Сюжеты

Протесты начинаются в субботник

Почему накал гражданского противостояния вокруг парковых зон и исторической застройки в Москве будет только возрастать

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 43 от 22 апреля 2016
ЧитатьЧитать номер
Общество

Дмитрий Ребровкорреспондент

Почему накал гражданского противостояния вокруг парковых зон и исторической застройки в Москве будет только возрастать


Памятник эпохи конструктивизма — Таганская АТС — новая точка протеста в Москве. Здания хотят снести / ТАСС

Пока градозащитники пытаются не допустить разрушения исторического здания Таганской телефонной станции, а экологи бьют тревогу из-за сокращения зеленых насаждений в Москве, защитники столичных парков объединяют усилия с политическими активистами. 23 апреля они договорились выступить единым фронтом, превратив городской субботник, объявленный властями, в «сетевой» протестный митинг.

Планы городских властей снести конструктивистское здание Таганской телефонной станции 1929 года на Покровском бульваре в центре Москвы неожиданно вызвали резкий протест городских активистов. 21 февраля состоялся народный сход в защиту исторического здания, а петиция против сноса за считанные дни собрала более 22 тысяч подписей.

Читайте также:

На сход в защиту исторического здания в центре Москвы пришли провокаторы

Ранее, в феврале, Мосгорнаследие отказалось признать Таганскую телефонную станцию объектом культурного наследия, а 8 апреля власти выдали ордер на снос здания.

«По малообразованности в России не принято ценить памятники конструктивистской архитектуры. Во всем мире все, что связано с авангардом начала ХХ века, считается золотым фондом, — говорит Алексей Клименко, искусствовед, архитектор и защитник исторической Москвы. — Архитектурный авангард — это объемная визуализация художественных достижений авангарда, это то, чем мир гордится, даже если само здание современному москвичу может показаться слишком скучным. Невозможно представить, что был бы снесен, например, памятник архитектуры Баухаус в центре Берлина».

Здание подстанции на Покровском бульваре стало очередной горячей точкой, на время отвлекшей внимание общественности от Тимирязевки, скандалы вокруг которой, несмотря на требование президента во время «Прямой линии» оставить земли академии «в покое», так и не утихли. В течение всей недели «Новая» следила за развитием событий на этом фронте.

 

Деньги за рыбу


Защитники Тимирязевской академии / ТАСС

В воскресенье, 17 апреля, в СМИ попали результаты проверки Росимуществом Тимирязевской академии, состоявшейся осенью 2015 года, накануне назначения нового ректора. Кроме незначительных нарушений внимание журналистов привлекла специфическая хозяйственная деятельность ряда подразделений Тимирязевки. Выяснилось, что, например, экспериментальные пруды академии сдаются под платную рыбалку. Все это бросает тень на искренность защитников академии — за что они все-таки боролись: за неприкосновенность научных баз или собственные коммерческие интересы?

«У нас большинство научно-производственных объединений работают на хозрасчете, то есть обеспечивают себя самостоятельно. А мы на их базе учим студентов, на фоне хронического недофинансирования, это разумный выход», — объясняет проректор по научной работе Алексей Голубев, к которому «Новая газета» обратилась за разъяснениями. По его словам, свою коммерческую деятельность академия никогда не скрывала, но вся торговля ведется в рамках устава и через кассу, то есть легально. «Учиться нужно на производстве, ведь прикладная наука подразумевает реальный результат. Например, у нас в лаборатории полеводства выращивается клубника, которая не болеет, а потом мы эту клубнику продаем, как и другие саженцы. Создана технология, она совершенствуется на практике, почему бы нам на этом не зарабатывать», — подчеркивает проректор.

Важно отметить, что документа, подтверждающего возвращение земель, ни у инициативной группы, взбунтовавшейся против отторжения земель, ни у руковод­ства академии до сих пор нет.

«Бумаги о том, что земли возвращены академии, мы не видели, ровно неделю назад мы написали письмо Шувалову, но ответ будет только через 30 дней», — объясняет старший преподаватель кафедры архитектуры и член инициативной группы Ксения Ястребова. Ректорат, на первых порах дистанцировавшийся от инициативной группы, созданной ученым советом еще 28 марта, теперь уверяет, что с активистами у них лишь «эстетические разногласия». «Руководство вуза не устранялось, просто инициативной группе хотелось более активных действий, и надо сказать, что благодаря им во многом к ситуации удалось привлечь внимание», — признает теперь проректор по научной работе Алексей Голубев. Но отчасти взаимное недоверие все-таки осталось.

На вопрос о том, как академия собирается выстраивать свои отношения с Министерством сельского хозяйства, выступившим в конфликте как главный лоббист застройки земельных угодий, Алексей Голубев тяжело вздыхает и после продолжительной паузы заключает: «Это очень сложный вопрос».

От себя добавим: это и вопрос политический. Многомиллионная аудитория «Прямой линии с президентом» слышала. А министр Ткачев?

 

Проблемы роста

Впрочем, Тимирязевка — только один из целого ряда вспыхнувших в последнее время конфликтов по поводу девелопмента столичных зеленых территорий.

«Площадь зеленых насаждений в Москве стабильно уменьшается», — утверждает эксперт Гринпис России Василий Яблоков. По его данным, в период с 2000 по 2015 год территория зеленых зон сократилась в Москве более чем на 669 гектаров.

Основные причины сокращения — вырубка и «естественная гибель». «Какие-то потери связаны с коммерческой застройкой, возведением многоэтажек, торговых центров. Часть деревьев становится жертвой неправильной обрезки, когда рабочие спилили не те ветки и растение погибло», — объясняет Яблоков.

Департамент природопользования и охраны окружающей среды города Москвы не согласен с экологами. «Удельный вес озелененных территорий различного назначения в пределах города Москвы (в старых границах) составляет 54,5% от общей площади города», а в целом «динамика изменения площади зеленых зон за последние годы положительная», — утверждается в ответе, полученном «Новой» от департамента.

В рамках действующей городской программы «Миллион деревьев» за два с половиной года было озеленено более 9,5 тысячи московских дворов. Городские службы высадили более 1 миллиона 150 тысяч деревьев и кустарников. (На весну 2016 года запланировано озеленение еще 1747 дворовых территорий.)

Но компенсировать ежегодные потери саженцами просто невозможно, парируют эксперты Гринпис: «Саженцам еще предстоит вырасти, а это может занять не один десяток лет, задачей городских властей должно стать сохранение максимального количества взрослых деревьев». «Незастроенными в столице сейчас остаются только зеленые зоны. Именно за счет последних в значительной степени в городе и увеличивается число квадратных метров», — убежден Василий Яблоков. Именно с этим, по его мнению, связан рост локальных гражданских конфликтов. Чтобы выжить, отрасль вынуждена осваивать все новые площади, а стало быть, в городе будут возникать и новые очаги противостояния.

 

Метро вместо парка

За желтоватым зданием кинотеатра «Спутник» — сетчатый забор. Тут, в Лефортове, будет вестибюль очередной станции метрополитена. Еще недавно на месте забора был живописный парк. Теперь два десятка лип, чудом уцелевших, одиноко теснятся по периметру строительной площадки. Это все, что осталось от сквера.

Несмотря на то, что последние уцелевшие липы находятся за пределами стройки, по плану под ними должны пройти коммуникации. А стало быть, и они подлежат вырубке. На руках у застройщика имеется документ — карта с указанием, какие деревья должны быть уничтожены. Документ подлинный, выдан городскими властями в соответствии с утвержденным проектом. У самых стен кинотеатра три свежих пня — это те деревья, которые застройщику ликвидировать удалось, на защиту остальных встали местные жители. И вырубки пришлось прекратить.

Ежедневно за сквером следят около тридцати волонтеров. Как только рядом со строительным забором паркуется техника — активисты окружают машину. «Мы требуем пересмотра уже выданных разрешений, коммуникации можно провести и подземным способом, не уничтожая остатков сквера», — объясняет активист Глеб Антонов.

«Субподрядчик нам попался порядочный, даже устных предупреждений достаточно, чтобы он прекратил работы», — замечает он. В распоряжение «Новой газеты» он предоставил официальные ответы, направленные ему городскими чиновниками. В письме за подписью начальника Управления государственного экологического контроля Крикуненко столичный департамент охраны окружающей среды рапортует: «Нарушений природоохранного законодательства в части вырубки деревьев во время проверки не выявлено». Но местные жители и не оспаривают законность этих действий, их интересует целесообразность: «Решение было принято через нашу голову. Жителей никто не спросил, желаем ли мы сохранить сквер. А мы желаем».

 

Под ударами ЧОПа

23 апреля, ко дню общегородского субботника, объявленного властями, московские защитники парков договорились провести масштабную сетевую децентрализованную акцию в форме одиночных и групповых пикетов.

Каждая инициативная группа в своем районе выйдет автономно, но под общими лозунгами. «Если все пикеты провести в один день, государственным органам будет сложнее противодействовать нам, а в случае необходимости для координации и помощи активистам мы организуем колл-центр, по образцу тех, что действовали во время больших маршей», — объясняет один из авторов акции, член Комитета протестных действий Сергей Шаров-Делоне, соорганизатор многих оппозиционных митингов.

Впрочем, еще в начале марта четыре инициативные группы («Дубки», «Парк Дружбы», защитники Парка на Ходынке и Парка у Кронштадтского бульвара) — подписали меморандум об объединении усилий.

«Одной из задач такого объединения должна стать помощь активистам, пострадавшим от действий ЧОПа и полиции», — сообщила «Новой газете» координатор одной из групп Юлия Галямина. В ходе недавних столкновений ее активистов, протестующих против строительства многоквартирного дома в охранной зоне парка «Дубки» на севере столицы, с сотрудниками ЧОПа и полицией, арестованными оказались трое, еще двое попали в больницу, один из защитников — с серьезными травмами. Утром 18 апреля тут произошли новые столкновения, обернувшиеся новыми задержаниями.

«После первых драк гражданских активистов с частными охранными структурами, которые случились на территории «Парка Дружбы» еще осенью, мы ставили вопрос о творящемся беспределе на заседаниях Общественного совета при ГУ МВД Москвы, — напоминает правозащитник и руководитель движения «За права человека» Лев Пономарев. — Тогда полицейские чины согласились, что «с этим надо кончать», но не предприняли никаких мер, в итоге история повторилась в «Дубках». По мысли правозащитника, неформальный «Координационный совет инициативных групп по защите парков и иных зон общего пользования города Москвы» может стать долгожданной площадкой для развития диалога.

Читайте также:

«А данная гражданка сидит на заборе и мешает проезду спецтехники»

«Идея единой акции звучит неплохо, мы пользовались подобной «сетевой» технологией зимой, и тогда полиции действительно было сложно справиться с серией пикетов, разбросанных по всему району, но договориться со всеми инициативными группами, которых по городу на данный момент можно насчитать порядка тридцати, будет совсем не просто», — отмечает Галямина. Она подчеркивает, что зачастую внутри протестных групп не наблюдается должного единства, а процесс координации может затянуться на долгие недели.

К примеру, лефортовская группа, несмотря на то, что принимала участие в ряде митингов по «Дубкам» и, более того, поддерживает постоянные отношения с некоторыми другими сообществами, в акции 23 апреля все-таки участвовать не собирается: «Мы не верим в одиночные пикеты, это пустая трата времени», — признается Антонов.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera