Сюжеты

Путь из карателя в разбойники

Украинец Сергей Литвинов все-таки получил в России восемь с половиной лет строгого режима

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 43 от 22 апреля 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Виктория Макаренкособкор в Ростове-на-Дону

Украинец Сергей Литвинов все-таки получил в России восемь с половиной лет строгого режима


Фото: Антон Наумлюк, специально для «Новой газеты»

По версии обвинения летом 2014 года в с. Колесниково (Луганская область, Украина) вместе с двумя неустановленными вооруженными мужчинами Литвинов избил россиянина Александра Лысенко и отобрал у него два автомобиля — УАЗ-452 и старенький Opel Frontera. Адвокат осужденного Виктор Паршуткин убежден в невиновности своего подзащитного и уверен, что тот оказался жертвой большой политики. Среди других процессов над украинцами, которые уже прошли и еще идут в российских судах, дело 33-летнего Сергея Литвинова стоит особняком. Удивительного тут предостаточно — от фигуры самого подсудимого до чудных кульбитов российских силовых ведомств.

Впервые имя Сергея Литвинова появилось в публичных высказываниях представителей СКР 1 октября 2014 года. К тому времени Следственный комитет возбудил большое «украинское дело» по ч. 2 ст. 105 (убийство двух и более лиц) и ч. 1 ст. 356 УК РФ (ведение войны запрещенными средствами и методами) на территории «Луганской и Донецкой народных республик». Обвиняемыми в этом деле значились неустановленные бойцы ВСУ, батальона спецназначения «Днепр», боевики запрещенной в РФ организации «Правый сектор» и вполне конкретные персоны — экс-губернатор Днепропетровской области Игорь Коломойский, министр МВД Украины Арсен Аваков, Надежда Савченко и Сергей Литвинов. Последнего пресс-секретарь СКР Владимир Маркин называл «рядовым батальона «Днепр».

До войны «рядовой» вел вполне мирную жизнь — закончил 7 классов спецшколы для детей с отклонениями в развитии, писать почти не научился, из-за ряда заболеваний в армию призван не был, жил в с. Камышное (4 км от украино-российской границы) с женой и 14-летней приемной дочерью, работал скотником в местном агрохозяйстве, потом — у местного зажиточного предпринимателя.

Но когда на юго-востоке Украины начались боевые действия, бывшего полуграмотного скотника как подменили: он «лично совершал убийства не принимавших участия в военном конфликте гражданских лиц, в том числе женщин и детей, проживавших в поселках Меловое, Широкий, Макарово и Камышное, руководствуясь лишь анонимными доносами». В итоге набралось 39 трупов.

Ловить Сергея Литвинова и заставлять его в чем-то сознаваться российским оперативникам не пришлось — 13 августа 2014 года он сам перешел на российскую сторону, чтобы вылечить больной зуб.

В Тарасовской районной больнице флюс вскрыли и оставили Сергея на 11 дней в стационаре. Соседями по палате оказались раненые ополченцы «ЛНР», которым их новый товарищ показался подозрительным. Бойцы сообщили о нем в УФСБ — 22 августа Сергея Литвинова задержали, он признался в убийствах и изнасилованиях, через несколько дней ему предъявили обвинения по ч. 2 ст. 105 и ч. 1 ст. 356 УК РФ (убийство двух и более лиц и ведение войны запрещенными методами) и этапировали в Москву.

 

Работа над ошибками

В столице Литвинова поместили в СИЗО-5, где его и нашли украинские дипломаты, российские и украинские правозащитники. Защитой Сергея Литвинова (в январе 2015 года отказавшегося от своих признательных показаний) занялся адвокат Виктор Паршуткин. Ему, дипломатам и правозащитникам Литвинов сказал, что однажды из больницы его забрали трое людей в камуфляже и в масках, отвезли в лес и там истязали (подвесили вниз головой к дереву, подводили электрический ток к рукам и ногам, били по животу, груди, голове, стреляли рядом с ухом, порезали ножом бедро, чуть не утопили). Чтобы прекратить пытки он сознался в «массовых убийствах», имена жертв выдумал.

Читайте также:

Члены ОНК Москвы побывали в СИЗО у Сергея Литвинова, обвиняемого в убийстве мирных жителей Донбасса

Позже слова Литвинова о пытках («с целью дачи признательных показаний об участии в карательных операциях батальона «Днепр») подтвердила и судебная психолого-психофизиологическая экспертиза, назначенная следствием. Кроме того, эксперты обнаружили серьезные противоречия в признательных показаниях «карателя» относительно его участия в изнасилованиях и убийствах.

Со своей стороны следствие приняло к сведению информацию от консула Украины Геннадия Брискаленко о том, что Литвинов никогда не числился в батальоне «Днепр», жители указанных им сел о совершенных им зверствах не слышали, заявлений в полицию не писали, жителей с фамилиями, названными Литвиновым в качестве жертв убийств и изнасилований, в селах нет. Ни в моргах, ни в обозначенных «карателем» местах трупов тоже не нашли.

25 ноября 2015 года СКР прекратил уголовное дело «о совершении Литвиновым убийств и применении в вооруженном конфликте запрещенных средств и методов ведения войны».

— За всю свою практику я впервые вижу, чтобы следствие отказалось от своего же обвинения, — говорит Виктор Паршуткин.

— Видимо, когда следователи поняли, что в суде присяжных «карательное» дело со стопроцентной вероятностью развалится, нужно было как-то выходить из абсурдной ситуации. Тогда и появились итоги экспертизы о пытках и о том, что все злодейства Литвинова — плод его (а не следствия) фантазии.

Но на свободу бывшего «карателя» так и не выпустили — в том же ноябре 2015 года ГСУ СКР завершило расследование другого уголовного дела в отношении Литвинова. На этот раз за «разбой».

 

Телевизор в помощь

О том, что Литвинов разбойник, следствию рассказал гражданин России Александр Лысенко. Летом 2014 года он находился во дворе своего дома в с. Колесниковка (Луганская область, Украина). Во двор зашли трое мужчин — двое были в камуфляжной одежде и вооружены автоматами Калашникова, их Александр Лысенко не знал, а третьим был Литвинов.

Вооруженные мужчины, по словам потерпевшего, избили его и отобрали ключи от двух принадлежавших Лысенко автомобилей — УАЗ-452 и Opel Frontera. УАЗ был на ходу, Opel стоял без аккумулятора. Разбойники подцепили легковушку к УАЗу и угнали обе машины. Ни за медпомощью, ни в полицию Лысенко обращаться почему-то не стал — на следующий день перешел украино-российскую границу в районе с. Мамотское, где у него тоже есть дом. В полицию решил обратиться только через год — в июле 2015 года: тогда Литвинова как «карателя» показывали по многим российским каналам, и он узнал своего обидчика. Следователи ему поверили — против украинца было начато новое расследование. В январе 2016 года дело Литвинова передали в Тарасовский районный суд Ростовской области.

Подсудимый вину отрицал полностью, сказал, что потерпевшего Лысенко видит в первый раз и в с. Колесниковке никогда не был.

Адвокат Виктор Паршуткин, настаивающий на политической подоплеке дела Литвинова («Как и другие процессы украинцев в РФ, это дело было возбуждено в момент ведения боевых действий, чтобы возбудить ненависть между народами Украины и России»), среди прочих противоречий обратил внимание суда на два основных момента. Первый — сомнения в том, что потерпевший пересекал границу летом 2014 года. Участок в районе с. Мамотское контролируют украинские пограничники, согласно сведениям которых Лысенко последний раз пересекал границу в феврале 2014 года. Российская погранслужба дать аналогичную информацию отказалась.

Второй момент — отсутствие у Лысенко документов, бесспорно подтверждающих его право собственности на угнанные автомобили. На Opel он предъявил свидетельство о регистрации 1996 года. А согласно справке ГАИ Украины, автомобиль до 1997 года был зарегистрирован на другого человека, к тому же госномера (обозначенные Лысенко в свидетельстве) значатся за «Жигулями», объявленными в розыск. На УАЗ Лысенко (заявлявший, что всегда имел только российское гражданство) представил страховой полис, выданный человеку с его паспортными данными, но гражданину Украины.

Читайте также:

Почему Москве пора взять управление минским процессом на себя. Мнение Алексея Полухина

Присутствующие на каждом судебном заседании украинские консулы также уверены в искусственности предъявленных Литвинову обвинений: его «карательное» дело понадобилось, чтобы создать образ жестокого украинского бойца, уничтожающего мирное население пророссийского Донбасса, а затем — оправдать российскую помощь ополченцам самопровозглашенных «ДНР-ЛНР».

Однако гособвинение посчитало вину Литвинова доказанной — прокурор попросил приговорить его к 9 годам колонии строгого режима. Судья дала меньше на полгода. Защита намерена обжаловать приговор.

Ростов-на-Дону

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera