Сюжеты

Ни рогов, ни копыт

Оленеводческое хозяйство в Мурманской области уничтожили в угоду браконьерам

Фото: «Новая газета»

Общество

Татьяна Брицкаясобкор в Заполярье

Оленеводческое хозяйство в Мурманской области уничтожили в угоду браконьерам


Фото: РИА Новости

Оленеводы уволены, олени разогнаны по тундре, а оборудование передано на базу, постояльцев которой не раз подозревали в браконьерстве, — так закончился громкий проект по импортозамещению в Мурманской области.

Идея возродить оленеводство на знаменитых полуостровах Рыбачий и Средний возникла в совете депутатов Печенгского района в 2012 году.  На этих территориях коренное население — саами — исконно пасли стада, пока со стратегических полуостровов их не потеснили военные. Позже, в советские времена, на полуостровах работал экспериментальный совхоз «Восход», в 90-е приказавший долго жить. Все, что от него осталось, — висевшие мертвым грузом на балансе  района 500 голов одичавших оленей, которых радостно отстреливали браконьеры. Приезжали они сюда со все концов страны  за богатой охотой в девственной тундре, где уж точно не нарвешься на патруль охотнадзора. Место доходное: помимо оленей, еще и краб, и рыба — и никакого контроля. Неудивительно, что полуострова стали любимым местом VIP-туристов с карабинами наперевес. Охотились и с вертолетов, и даже, как говорят жители района, с бронетранспортеров.

Поредевшее стадо в итоге едва не списали, словно устаревшее и пришедшее в негодность имущество, но в последний момент Совет депутатов все же принял решение искать инвестора и возрождать оленеводство. Было учреждено муниципальное унитарное предприятие «Печенгская компания». 15 миллионов рублей в уставной капитал МУПа внес муниципалитет, нашли также инвестора — фирму, вложившуюся и в стройку, взамен рассчитывая получить оленей пропорционально вкладу. Причем, как рассказывает бывший руководитель злополучного МУПа Аркадий Бородин, по условиям договора, после формальной передачи выращенные олени остались бы в Печенге, а инвестор платил бы за их постой и аренду пастбищ.

Самым сложным оказалось найти грамотных оленеводов — сменив около 6 бригад, Бородин отобрал непьющих и чистых на руку.

К концу 2013 года замаячила первая прибыль — стадо практически удвоилось, браконьеры стали побаиваться новых соседей. Сотрудники «Печенгской компании» «брэкам», как здесь называют стрелков, объявили реальную войну, не только охраняли своих оленей, но и захаживали вместе с полицией на базы отдыха, разбросанные по территории островов. Охота на оленя здесь вне закона, поэтому разделанные туши или свежие шкуры автоматически становились уликами в уголовных делах. Противник наносил ответные удары: как-то люди с ружьями напали на стадо прямо во время загона в кораль, когда сотни животных с пастбищ организованно доставляют на пересчет и вакцинацию. Впрочем, после нескольких разборок со стрельбой и поножовщиной, как на Диком Западе, «вольные стрелки» усвоили, что от казенного стада держаться нужно подальше.

Когда численность стада существенно возросла, встал вопрос о строительстве  мобильного убойного цеха: он бы позволил получить, наконец, доход и доставить оленину на прилавки. Цена вопроса — 2,5 миллиона рублей, в масштабе области сумма невеликая. И тут начались проблемы.

«В 2014 году МУП профинансировали лишь по одной целевой программе — развитие оленеводства, — рассказывает Бородин. — «Туристическую» составляющую проекта финансировать не смогли. То есть достраивать на отпущенные нам деньги уже подведенные под крышу домики турбазы было нельзя — нецелевое расходование. Стройку заморозили. Да и на основную деятельность бюджет секвестировали. Вместо заложенных на год 8,5 млн. на зарплату и основные расходы, после мартовских корректировок бюджета осталось 6,5 млн., а после июньских — вообще 4,5. Параллельно чиновники рассорились с инвестором, отказавшись оформлять в собственность причитавшихся ему оленей. И он вышел из проекта».

В 2016 году «Печенгской компании» оставили всего 2,5 миллиона «на дожитие», новый состав районной администрации уволил Бородина, который сейчас в суде добивается восстановления на работе. А новый директор одним из первых приказов часть оленеводов уволил, часть перевел в сторожа с зарплатой 6 тысяч рублей. Об этом они заявили в областную прокуратуру (документ есть в распоряжении редакции), потребовав выплаты задолженности по зарплате и обеспечения сохранности казенного имущества.

С последним вопросом новая власть разобралась просто: оставшиеся на полуостровах «материальные ценности» велено было передать на соседнюю нелегальную базу отдыха. Официально это «музей под открытым небом», а реально — десяток домиков,  переделанных из цистерн, в которых обитают, по словам оленеводов, далеко не научные сотрудники.

«Получается, браконьеры нас победили», — разводит руками бывший директор. В ответ на попытки Бородина отстоять предприятие к нему проснулся живой интерес у местных правоохранительных органов. Теперь его вдобавок таскают на допросы и берут объяснения на предмет нецелевого расходования средств и превышения полномочий. Вопросов к чиновникам, выделившим миллионы на проект и тут же уничтожившим его, оставив оленей на откуп браконьерам, у полиции нет

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera