Сюжеты

Бардак в картеле

Каждая новая попытка членов ОПЕК договориться о заморозке добычи нефти выглядит все менее убедительно

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 42 от 20 апреля 2016
ЧитатьЧитать номер
Экономика

Арнольд Хачатуровкорреспондент

Каждая новая попытка членов ОПЕК договориться о заморозке добычи нефти выглядит все менее убедительно


Фото: EPA / STR

В воскресенье в столице Катара Дохе прошла встреча министров энергетики 18 стран — экспортеров нефти. Десять часов переговоров и предшествовавшие им два месяца ожиданий закончились ничем: «заморозка» добычи на январском уровне, ставшем для многих стран рекордно высоким, вновь отложена на неопределенный срок.

По словам министра энергетики РФ Александра Новака, представители Саудовской Аравии, ОАЭ, Кувейта и Катара «буквально перед самым началом» заседания изменили свою позицию, потребовав, чтобы в договоренностях приняли участие все крупные производители нефти, отсутствовавшие на встрече (речь идет в первую очередь об Иране, который продолжает наращивать добычу после снятия санкций).

По факту можно говорить о намеренном срыве переговоров Саудовской Аравией: меморандум, который планировалось подписать по итогам заседания, был согласован странами заранее. Открытие торгов в понедельник сопровождалось резким падением нефтяных котировок (около 6%) и ростом курса доллара. Эксперты считают, что негативная динамика на рынке энергоносителей на фоне провала переговоров ОПЕК сохранится только в краткосрочной перспективе, а далее стоимость сырья будет определяться балансом спроса и предложения.

Читайте также:

Миф РОПЕК. Российские СМИ поверили в версию конспирологов о создании нового «нефтяного картеля» во главе с Россией, а зря

«Мне кажется, что Саудовская Аравия и не собиралась идти на эти соглашения — ей просто нужно было сохранить свое лицо перед ОПЕК и заодно посмотреть, не передумает ли Иран, — говорит руководитель экономического департамента Института энергетики и финансов Марсель Салихов. — При низких ценах на нефть они еще могли бы договориться, пойти на уступки. Но сейчас стимулы сильно снизились: цены ведь и так более-менее нормальные». Есть и другое объяснение: резкая перемена позиции может отражать конфликт внутри руководства Саудовской Аравии. «Об этом можно судить по косвенным признакам: например, раньше все вопросы касательно цен на нефть комментировал только министр нефти, а сейчас по этому вопросу выступает и принц Мохаммед бин Салман, и глава нефтяной монополии Saudi Aramco. Вполне возможно, что они отражают разные мнения относительно предпочтительной стратегии», — полагает экономист.

Накануне заседания в Дохе принц Салман заявил, что Саудовская Аравия готова увеличить добычу на 2 млн баррелей в сутки (сегодня предложение уже превышает спрос на 1—1,5 млн баррелей) в течение полугода, если соглашение о «заморозке» не будет подписано всеми производителями, включая Иран.

«Мы были в полной уверенности (насчет подписания соглашения. — А. Х.), поскольку вчера все согласовали», — комментировал срыв переговоров министр Новак. На самом деле никакой неожиданности в этом быть не могло, уверен партнер RusEnergy Михаил Крутихин: Саудовская Аравия не меняла свою позицию с самого начала. «Это была отчаянная попытка попробовать еще раз сыграть роль картеля, даже при условии, что США в такие игры не играют и легко могут заместить убывающую нефть своей собственной. Единственным условием были солидарные действия всех членов ОПЕК: саудиты еще могли бы понять то, что их нишу на рынке займут сланцевые производители, но уж никак не Иран», — объясняет эксперт. На переговоры пригласили разные страны, включая Азербайджан, Казахстан и Россию, но надежда привлечь Иран не оправдалась: его стратегическая цель — вернуть себе свое положение на рынке и укрепить его; в достижении этой цели руководство страны явно не намерено оглядываться на Саудовскую Аравию или кого-то еще.

Последние два месяца были достаточно благоприятными для производителей нефти: стоимость барреля Brent выросла с $30 в начале февраля до $44 к середине апреля. Отчасти рост цен был вызван ожиданиями «заморозки», которые подогревались словесными интервенциями руководителей стран ОПЕК. «Рыночный консенсус накануне заседания заключался в том, что о чем-то все-таки удастся договориться. Пусть это никак не повлияло бы на баланс рынка, но это был бы шаг вперед: страны показали бы, что способны совместно принимать какие-то решения», — считает Марсель Салихов.

Ожидания не оправдались, и в ближайшее время рынок будет отыгрывать эту неудачу.

Впрочем, сильного давления на нефть и рубль эксперты не ожидают: «На реальную цену нефти это никакого воздействия не оказывает, срыв переговоров влияет только на финансовые деривативы — фьючерсы», — объясняет Михаил Крутихин.

Средняя стоимость нефти за 2016 год, по ожиданиям эксперта, составит $45 за баррель. Роль сланцевых производителей на рынке остается решающей: «Если средняя цена барреля WTI будет $40, то США смогут производить столько нефти, сколько нужно, чтобы заместить любой дефицит», — уверен Крутихин. По прогнозам Салихова, в перспективе двух-трех лет цены Brent останутся в диапазоне $30—40 только при крайне негативном сценарии. Базовый прогноз предполагает постепенный рост цен и восстановление баланса спроса и предложения.

Что касается дальнейших перспектив ОПЕК, то каждая новая попытка членов картеля договориться выглядит все менее убедительной. За последние 1,5 года организация провела 4 заседания, и на каждое из них рынок реагировал одинаково: позитивные настроения в преддверии встречи, обвал — сразу после. «Можно предположить, что нечто похожее будет на очередном заседании в июне. Ожидания, что ОПЕК что-нибудь сделает, все равно останутся, хотя мы видим, что не удается договориться даже о самых незначительных вещах», — говорит Салихов.

ОПЕК потерял свое влияние в 2014 году, когда перестал манипулировать объемами рынка из-за конкуренции со стороны американских компаний, объясняет Крутихин.

«Кроме того, внутри ОПЕК никакой дисциплины не существует: недаром там отменили индивидуальные квоты на добычу, а потом поняли, что даже общая квота — 30 млн баррелей в сутки — никакого значения не имеет, никто ее не соблюдает». Похоже, что после недавней встречи на любых попытках договориться можно ставить крест. «Уже нет никакого ОПЕК — есть просто клуб, где министры обсуждают свои успехи на гольфовых полях», — заключает аналитик.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera