Мнения

Мешок офшоров

«Панамагейт» не уходит в песок и превращается из крупнейшего медийного скандала XXI века в большое расследование на уровне правоохранительных органов

Фото: «Новая газета»

Этот материал вышел в № 44 от 25 апреля 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Алексей Полухиншеф-редактор

«Панамагейт» не уходит в песок и превращается из крупнейшего медийного скандала XXI века в большое расследование на уровне правоохранительных органов

Наш мир становится все более оцифрованным и виртуальным, но тем выше радость простых тактильных ощущений. Например, когда панамский скандал только начинался, в нем фигурировали терабайты информации, которую неизвестный доброжелатель выкачал с серверов компании-регистратора Mossack Fonseca и передал по каналам электронной связи в редакцию Suddeutsche Zeitung. Прямо как в «Матрице».

Но в прошлую пятницу в бумагохранилище регистратора наведались панамские маски-шоу, которые вынесли с собой мешки бумаги, прошедшей основательную обработку шредером. Только представьте себя на месте крепкого мулата в камуфляже и черной маске (в ней невыносимо душно в тропической жаре), который флегматично тащит пластиковый пакет для мусора, а в нем — измельченные миллиарды долларов, тайны премьер-министров, олигархов и наркобаронов…

«Панамагейт» не уходит в песок и превращается из крупнейшего медийного скандала XXI века в большое расследование на уровне правоохранительных органов. Панамские прокуроры работают «на земле», но они едва ли дотянутся до кого-то, кроме местных дельцов, честно выполнявших грязную работу. Зато в США за дело взялся прокурор Южного округа Нью-Йорка Прит Бхарара, известный по таким кейсам, как борьба с торговлей инсайдом на Уолл-стрит и азиатскими этническими бандами, не говоря уж о Викторе Буте, за процесс против которого он удостоился попадания в первый «антимагнитский» список РФ.

Но пытаться искать «российский след» в привлечении Бхарары к офшорному скандалу не стоит. Сейчас уже и на уровне Кремля, очевидно, существует понимание, что «панамагейт» не был акцией американских спецслужб, направленных непосредственно против нашей страны и ее высшего руководства. Равно как не был главной мишенью премьер-министр Исландии или глава службы исполнения наказаний Армении, лишившиеся своих постов.

Целью удара были не конкретные клиенты, а сама площадка. Кому теперь придет в голову хранить свои миллиарды и свои секреты в Панаме?

Несмотря на изобилие предложений на мировом рынке офшоров, крупнейших игроков на нем не так уж и много — отсюда и необъяснимая на первый взгляд концентрация разномастных клиентов в одной и той же Mossack Fonseca. Репутация юрисдикции похоронена.

Вспомним, что некоторое время назад безопасной тихой гаванью перестал быть Кипр: когда под давлением Евросоюза местные власти были вынуждены фактически экспроприировать часть денег, хранившихся в местных банках.

Все более эфемерной становится и банковская тайна в Европе. По мотивам «панамагейта» страны ЕС договорились о запуске системы автоматического обмена информацией о реальных владельцах активов. Пока в режиме пилота. Но уже обсуждается возможность присоединения к проекту неевропейских участников «большой двадцатки».

Такими темпами «нормальных» офшоров скоро и вовсе не останется. Если, конечно, не считать страны и территории, находящиеся под прямой юрисдикцией или в зоне контроля США и Великобритании. Но нашим соотечественникам, учитывая геополитические реалии, прятать там деньги совершенно не с руки.

Получается, что в перспективе «панамский скандал» может сделать для деофшоризации российской экономики, а значит, и для национализации нашей элиты куда больше, чем все правительственные и президентские программы. Потому что все же лучше иметь дело со своим родным прокурором или важняком СК, чем с Притом Бхарара, в кабинете которого уже, наверное, стоят мешки измельченной бумаги.

Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera