Сюжеты

Не буди Барвиху…

Досрочные выборы в подмосковном поселке — тест для нового председателя ЦИК Эллы Памфиловой

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 42 от 20 апреля 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Наталия Зотовакорреспондент

Досрочные выборы в подмосковном поселке — тест для нового председателя ЦИК Эллы Памфиловой

Есть обновление: Кандидаты ФБК снялись с выборов в Барвихе в знак протеста


Фото: Наталия Зотова / «Новая газета»

Пятеро членов Партии прогресса Навального пошли кандидатами на досрочные выборы муниципальных депутатов в Барвихе — шеститысячном поселке с дворцами, бараками и вторым по величине бюджетом на душу населения в стране. Выборы только в воскресенье, но честность голосования уже под вопросом.

Вдоль Рублевского шоссе мелькают билборды: «Элитный ломбард», «Костюмы на заказ», агентство элитной недвижимости рекламируется лозунгом «Счастье иметь дом и семью в России». Здесь из-за заборов видны только крыши домов и вершины деревьев, так что по деревне ходишь, как по коридору: у шикарных вилл ограды бетонные и с видеокамерами у входа, у трехэтажных домов попроще — заборы из железных листов. Деревянный забор указывает на бедность хозяев, но и дощатые штакетники тут обычно сплошные и высокие. Многоквартирные дома также различаются:от старых пятиэтажек с уродливыми желтыми балконами до аккуратных новеньких зданий. Есть даже один деревянный барак постройки 30-х годов. «Барвиха — такая концентрация России в одной локации», — рассуждает волонтер кандидата Албурова Галя.

Расследователю ФБК Георгию Албурову и еще троим его соратникам из незарегистрированной Партии прогресса — Анне Литвиненко, Виталию Серуканову и Станиславу Волкову — достался второй избирательный округ. В него входят раскинувшиеся вокруг поселка Барвиха деревни: Шульгино, Подушкино, Усово-Тупик. Добраться пока удалось только до двух третей избирателей — остальные не открыли двери и ворота. «Чем лучше дом, тем меньше получишь обратной связи, — делится опытом другой волонтер Албурова Сема. — Если у входа камеры или домофон с видео, почти наверняка не откроют».

Албуров надеется, что в случае избрания документы помогут ему в расследованиях: «Будет доступ к документам по выделению земли, по собственности. Большинство людей, которых мы в ФБК расследуем, тут имеют дворцы, а многие эти дворцы скрывают, чтобы не платить налог на землю».


Фото: Наталия Зотова / «Новая газета»

На том же Рублевском шоссе повесил свои агитационные плакаты Александр Гусев — главный единоросс в списке кандидатов и мэр Одинцово. У кандидатов от Навального появились вопросы: один билборд стоит 300 тысяч рублей в месяц, а бюджет кандидата ограничен миллионом рублей, объясняют они.

У жителей Барвихи причин не любить кандидата Гусева больше: они уверены, что одинцовский кандидат стремится к объединению Одинцова и Барвихи в городской округ — а тогда не будет больше барвихинских бюджетных надбавок ни пенсионерам, ни молодым матерям. «Я не собираюсь присоединять», — отрезал Гусев в разговоре с «Новой».

Впрочем, главные претензии у барвихинцев к другому единороссу, Елене Ждановой. В субботу началось предварительное голосование, и на участок повалили незнакомые местным люди кавказской и среднеазиатской внешности с недельной давности штампами о регистрации в паспортах. За первые 5 часов досрочки проголосовали 38 человек — это больше, чем на всем досрочном голосовании во время прошлых выборов. В списках проголосовавших наблюдатели выявили четыре адреса, откуда приходит по десятку человек в день. Дом по одному из них — деревня Рождествено, 10а — принадлежит как раз Ждановой, ее фамилия даже написана на калитке. По номерам газели, привозившей избирателей на участок, выяснили, что она принадлежит дочери Елены.

Сама Жданова ничего не отрицает: «Я являюсь предпринимателем, и одной из сфер моей деятельности является сдача жилого помещения в аренду, — рассказала она «Новой». — Когда началась выборная кампания, стало очень много грязи и нареканий, кто у меня живет и какой национальности. Я устала на каждом углу объяснять, что у меня живут граждане России и договоры заключены. Я поговорила с арендаторами и всех зарегистрировала, чтобы не было ко мне вопросов». Досрочное голосование ее жильцов тоже в порядке вещей: «Люди рабочие, приезжают в Москву зарабатывать деньги, многие — вахтовым методом. Кроме того, скоро Вербное воскресенье — люди из регионов едут на могилки родственников». Она признала и то, что газель (по крайней мере однажды) привозила несколько избирателей на участок: «Я никакого криминала в этом не вижу».

На избирательном участке — в поселковой администрации — то пусто, то очередь голосовать на весь коридор. Многие не могут внятно объяснить комиссии, почему не смогут прийти голосовать в воскресенье. Кавказец со сломанными ушами и мускулистым торсом ведет товарища голосовать.

— Мужчина, вы за нами были! — возмущается краснолицая женщина.

— Пропустите его, он инвалид, — кивает парень на такого же спортивного приятеля. Приятель молча теребит календарик с портретами единороссов, вложенный в паспорт.

— А вы местный?

— Конечно: с Соловьиной, два, — не стесняясь, он называет еще один «резиновый» адрес, выявленный наблюдателями.


Фото: Наталия Зотова / «Новая газета»

«Я смотрю, ОАО «Барвиха» в полном составе уезжает в отпуск, — говорит кандидат от ЛДПР Полина Козлова. Она узнает приходящих голосовать барвихинцев в лицо, смеется: деревня, все всех знают. — Это наша управляющая компания. А за день до выборов — субботник, он их же силами всегда и проводится! Какие отпуска?»

Кандидаты постоянно дежурят в администрации — все (кроме единороссов) пытаются остановить возможные фальсификации. Вызывают на разговор зампреда Мособлизбиркома Наталью Земскову — она тоже каждый день на участке. «Я пока нарушений не вижу, — отвечает та. — Это же не я их прописала. Мы не регулируем действия собственников».

В воскресенье все кандидаты, наблюдавшие эти нарушения, отправились в ЦИК, к новому председателю Элле Памфиловой. В действиях Ждановой они видят и создание «резинового дома», и подкуп избирателей.

Памфилова согласилась, что нарушение тут есть, пообещала рассмотреть и передать прокурору все жалобы. Кандидаты остались недовольны: эта процедура занимает до 30 дней, а до выборов осталось 6. «Вы как хотите, чтобы я попросила их всех арестовать? Я собираю ваши жалобы, смотрю фактуру, и если вижу, что это тянет на уголовщину, я передаю в генпрокуратуру. Я не могу командовать генпрокурором, — ответила Памфилова. — Если бы я не хотела принять меры, я бы вас здесь не собирала».

«Все, что мы услышали от Памфиловой, — затягивание. У вас под носом людей подвозят, а вы ничего не делаете», — заявил Албуров после встречи. Леонид Волков и Алексей Навальный тут же высказались в Сети, что тест на честность новая глава ЦИК не прошла, и фальсификации будут хуже, чем при Чурове.

«Они пришли с определенной целью — и не скрывают, что тестируют новый Центризбирком. Но я понимаю, что у них интересы не лежат в плоскости поселения», — говорит кандидат от КПРФ Марина Косякина. Марина была депутатом еще в прошлом созыве.

Это из-за нее выборы в Барвихе досрочные: Косякина, самовыдвиженец Константин Гавриков, глава ячейки КПРФ Сергей Теняев и Владимир Кукин в 2015 году сложили с себя полномочия, развалив совет: это был единственный способ не позволить депутатам проголосовать за слияние Барвихи и Одинцово. Теперь идут в депутаты снова — вместе с Максимом Балабановым, главой администрации, уволенным на прошлом круге.


Фото: Наталия Зотова / «Новая газета»

«Мы не хотели быть в оппозиции, но получается так. Мы не маргиналы, у нас нет цели покричать», — объясняет Марина. И все же единороссы Балабанов и Гавриков идут на выборы самовыдвиженцами: «Мы с партией разошлись в том, чтобы безусловно голосовать, как скажут. Мне навязывалась команда, кого надо протащить. А я работаю с тем, кого считают профпригодным», — объясняет Балабанов. Команду Гусева, продолжает он, в поселке не любят.

Для Марины политика началась с движения «За бор!». Лес в Барвихе выкупила частная компания и в 2012 году собралась застроить территорию элитным жильем. Против этого собрали тысячу подписей, жители выходили протестовать. «Я боролась-боролась и избралась», — рассказывает Марина, — даже учебу на компьютерного лингвиста бросила, теперь учусь на госуправление». Придя в совет, борцы за лес тут же отменили генплан поселка, в котором на месте леса предусматривалась стройка.

В дома на окраине бора (два строения бывшего санатория) ходит агитировать жителей Иван Жданов, юрист Фонда борьбы с коррупцией, по случайности однофамилец хозяйки «резинового» дома. В первом округе избирателей находить проще: они сосредоточены в пятиэтажках, а не в частных домах за заборами. Он обошел все дома уже дважды, так что у него больше шансов на победу, но его социология показывает, что лидирует в гонке команда Гаврикова.

— Думаешь, сможешь? — пожилая женщина, пустив Ивана в прихожую, мрачно слушает про антикоррупционные расследования и вдруг заливается смехом: — Я живу тут 50 лет. Вы, молодежь, замечательные, только мало этого. Депутат с нашей мафией ничего не сделает.

— Мы и не с такими сражались: и с Чайкой, и с Бастрыкиным, — вспоминает Иван расследования ФБК.

На прошлой неделе на Жданова возбудили уголовное дело за уклонение от армии, и это тут же появилось в районной газете. Для этого и заводили, считает он. «Они испуганы, что кто-то из ФБК впервые попадет во власть и начнет работать. Любые изменения начинаются с того, что кто-то побеждает чуть-чуть, и появляется трибуна».

 

Барвиха, Московская область

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera