Мнения

План для героя

Этот материал вышел в № 44 от 25 апреля 2016
ЧитатьЧитать номер
Политика

Анатолий Яковлевфилософ

 

Принято выделять два типа авторитаризма: мягкий и жесткий. Мягкий — это когда с вами могут сделать все что угодно, в любой момент, но пока или руки не дошли, или вам удалось спрятаться. Жесткий — когда полубогам приходит в голову поиграть с подданными в тюрьмы, психушки, убийства. Не эпизодически, не к праздникам и юбилеям, а всерьез, на полную катушку.

Но нам эта типология не подходит. В классическом авторитаризме все четко и ясно, а в нашем… И мерзостей сколько угодно, и все размыто, неясно, нечетко, неопределенно, в общем, мутновато и ничего не разберешь, даже если подойти поближе и хорошенько вглядеться.

Не имея выхода в практически уничтоженное публичное пространство, лишенные возможности публично оценивать и оспаривать решения, от которых зависит наша жизнь, мы становимся жертвами неопределенности: мы не знаем, чем все обернется, какие еще сюрпризы нас ожидают, наконец, что вообще происходит. Наш удел — фантазии, предположения, подозрения. И мы ничего не знаем ни об окружающей нас социальной действительности, ни о самих себе.

Иногда появляется ласкающая сердце дикая мысль, что, может, и нет никаких планов реставрации. Ну знает хоть кто-нибудь точно, в чем заключаются дневные «планы» наших ночных стражей? Молчат суровые защитники.

Сказали бы, на худой конец, что заготовленное для нас будущее — государственная тайна. Стало бы легче. Ведь так просто вежливо подойти и сказать: «Не волнуйтесь, мы хранители вашей судьбы, мы все знаем, контролируем, а вам ничего знать не положено. Сболтнете еще чего лишнего кому не надо. Что тогда с вами делать?»

Вот тогда стало бы понятно, на каком мы свете. Но никто ничего не говорит. На нас вообще почти не обращают внимания, и мы, естественно, начинаем беспокоиться: а вдруг балом в родном государстве правит не рациональный ум, а загадочная русская душа? Самобытная, народная, мятущаяся?

Возьмем, скажем, самобытность. Русские офицеры, например, любили играть в русскую же рулетку. Эполеты, ментик, кивер… красота! Что наша жизнь — игра.

Но нет, не подходит этот образ. В настоящей русской рулетке что-то все же происходит, а наш отчаянный с виду палец какой-то вялый. Ввергает и себя, и окружающих в состояние неопределенности, примерно такое же, какое испытывает девушка, когда милый опаздывает на свидание.

Или возьмем народность. Наконец сполна осознав, что окружающий мир нас разлюбил, но сладостно мечтая, что когда-нибудь он все равно попросит у нас прощения, мы между тем строим преграды и оборонительные рубежи на пути к собственной нормальности.

Нам не хватает героического начала. Нет настоящего драйва, и мы пробуждаемся, только когда на ухо шепчут: Родина в опасности. Трудности нам просто необходимы, а если их почему-то нет, то приходится их выдумывать. Мы сами загоняем себя в тупики, из которых потом героически выбираемся. Мы не мыслим себя без преодоления нами же созданного бардака. А разруливая годами творившийся нами же беспредел — чувствуем себя как рыбки в море, и нет границ нашей осведомленности о сотворенных нами же безобразиях, и нет пределов нашей справедливости в их искоренении.

И так было всегда: чем хуже нам было, тем лучше мы себя чувствовали. И сегодня тоже кажется, что наилучший способ вылезти из ямы, в которую мы залезли в предвкушении новых героических свершений, — это еще раз продемонстрировать изумленному человечеству чудеса стойкости и самопожертвования. И невероятной смекалки, присущей нашему научному гению.

Но кто же мы тогда? Не стала ли нашей новой национальной идеей, которую так долго искали лучшие мозги Отечества, возведенная в принцип неопределенность? Вполне возможно, что так оно и есть. Но если быть до конца откровенными, то даже это точно неизвестно. Увы! Ну хотя бы знаем, что ничего не знаем. Правда, если Сократ с этого начинал и вывел из этого целую философию, то мы этим заканчиваем. Из неопределенности следует что угодно, т.е. ничего, кроме самой неопределенности.

Друзья!

Если вы тоже считаете, что журналистика должна быть независимой, честной и смелой, станьте соучастником «Новой газеты».

«Новая газета» — одно из немногих СМИ России, которое не боится публиковать расследования о коррупции чиновников и силовиков, репортажи из горячих точек и другие важные и, порой, опасные тексты. Четыре журналиста «Новой газеты» были убиты за свою профессиональную деятельность.

Мы хотим, чтобы нашу судьбу решали только вы, читатели «Новой газеты». Мы хотим работать только на вас и зависеть только от вас.
Вы можете просто закрыть это окно и вернуться к чтению статьи. А можете — поддержать газету небольшим пожертвованием, чтобы мы и дальше могли писать о том, о чем другие боятся и подумать. Выбор за вами!
Стать соучастником
Рейтинг@Mail.ru

К сожалению, браузер, которым вы пользуйтесь, устарел и не позволяет корректно отображать сайт. Пожалуйста, установите любой из современных браузеров, например:

Google ChromeFirefoxOpera