Мнения

Я вычислила агентов иностранных разведок в пенитенциарной системе России!

Смотрящие от ЦРУ

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 39 от 13 апреля 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Ольга Романоваэксперт по зонам, ведущая рубрики

Семь лет в «Новой» выходит вот эта рубрика про зоны и тюрьмы (и первый раз — на обложке. — Шеф-ред.). Много всякого тут было написано. Но… должна сейчас съесть свою шляпу. Ни разу еще в эту рубрику не попадали английские и американские шпионы, внедренные в российскую систему исполнения наказаний. Я их до сих пор не видела. А они есть!

Вот чуяло мое сердце. Но никогда еще не доводилось схватить их за руку так, как это удалось сделать корреспонденту ВГТРК Евгению Попову и лично Дмитрию Киселеву, орденоносному телеведущему и начальнику международного информационного агентства «Россия сегодня». Уверена, что теперь шпионов изловят и разоблачат в СК, в крайнем случае — в ФСБ, если СК вдруг не справится.

Что — буквально — было сказано в нашумевшем фильме про шпионов и агентов Вильяма Браудера и Алексея Навального, привожу точную цитату с сайта «Вестей»:

«20 сентября 2009 года. Директору Центральной разведки. Состоялся разговор между агентом Соломоном и сотрудником MI6. Дальнейшего роста общественного резонанса уже не будет, если мы не внесем коррективы в планы проводимых нами специальных мероприятий. В своем сообщении агент, основываясь на имеющейся у него информации, отметил ухудшение здоровья Магнитского. Агенту предложено через доверенных лиц в пенитенциарной системе России организовать прекращение какой-либо медицинской помощи Магнитскому. Ухудшение здоровья будет обозначено как врачебная ошибка, которая может привести к его смерти. Прошу уделить особое внимание этой информации».

 

Читайте также:

Об убийстве Навальным Магнитского на серверах МИ-6 на Украине

 

Агент Соломон, как сказано в фильме, — это агентурная кличка Вильяма Браудера, основателя фонда Hermitage Capital. То есть это ему предложено через доверенных лиц в пенитенциарной системе России организовать прекращение медицинской помощи Магнитскому. «Доверенные лица» — это множественное число. Судя по контексту, эти доверенные лица в пенитенциарной системе России уже оказывали какие-то важные услуги ЦРУ и MI6. Проверенные, надежные партнеры. И их никак не меньше, чем двое.

Кто же это мог быть? Учитывая широко известную историю заключения и смерти Сергея Магнитского, вариантов не очень много. Мое мнение, что их всего два. Вероятно, это могли быть начальник Бутырки в 2009 году майор (тогда) Дмитрий Комнов и его заместитель по безопасности и оперативной работе подполковник Александр Горчаков.

Оба в Бутырке уже не работают. После смерти Сергея Магнитского начальника тюрьмы Комнова перевели в тюрьму «Медведь» заместителем начальника, а позже — в московское СИЗО «Пресня» начальником. Не так давно он получил богословское образование и написал диплом об истории храма Покрова Божьей Матери на территории Бутырской тюрьмы. И уж совсем на днях его имя перестало фигурировать в СИЗО «Пресня» в качестве начальника. Говорят, он собирается принять сан. Кстати сказать, у Комнова есть родственные связи и в нынешней Бутырке.

Тогдашнего заместителя Комнова, подполковника Александра Горчакова, уволили после побега из Бутырки одного из заключенных.

Почему я думаю, что некий агент работал именно с подобными людьми? Почему не выше? Да очень просто. Потому что так во ФСИН работает схема прохождения приказов и распоряжений руководства. Эффективно заказать улучшение или ухудшение условий содержания в тюрьме можно и на самом высоком уровне, но команда до продольного не дойдет, а если и дойдет, то он вряд ли ее исполнит — из лени, из протеста или просто так. Сигнал не проходит.

На высоком уровне можно договориться об актировании или об УДО, а вот об условиях — только с теми, кто дверь в камеру открывает. Покупать надо конкретных людей, иначе все нижестоящие забьют на твои строжайшие указания или нежные пожелания. Здесь все знают, что почем: никто не будет делать бесплатно то, что стоит денег.

А еще очень интересно, каким образом «агент Соломон» договаривался с тюремщиками. Я думаю, очень просто договаривался: Бутырка была и остается тюрьмой коммерческой, где за деньги всегда можно улучшить или ухудшить условия содержания. Там совсем недавно я анекдотический случай наблюдала с одним известным предпринимателем: его заказчик ухудшал ему условия, а сиделец перебивал ставку. И в итоге вообще просто тихо исчез с моих радаров.

Но вернемся к иностранным агентам в пенитенциарной системе, а именно в Бутырке. Озвучено, что агенты работали уже давно, их уже надежно использовали. Значит, завербовали их раньше 2009 года. Знали ли они, что работают на иностранную разведку? Да вряд ли. Сначала им дали мобильник для заноса в камеру, потом еще один. Потом наркотики. Компромат на них, стало быть, уже был. А потом попросили за ухудшение условий для одного из заключенных. При этом компромат вряд ли потребовался — дурачок и без того был рад. Сколько таких агентов сейчас во ФСИН? Да сколько угодно. Почти каждый в группе риска.

То есть получается (согласно разоблачению от ВГТРК и лично Дмитрия Киселева): ты сегодня за деньги создал невыносимые условия содержания — а завтра оказалось, что ты действовал в интересах иностранной разведки.

Если учесть, что нынешний руководитель ФСИН Геннадий Корниенко имеет отношения к органам нашей дорогой госбезопасности, он наверняка сейчас найдет предателя. Для того и поставлен. Да наверняка уже нашел, просто еще не отчитался. Посадки-то где?

Это, конечно, если верить Дмитрию Киселеву. Но ведь он лицо официальное — как не верить.

Теги:
тюрьмы
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera