Сюжеты

Россия–НАТО. Просто поговорили...

Первое после почти двухлетнего перерыва заседание Совета Россия-НАТО принесло ожидаемые результаты. Никакие

Фото: «Новая газета»

Политика

Александр МинеевСоб. корр. в Брюсселе

Первое после почти двухлетнего перерыва заседание Совета Россия-НАТО принесло ожидаемые результаты. Никакие


Фото: EPA / STEPHANIE LECOCQ

Разрыв, который произошел в два года назад из-за Крыма и Донбасса — это надолго.  Позиции сторон по главным проблемам безопасности противоположны и непримиримы. Нет и речи о возвращении к прежнему состоянию отношений, при котором западная граница России была самой стабильной и безопасной.

Заседание затянулось, продолжалось вместо двух часов почти три с половиной, и полсотни журналистов лишних два часа скучали в тесноватом вестибюле главного входа в штаб-квартиру НАТО, пока к ним не вышел генеральный секретарь альянса Йенс Столтенберг.

Он подытожил обсуждение трех главных тем повестки дня. Это кризис на Украине, прозрачность военной активности вдоль границы НАТО и России, ситуация в Афганистане, включая террористическую угрозу.

«Состоялась откровенная и серьезная дискуссия, у членов НАТО и России очень разные взгляды, но мы выслушали друг друга», — констатировал генсек.

«НАТО и Россию разделяют глубокие и устойчивые разногласия. Сегодняшняя встреча этого не изменила, — продолжал он. — Члены НАТО твердо уверены, что не может быть возврата к практическому сотрудничеству, пока Россия не вернется к соблюдению международного права. Но мы оставляем открытыми каналы связи».

Об Украине стороны говорили на разных языках. А ведь именно события в Крыму и на Востоке Украины, напомнил Столтенберг, были причиной нынешнего состояния отношений, о чем говорят факты и хронология.

Только через полгода после присоединения Крыма к России западный альянс начал усиливать военное присутствие на своих восточных рубежах. Только после Крыма можно в оценках ответственности за последующие события спорить, что первично — курица или яйцо. Только после «зеленых человечков» (или «вежливых людей» — как кому больше нравится) полностью утрачено взаимное доверие.

«Члены НАТО никогда не признают незаконной аннексии Крыма», — в очередной раз заявил Столтенберг.

Причина не устранена, значит нет оснований для улучшения отношений. На первопричину за два года успели наслоиться производные: наращивание военного потенциала и военной активности обеих сторон, развал взаимополезных проектов сотрудничества, по тому же Афганистану и борьбе с терроризмом.

К этому надо добавить фактический разрыв «горячих» линий связи между военными. Генерал Павел (председатель Военного комитета НАТО) не может дозвониться до генерала Герасимова (начальника генштаба ВС России), потому что тот «просто не берет трубку», рассказала мне натовская чиновница, которая была на заседании Совета.

Обе стороны (точнее было бы сказать «все 29 участников») признали необходимость полного и скорейшего выполнения Минского соглашения.

Но постпред России Александр Грушко вкладывает в это иное содержание, чем генсек НАТО Столтенберг и 28 послов стран альянса.

По Столтенбергу, «Россия несет существенную ответственность» за то, что в Восточной Украине до сих пор не соблюдается прекращение огня». НАТО и Россия расходятся во всем — в фактах, толкованиях и оценке ответственности за кризис. Многие члены НАТО высказали глубокое несогласие с Россией, когда она изображает события на Украине гражданской войной. Это Россия, по словам генсека НАТО, «дестабилизирует Восточную Украину, поддерживая сепаратистов, поставляя им боеприпасы и военную технику, командные кадры. Поэтому несет особую ответственность за продолжение конфликта.

Посол Грушко парирует. Мол, Россия тут вообще с краю. Она не подписывала Минского соглашения, а прекращение огня и другие военные аспекты перемирия должны соблюдать стороны «гражданской войны на Украине», прежде всего, Киев. Напротив, уверен он, НАТО несет ответственность за напряженность на Донбассе, потому что подготовленные натовскими инструкторами вооруженные силы, контингенты, подразделения не только ВС Украины, но и спецсил ротируются на границе в зоне кризиса, создавая дополнительное напряжение с военной точки зрения и с точки зрения безопасности.

Натовская сторона настаивает прежде всего на выполнении военных аспектов Минского соглашения (чтобы не стреляли, отвели тяжелые вооружения и допустили мониторинг ОБСЕ), российская — на «политическом пакете» (признании Киевом фактической независимости отдельных районов Донецкой и Луганской областей).

Второй вопрос повестки дня — прозрачность военной активности и снижение рисков. По словам Столтенберга, в последние годы прозрачность разительно уменьшилась на фоне усиления военной активности и воинственной риторики с российской стороны. Соответственно, риск случайных столкновений и инцидентов многократно вырос. Натовцы упрекают Россию, что она перестала соблюдать согласованные в свое время в рамках ОБСЕ правила проведения учений: с обязательным присутствием наблюдателей и предварительным оповещением. Москва увлеклась «внезапными проверками» с мобилизацией сразу тысяч единиц личного состава, о чем не уведомляет партнеров по ОБСЕ.

Разрывая два года назад сотрудничество с Россией из-за Крыма и Украины, натовцы заявили, что сохраняют политический диалог на уровне послов и выше, а также «горячие» линии контактов между военными. Совет Россия-НАТО формально существовал, но не собирался, хотя политический диалог шел. Генсек Столтенберг встречался с министром Лавровым, а заместитель генсека Вершбоу — с постпредом Грушко. Почему тогда натовцы выступили с инициативой провести это заседание? Почему оно созвано сейчас, а не годом раньше или годом позже? 

Во-первых, рассказал мне натовский чиновник, трагические случайности (подобные сбитому турками Су-24) все более вероятны, и это беспокоит. Во-вторых, на созыве Совета настояла Германия, которая вступает в права страны-председателя ОБСЕ и хотела бы прославить свое председательство обновлением документов о мерах безопасности и доверия в Европе. По словам Столтенберга, ряд стран НАТО выдвинули предложения по модернизации Венского документа по транспарентности в военной сфере.

Инцидент 13 апреля в международных водах Балтийского моря у берегов Польши стал на встрече отдельной темой.

Американский посол Льют утверждал, что упражнения российских летчиков в высшем пилотаже около американского эсминца «Кук», находившегося в рутинном походе в международных водах у берегов Польши, были опасными.  А посол Грушко, наоборот, считает само нахождение американского корабля в 70 километрах от российской военно-морской базы в Калининградской области «попыткой военного давления на Россию».

Посол Грушко видит корень зла глобально: в расширении НАТО на восток, усилении натовского военного присутствия в восточных странах альянса. Диалог о мерах по укреплению доверия между Россией и Североатлантическим альянсом невозможен без конкретных шагов по снижению военной активности НАТО у границ РФ, заявил он.

Представители Польши и стран Балтии, наоборот, заверяли его, что не НАТО на них расширялось, а они стремились вступить в альянс и при первой же возможности. Что военная активность НАТО на их территориях и в их водах нужна прежде всего всего им, чтобы жить спокойнее рядом с соседом, который оттяпал у Украины целый полуостров и организовал на ее территории две «народных республики».

Россия и НАТО согласны, что уровень военной безопасности в Европе понизился, но по разному видят причины этого, заключил посол Грушко.

Пожалуй, только по Афганистану у НАТО и России мало разногласий. Нестабильность там грозит террористической угрозой как натовским странам, так и России. Коалиция во главе с США и НАТО играет практически монопольную роль в замирении Афганистана. Роль России ограничена. Может быть, поэтому, как отмечают участники встречи, посол Грушко в более черных тонах обрисовал ситуацию в Афганистане, чем его натовские коллеги, которые все же надеются на успех своей миссии.

— Когда следующее заседание? Или ждать еще два года? — спрашиваю у натовского дипломата, который был на дискуссии «Овальном зале».

— А никто не поднимал этого вопроса, поэтому и не обсуждали. Французский постпред как-то взкользь выразил надежду на проведение встречи до июльского саммита НАТО в Варшаве. Но даже согласование повестки дня за такой срок потребовало бы очень активной работы, которая при нынешнем состоянии контактов нереальна.

В общем согласились, что такие встречи полезны. Но о конкретных сроках никто не заикался.

Для России, как следует из слов ее постпреда, в проведении таких встреч и вообще регулярных контактов с НАТО нет большой необходимости: «На сегодняшний день Россия не испытывает абсолютно никакого дискомфорта от отсутствия сотрудничества с НАТО, потому что по всем проблемам безопасности, которые затрагивают РФ и даже другие страны, мы сотрудничаем в других форматах и кооперируемся со всеми партнерами, которые готовы к этому», — сказал посол Грушко журналистам. — Если ситуация повернется в сторону позитивной повестки дня, то почему бы не провести? Проблема в том, что на сегодняшний день у нас с НАТО нет позитивной повестки дня».

Позитивная повестка может появиться только когда НАТО вернется в отношениях с Россией к «бизнесу как обычно». При нынешних позициях по Украине это невозможно. «Крымнаш» похоронил отрудничество, создал обстановку, в которой стороны будут тратить больше денег на военное соревнование. У НАТО, члены которого не торопятся довести свои военные расходы до требуемых двух процентов ВВП, есть резервы. России будет сложнее.

Чего можно ждать в перспективе? НАТО будет продолжать взятый после Крыма курс на «сдерживание» России, стараясь сохранять необходимый для собственной страховки диалог. Облегченный вариант модели времен холодной войны.

Как сказал генсек Столтенберг, НАТО «уделяет особое внимание сдерживанию не потому, что собирается воевать, а потому, что хочет предотвратить конфликты». По мнению Грушко, проводить политику сдерживания и говорить о мерах доверия — вещи едва ли совместимые.

В одном факт созыва Совета Россия-НАТО был очевидной победой Кремля. В Брюссель направили съемочные группы все федеральные российские телеканалы. Для них главным результатом было подтверждение уже навязшего в зубах пропагандистского припева: Запад понял, что без России ничего нельзя решить и сам упал в ноги. Который, кажется, стал главным смыслом внешней политики Кремля. Приглашение приняли, но остались непреклонны. Припев пропагандистов буквально повторил дипломат Грушко: «Это признание того, что проект под названием «изоляция России» не состоялся. Очевидно, что без России невозможно решить или урегулировать ни одну международную проблему».

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera