоровой. — Е. Р.) относятся, причащают младенца. А я сам не могу… Но у меня есть наметки. Нашел под Пушгорами приход, там у батька матушка родила такого же ребенка, как у меня. Он, надеюсь, поймет меня. А эти, псковские, не поймут. Они рассекают на Mitsubishi Outlander, он два миллиона стоит. А тот батек в Пушгорах «Волгу» купил, гоняет на этой «Волге»… Он духом близкий мне».

Решение суда о компенсации Евгению Балагину еще не вступило в силу. Росимущество уже подало апелляционную жалобу.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera