Сюжеты

«Российское правительство не слишком облечено властью, и ругать его сильно не стоит»

Экономисты — об итогах работы правительства и отчете Дмитрия Медведева

Фото: «Новая газета»

Политика

Экономисты — об итогах работы правительства и отчете Дмитрия Медведева


Дмитрий Медведев в Госдуме. Фото: пресс-служба правительства

Во вторник премьер-министр отчитался о проделанной работе за 2015 год перед Государственной думой и рассказал о планах на будущее. По словам Медведева, в российской экономике все неплохо: инфляция снижается, производство растет, сельское хозяйство на подъеме.

Экономисты Олег Буклемишев и Никита Масленников настроены более скептично: они объяснили «Новой газете», что означают цифры и декларации в отчете правительства.

Выступая перед парламентом, Дмитрий Медведев заметил, что ушедший год был непростым, но распространяться по этому поводу не стал и сосредоточился на успехах. По мнению премьера, даже в условиях внешнего санкционного давления и отсутствия доступа к иностранным кредитам Россия доказала способность развиваться и двигаться вперед. Правительство, по его словам, сделало все, чтобы люди меньше чувствовали кризис.

В качестве достижений Медведев отметил безработицу на уровне 6%, инфляцию ниже 10%, маленький госдолг (13,6% ВВП). По словам премьера, правительство не будет корректировать бюджет на 2016 год как минимум до ноября и намерено вернется к трехлетнему финансовому планированию (в 2015 году было принято решение перейти на однолетний бюджет).

Медведев назвал некоторые экономический показатели, которые свидетельствуют об улучшениях в российской экономике. Так, по его словам, доля доходов, не связанных с нефтью и газом, в российском бюджете выросла почти до 60%, хотя отчасти это случилось из-за падения цен на нефть, признал премьер.

По словам Медведева, многие отрасли российской промышленности в 2015 году показали рост: появились «десятки новых заводов», военно-промышленный комплекс произвел на 13% больше продукции, радиоэлектронная промышленность выросла на 32%, судостроение — на 16%, ракетно-космическая — на 7,5%.

Премьер заверил, что до 2017 года повышения налогов не планируется: «Никому не нужны возвращение зарплат в конвертах и отток денег за рубеж».

Пообещал поддерживать сельское хозяйство на том же уровне, что и в 2015 году (государство вложило в агропром 22 миллиарда рублей) и лично возглавить правительственную комиссию по развитию сельского хозяйства. Есть и нерадостные новости: в ответ на вопрос эсера Галины Хованской о фондах капремонта премьер сообщил, что считает систему справедливой, и решение Конституционного суда тому подтверждение.

Эксперты прокомментировали доклад и озвученные цифры.

 

Никита Масленников, советник Института современного развития:

Что касается инфляции, то, действительно, в конце марта инфляция составила 7,3%, хотя год мы заканчивали с 12,9%. Это чисто статистический эффект: в конце прошлого года была высокая база, кроме того, сошел на нет дефляционный шок конца прошлого — начала этого года: когда курс падает, он перекладывается на внутренние цены, и они повышаются. Но к марту вслед за нефтью все выровнялось. Судя по всему, второй квартал пройдет тяжелее — это будет связано с индексацией тарифов ЖКХ, некоторыми решениями по регулированию тарифов естественных монополий, кроме того, инфляционные ожидания сохраняют свои значения и мешают Центральному банку снизить ключевую ставку. К концу года весьма вероятно, что инфляция будет 6-6,5% — три четверти года пройдут на одном уровне.

Но сохраняется неопределенность: непонятно, что у нас с дефицитом бюджета, каковы источники его покрытия: если финансировать дефицит за счет государственного долга, можем сохранить уровень 7% и даже приблизиться к 8%, если за счет резервного фонда — можем снизить цифру, но тогда возрастают бюджетные риски для следующего года. До сих пор нет даже политического решения о том, что мы снова переходим на трехлетний бюджет. Бизнес вынужден ориентироваться на полугодовую-годовую перспективу, и это не способствует деловой активности.

Думаю, доля нефтегазовых доходов в бюджете 60% — это завышенная оценка. В прошлом году едва дотягивали до 50% и, к сожалению, происходит дальнейшее падение: по первому кварталу цифра была где-то 34,7% всех доходов бюджета, а в марте — 28% с небольшим. Это осложняет работу по балансированию бюджета, но позитивно в широком историческом смысле, потому что показывает, что отступать нам некуда. Нефтяная игла сломалась, уже нужна хирургическая операция.

Промышленность находится в состоянии расколотой конъюнктуры: некоторые отрасли чувствуют себя неплохо за счет импортозамещения и господдержки. Нефтехимическая промышленность работает в устойчивом режиме и подрастает — срабатывают инвестиции, которые вкладывали в отрасль с 2010 года. А в целом обрабатывающая промышленность по итогам марта остается между стагнацией и рецессией, поэтому в целом картина очень смазанная.

Агробизнес показывает устойчивые темпы роста за счет эффекта импортозамещения и господдержки, к тому же мы еще до начала кризиса успешно закрепились на некоторых мировых рынках, например, зерновом: если в этом году правительство не поставит подножку в виде экспортных пошлин, можем разделить первое-второе место по экспорту в мире, например, с Соединенными Штатами. Начинаем потихоньку экспортировать мясо птицы, пошли первые поставки сои в Юго-Восточную Азию. Даже нашу свинину начинает покупать Китай. У нас есть огромный и пока не освоенный рынок — Азиатско-Тихоокеанский регион.

 

Олег Буклемишев, помощник министра финансов в 1999-2000 годах, помощник премьер-министра РФ в 2000-2003 годах

Низкий госдолг — достижение не правительства Медведева, а других, предыдущих правительств, которые ускоренно погашали этот долг, а также профицитной политики после 2004 года. Слава богу, что мы с тех пор не заимствовали, но заслуга правительства Медведева в этом небольшая. Это, действительно,  ресурс, который можно использовать для развития, но из-за санкций и политики российского руководства внешние займы производить нельзя, а внутри займы вредны для внутреннего рынка капитала.

Конкуренция со стороны капитала может поднять процентные ставки. Получается, что ресурс есть, но воспользоваться им нельзя. Им можно будет воспользоваться, когда изменится политика. Для эффективности этого ресурса нужно, чтобы не просто санкции сняли, а чтобы их снова заново не ввели.

Инфляция снижается благодаря экономической стагнации и снижению спроса. Нужно отдать должное кредитной политике государства, потому что переусердствовать в снижении нельзя. Сегодня инфляция не самая большая проблема, проблема в стагнации и том, что правительство перестало индексировать социальные выплаты по инфляции, а это  ведет к ухудшению жизни людей.

Мы находимся в ситуации вязкой и быстрой стагнации. Но российское правительство не слишком облечено властью, поэтому ругать его сильно не стоит. Экономическая ситуация — прямой результат политики государства. У правительства сегодня нет ответа о будущем пенсионной системы, как и ответа на вопрос, что мы будем делать с социальной сферой. Мы существуем в режиме выживания. Правительство сидит уже 4 месяца на нереальном бюджете и не собирается его пересматривать.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera